Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Пятница, 12 Мая 2017 11:57
Давид Степанян

Взгляд из Берлина: Решение карабахского конфликта за будущими поколениями

Взгляд из Берлина: Решение карабахского конфликта за будущими поколениями

АрмИнфо. Научный директор Германо-российского форума, член правления Совета российской экономики в Германии, немецкий политолог Александр Рар в интервью АрмИнфо рассуждает о существующих и новых угрозах и вызовах безопасности Южного Кавказа. Комментирует возможность размораживания карабахского конфликта, кавказскую политику России.  

С каких векторов, на Ваш взгляд, сегодня исходят основные вызовы и угрозы  безопасности Южного Кавказа?

С одной стороны, конечно, от нерешенных территориальных вопросов. С другой – от конфликтов вокруг атомной программы Ирана. Еще одной угрозой является трансферт проблем Ближнего и Среднего Востока, идеологии исламизации, военными, геополитическими аспектами в ваш регион. Южный Кавказ, к сожалению, весьма взрывоопасный регион. При этом, в краткосрочной и среднесрочной перспективе есть еще более опасный регион – Ближний Восток.  

Какое место во всех этих угрозах занимает карабахский конфликт. Это первый план или все-таки акценты в последние годы несколько сместились?

Расставить по очередности эти три региональных вызова на самом деле достаточно трудно. Думаю, что все три имеют перспективу стать главным. Причем, в любой момент. Нагорный Карабах – проблема Армении и Азербайджана, но ведь еще есть Южная Осетия, хотя, думаю, в Абхазии все будет в порядке. При этом, нужно помнить, что интенсификация военных действий в Сирии, развал Ирака в любой момент могут привести к серьезным последствиям в Турции или южно-кавказском регионе. Как это будет выглядеть точно, сказать сегодня трудно, но нужно понимать, что в регионе, в котором годами идет война, сталкиваются радикальные идеологии, воюют не на жизнь, а на смерть появляются очень большие вызовы и проблемы. И все эти вызовы и проблемы не могут не чувствоваться соседними странами, распространяя нестабильность и на них. Это землетрясение, которое распространяется кругами. На мой взгляд, в этом свете, нынешняя американская администрация взяла очень жесткий курс на Иран. И если Дональду Трампу удастся разоружить или достигнуть достаточных успехов в политике сдерживания Северной Кореи, он неминуемо возьмется за Иран. Это тут же приведет к еще большей милитаризации и так милитаризированного Южного Кавказа. Очень сложно придется в этой ситуации, конечно, Армении имеющей с Ираном, да и с Россией тоже самые лучшие отношения среди всех стран Южного Кавказа. Поэтому в случае взрыва Ирана, а подобный потенциал сохраняется, его отголоски будут еще долго перехлестываться на Южный Кавказ.

Видите ли Вы перспективы образования тандема Израиль-Азербайджан в случае реализации военного сценария против Ирана. Как это может отразиться, к примеру, на карабахском конфликте?

В Европе и Германии очень заинтересованы в сохранении карабахского конфликта в спокойном состоянии, чтобы взрывов подобных взрыву в апреле прошлого года не происходило. И в этом направлении, в том числе германскими дипломатами ведется очень серьезная работа. Еще одна война на постсоветском пространстве, война в которую будет втянута ядерная держава – Россия у которой и так хватает проблем с Украиной и Европой, нам не нужна. Поэтому тут нужно приложить все силы, все усилия для его сохранения хотя бы в замороженном состоянии. Думаю, карабахский конфликт будет решен только следующими поколениями армянских и азербайджанских политиков. Думаю, что это нормальный сценарий, так как я вижу, что нынешнее поколение его решить неспособно. Нынешнее руководство Армении живет духом карабахской идеи. Руководство Азербайджана в основном представлено детьми участников карабахской войны. Поэтому, даже не будучи большим специалистом по Карабаху, я вижу, что в этом поколении он не решаем. И я это говорю вовсе не потомe, что собираюсь подлить масло в огонь, наоборот, на примере Германии могу сказать, что послевоенное и даже следующее поколение никак не могло решить вопрос воссоединения нашей страны. Западногерманская позиция в этом смысле всегда выглядела аналогично тайваньской и гонконгской – ждать воссоединения исключительно мирным путем. Решения проблемы поколением достаточно отдаленным от жарких, кровопролитных событий прошлого и потому способного решать ее хладнокровно, обдуманно, посредством поиска и нахождения компромиссных решений.     

С точки зрения расширения ареала гибридных войн, ведущихся на территории Украины, Сирии, Ирака, тлеющий, неурегулированный Нагорный Карабах являет собой немалый соблазн. Может ли быть предпринята попытка его разогрева в вышеупомянутом контексте?

Я очень надеюсь, что этого не будет, хотя подобная угроза, безусловно, просматривается. Конечно, можно выстраивать самые различные геополитические стратегии, основанные на самых различных, зачастую ничем не обоснованных амбициях. Однако, в той ситуации в которой сегодня мы все находимся, на фоне опасности возобновления конфликта вокруг Ирана, это было бы неправильно и непродуктивно. Я живу в западном информационном пространстве, где Нагорный Карабах той роли, какую он играет в вашем пространстве, не играет. Мы с ужасом смотрим на то, что может произойти на Корейском полуострове, на развал Сирии, Ирака, Афганистана, миграционные потоки в Европу и ожидающие нас в этой связи проблемы. Поэтому для Европы – самое главное - поиск любых возможностей позволяющих избегать конфликтов.

 

 

На днях в Азербайджан из России поступила новая партия наступательного оружия в виде бронетранспортеров. Хотелось бы получить Вашу оценку причин и целей оружейной политики Москвы.     

Должен сказать, что позиция России в данном вопросе достаточно непроста. Нужно помнить, что Москва быть арбитром между Азербайджаном и Арменией не может и не должна. Мешают стратегические союзнические отношения с Арменией. В то же время в энергетических вопросах Россия довольно сильно зависит от отношений и сотрудничества с Азербайджаном. И сохранение налаженных с азербайджанской элитой связей исходят из экономических и даже больших стратегических интересов России. Поэтому российская дипломатия в данном и сопутствующих вопросах, на мой взгляд, должна действовать с оглядкой на все что может произойти. При этом российская дипломатия достаточно понятна. Она не может, несмотря на союзничество с Арменией, двустороннее и в рамках ОДКБ и ЕАЭС, действовать против Азербайджана. Поэтому оружейная политика Москвы – это однозначно не только бизнес, но и геополитические интересы. Азербайджан, конечно, не является прямым союзником России, однако это ее важный стратегический партнер в очень сложной глобальной игре, которую мы все сегодня наблюдаем.                     

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
3349

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням