Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Пятница, 4 Ноября 2016 14:53

Давид Степанян

Роман Гришенин: “Мягкой силе” мы предпочитаем информационно-разъяснительные работы

Роман Гришенин: “Мягкой силе” мы предпочитаем информационно-разъяснительные работы

АрмИнфо. Заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова Роман Гришенин в интервью АрмИнфо рассуждает о существующем уровне армяно-российских отношений их геополитических предпосылках, общих угрозах и будущем. Дает определение “мягкой силе” в российской внешней политике, говорит о степени ответственности России в достижении урегулирования карабахского конфликта.       

События от “халатности” российских чиновников среднего звена в отношении Грачьи Арутюняна до заявлений на уровне правительства РФ в дни “апрельской войны” дают различным заинтересованным структурам в Армении повод для нагнетания атмосферы недружественности в отношении России. Где Вы видите корень проблемы и в чем ее решение?

При анализе существующей в армяно-российских отношениях ситуации, на мой взгляд, прежде всего, нужно исходить из существующих братских отношений. Безусловно, Армения была и остается в числе основных приоритетов российской внешней политики. В первую очередь для нас это стратегическое партнерство в военно-политической и экономической сферах. И чем шире враждебное окружение РФ, тем важнее для нас дружеские отношения с одним из основных геополитических и стратегических партнеров в лице Армении. На мой взгляд, политология является сферой, которая, к сожалению, зачастую приобретает чересчур эмоциональный окрас. В этом свете я призываю при анализе взаимоотношений между Арменией и Россией исходить исключительно из научных принципов. То есть пытаться начисто исключить из подобных анализов эмоции. Безусловно, Россия будет продолжать прилагать все необходимые усилия для роста как экономического, так и политического потенциала Армении. Мы также, безусловно, поддерживаем развитие демократических институтов в вашей стране, считая, что великое прошлое Армянского государства позволяет надеяться на великое будущее. 

А для чего России сегодня нужна сильная Армения? Для этого существуют необходимые геополитические предпосылки?

Я глубоко убежден в том, что наши народы тесно связаны не только исторически, религиозно, экономически и политически. Можно сказать, что наше дальнейшее совместное существование и добрососедство предопределено свыше. Что касается геополитической аргументации подобной заинтересованности России в Армении, то она опирается на взаимную заинтересованность в параллельном развитии экономик, военно-политического, предметного сотрудничества. Это, безусловно, и создаваемые с нуля транзитные коммуникации. А благоприятное расположение Армении в регионе говорит о необходимости укладывания в числе прочих всех этих кирпичиков в дальнейшее построение фундамента добрососедских и дружеских отношений между Арменией и Россией.

Успешные отношения, как правило, предполагают наличие общих интересов и общих угроз. Перечислите некоторые общие интересы, угрозы и вызовы Армении и России.

Внезависимости от возможных противоречий в формулировании вопросов национальной безопасности с научной точки зрения, в частности, в связи с вынужденной и исторически многовекторной внешней политики России, суть этой политики заключается в поддержании добрососедских, хороших отношений со всеми граничащими с нами странами. Так же, безусловно, что все эти государства находятся в сфере геополитических интересов России. Убежден, что посыл всегда должен быть исключительно дружеским. Россия категорически заинтересована с любой точки зрения в том, чтобы все эти государства оставались повернутыми к нам лицом. Я не открою чего-то нового, отметив в качестве общих вызовов и угроз Армении и России борьбу с международным терроризмом, незаконным распространением наркотических веществ. Борьба с терроризмом и экстремизмом, варьирующихся от религиозного до квазигосударственного, киберпреступностью. Это, безусловно, определение собственного места наших стран в создаваемой системе нового мирового порядка. Это необходимость национальной, религиозной идентичности, совместного развития, взаимовыгодного симбиоза двух государств, наций, народов. Тем более, что русские и армяне – разделенные нации. Русские – самая большая разделенная нация в мире, а армяне – нация, большая часть которой проживает за пределами Армении. Все эти угрозы создают обширное поле работы, которую нам в целях достижение больших результатов необходимо осуществлять вместе. Меры противодействия существенной части общих угроз достаточно успешно и на достаточно высоком уровне совместно вырабатываются в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Тем не менее, сотрудничество между соответствующими институтами России и Армении нам, безусловно, необходимо интенсифицировать и развивать и дальше.     

Как человек в силу специфики своей работы знающий о “мягкой силе” не понаслышке, оцените уровень ее задействования и успешность в сегодняшней внешней политике России хотя бы на постсоветском пространстве.

“Мягкая сила”, на мой взгляд, - некая дорога с двусторонним движением. Мы действительно часто слышим упреки в адрес Москвы, по некоторым оценкам, не уделяющей должного внимания задействованию “мягкой силы” в своей внешней политике. В том, что в этом вопросе мы зачастую проигрываем нашим западным оппонентам даже на постсоветском пространстве. Могу сказать, что мы, безусловно, не любим термина “мягкая сила” – “soft power” именно в том контексте, в котором он впервые был сформирован и озвучен Джозефом Наем. Тем не менее, мы предпочитаем говорить и проводить информационно-разъяснительные работы. Отличие “мягкой силы” от наших усилий в том, что мы стараемся передать нашим друзьям, тем государствам, к которым обращаемся частичку русской души, национального характера, национального величия, частичку национальной идеи России, которую, надо признать, нам еще предстоит сформировать. Однако, я уверен, что мы пытаемся все это сделать на более душевном уровне, тем более, что Россия даже не собирается оказывать выгодное нам контролируемое влияние на внутриполитические процессы в дружественных нам государствах. В чем, кстати, нас зачастую несправедливо упрекают.

Какова на сегодня роль карабахского конфликта в отношениях России с Арменией и Азербайджаном?

Я отношусь к нагорно-карабахскому конфликту как к величайшей трагедии некогда братских народов, имеющих историю совместного сосуществования, дружбы, взаимного проникновения культур. Считаю, что эту проблему нужно решать, что заключает в себе чрезвычайно большую ответственность как для Армении и Азербайджана, так и для стран, выстраивающих с ними отношения на основе принципов добрососедства. В качестве такой страны Россия также чувствуем на себе ответственность за нормализацию процесса урегулирования этого конфликта. И “Фонд Горчакова”, который я представляю, безусловно, готов и в дальнейшем прилагать максимум усилий направленных на разрешение карабахского конфликта в ближайшей исторической перспективе. Для нас это чрезвычайно важно, мы будем уделять этому самое пристальное внимание и готовы поддерживать любое мероприятие в направлении в первую очередь снижения градуса напряженности в первую очередь в публичных высказываниях политиков сторон конфликта. Главное сегодня – побороть hate speech, после чего уже можно будет заняться поисками возможностей достижения будущего консенсуса в вопросе окончательного урегулирования этого конфликта.            

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ
Манвел
Точно! Правду сермяжную, посконную и домотканную
Карен
Отлично интервью отражающее правду!!!

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
7852

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням