Понедельник, 11 Ноября 2019 12:44

Столтенберг: мозг НАТО жив

Столтенберг: мозг НАТО жив

АрмИнфо.В интервью Süddeutsche Zeitung Столтенберг ответил на слова Макрона о «смерти мозга НАТО». Чиновник объясняет, почему он хотел бы видеть более активное участие Германии в деятельности альянса, и рассказывает, как должна вести себя организация в турецко-сирийском конфликте.

 

Берлин По случаю 30-летия падения Берлинской стены в столице Германии собрались видные европейские политические деятели. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг также проведет несколько дней в Берлине — чтобы встретится с канцлером Ангелой Меркель, а также выступить с речью о НАТО как о «несущей конструкции трансатлантической безопасности».

Однако его визит омрачен высказыванием президента Франции Эммануэля Макрона. Как известно, в интервью журналу Economist он заявил о «смерти мозга» НАТО. В беседе с корреспондентами газеты Süddeutsche Zeitung бывший премьер-министр Норвегии не соглашается с мнением президента Франции, а также рассказывает о встрече глав государств и правительств в Лондоне, которая состоится через несколько недель. На этом небольшом саммите НАТО будет присутствовать и Дональд Трамп.

Süddeutsche: Господин генеральный секретарь, после слов Эмманюэля Макрона мы должны вас спросить: мозг НАТО действительно умер?

 

Йенс Столтенберг: НАТО сохраняет свою силу, а Северная Америка и Европа сегодня делают вместе больше, чем прежде. Мы укрепили нашу совместную оборону и впервые за много лет улучшили нашу командную структуру. Соединенные Штаты увеличивают военное присутствие в Европе, они направляют сюда больше солдат, больше инвестиций, и, кроме того, в настоящее время проводится больше учений. А европейские партнеры больше инвестируют в свою безопасность, и так происходит уже пять лет подряд.

 

 А разве президент Макрон не прав в другом отношении? Что касается НАТО, то речь идет не только о танках, но и о доверии. Доверие уменьшается, и это происходит из-за президента Соединенных Штатов.

— В НАТО всегда имеются разногласия, поскольку мы являемся альянсом, состоящим из 29 демократий. Различия во мнениях имеются и по вопросам торговли, и в области изменения климата, однако споры существовали и раньше — например, во время Суэцкого кризиса в 1956 году или войны в Ираке 2003 года. Сила НАТО состоит в том, что мы способны преодолевать существующие проблемы, а также охранять и защищать друг друга. НАТО — единственная платформа, в рамках которой жители Северной Америки и европейцы обсуждают связанные с обороной вопросы — и так происходит каждый день. Почти всегда мы приходим к единому мнению, но иногда наши мнения расходятся. В таком случае важно продолжать обсуждать между собой спорные темы.

 Но именно этого и не хватает президенту Макрону. Он жалуется на то, что североамериканцы и европейцы не обсуждают вопросы стратегии, не обсуждают важные темы и не координируют свои действия.

— Мы регулярно обсуждаем наши отношения с Россией, в которых делаем ставку на сдерживание и на оборону, но также на диалог. Это сильная позиция, поскольку мы приняли совместное решение, а в рамках Совета НАТО — Россия мы обсуждаем эти вопросы с Москвой. В течение многих месяцев мы обсуждали вопрос о нарушении Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности, а также о последствиях этих действий, мы обсуждаем вопрос о борьбе с терроризмом, а также о защите от угроз, исходящих из киберпространства. Об этих стратегических вопросах мы говорим каждый день.

 Но ведь это на самом деле проблема, когда президент большой страны и члена НАТО отвечает на вопрос о действии 5-й статьи о коллективной самообороне: «Я не знаю». Это должно вызывать озабоченность.

— Все 29 партнеров по НАТО твердо придерживаются положений статьи о коллективной самообороне Вашингтонского договора, в соответствии с которой нападение на одного члена альянса является нападением на всех союзников. Подобная приверженность существует не только на бумаге, мы видим ее в реальности. Последний боевой американский танк был выведен из Европы в 2013 году через порт Бремена. Но сегодня американцы вернулись с целой армейской бригадой, в составе которой очень много танков. Для меня не существует более сильного выражения союзнической солидарности. НАТО присутствует в Польше, а также на Балканах. И я хотел бы подчеркнуть то, в чем мы тоже едины: мы делаем это не для того, чтобы вести войны, а для того, чтобы предотвращать конфликты. НАТО обеспечивает мир.

 В Париже и в Брюсселе много говорят о «стратегической автономии».

— Это хорошо, что Евросоюз все больше занимается вопросами обороны. 90% граждан Евросоюза проживают в странах, которые являются членами НАТО. Я хочу, чтобы европейское единство укреплялось как можно больше, однако оно не может заменить трансатлантического единства. Европейский союз не способен защитить Европу, и тем более не сможет это сделать после выхода из него Великобритании, страны с самым большим оборонным бюджетом. После Брексита 80% военных расходов НАТО будут приходиться на те страны, которые не являются членами Евросоюза. Но речь идет не только о военных возможностях, но и о географии. Норвегия на севере столь же значима для безопасности в Северной Атлантике, как и Турция на юге — это важно для того, чтобы можно было реагировать на возникающие там вызовы. А Соединенные Штаты, Канада и в скором времени Великобритания — все они играют решающую роль в обеспечении безопасности Европы. И как раз сегодня нужно извлечь уроки из истории. Воссоединение Германии и Европы было бы невозможно без гарантий безопасности со стороны Соединенных Штатов и НАТО.

 В таком случае стратегическая автономия является ложным путем?

— Все по-разному интерпретируют этот термин. Я поддерживаю сотрудничество между членами Евросоюза — например, в том, что касается деятельности Европейского оборонного фонда (EDF), а также в том, что касается структурированной работы в рамках программы Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны (Pesco). Однако не следует допускать дублирования или создавать препятствия для того, чтобы исключить партнеров по НАТО, не являющихся членами Евросоюза.

«Вопрос об угрозах стал еще более многоплановым и сложным»

 Берлин считает, что интервенция Турция на севере Сирии является нарушением международного права. Не подрывают ли подобные действия доверие к альянсу?

— Это еще один пример того, как партнеры по альянсу иногда расходятся во мнениях. Сразу же после начала этих действий я полетел в Стамбул и там высказал свои серьезные сомнения в беседе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. В результате создавшейся напряженности возникает опасность ухудшения гуманитарной обстановки, повышается вероятность того, что пострадают больше людей, а прогресс в борьбе против «Исламского государства» от этого пострадает. Ситуация продолжает оставаться хрупкой. Внутри НАТО мы уже в течение многих лет обсуждаем ситуацию в Сирии. Мы едины в том, что НАТО должна оставаться в этом регионе, и делать это с помощью зенитно-ракетных установок в Турции, а также в Эгейском море, где мы помогаем реализовывать соглашение о беженцах, заключенное между Евросоюзом и Турцией. Все понимают, что не существует простого решения конфликта в Сирии, и это решение должно быть найдено на политическом пути с помощью ООН.

 Вы согласны с Аннегрет Крамп-Карренбауэр (министр обороны Германии — прим. ред.) в том, что Германия ведет себя слишком пассивно в вопросах обороны? На что вы надеетесь?

— Германия играет ведущую роль в НАТО. Это не только самая большая экономика Европы, но еще и сердце этого альянса. Я приветствую дополнительные усилия, а бундесвер уже занимает центральное место в наших миссиях в Афганистане и Косово, Германия играет главную роль в боевой группе (Battlegroup) в Литве, а также в настоящее время в программе «Острие копья» (Speerspitze).

 В таком случае министр обороны ошибается, и Германия совсем не проявляет излишнюю сдержанность?

— Меня радует то, что она выражает желание сделать еще больше. Угрозы стали многоплановыми и серьезными. Мы должны быть готовы к этому, и немецкий вклад приветствуется.

 В декабре вы будете отмечать 70-летний юбилей НАТО. Насколько сильны ваши опасение по поводу того, что американский президент может пропустить это мероприятие?

— Стиль Дональда Трампа отличается от стиля его предшественников, с которыми я вместе работал. Но он является президентом Соединенных Штатов, и я хочу повторить то, что уже сказал: НАТО состоит из 29 стран, и у каждой страны есть свое мнение. Однако мы сохраняем единство. Встреча в Лондоне будет хорошей, и, на мой взгляд, нужно садиться за стол переговоров именно тогда, когда есть противоречия, и их нужно обсуждать.

 Трамп много внимания уделяет Китаю, и об этом будет также идти речь на саммите в Лондоне. Не сближает ли страх перед Китаем союзников из Европы и Соединенные Штаты?

— Китай уже сегодня имеет второй по величине военный бюджет в мире, китайцы развернули большое количество ракет средней дальности, которые нарушали бы положения Договора о ракетах средней и меньшей дальности, если бы Пекин был его участником. С 2014 года Китай получил 80 новых кораблей и подводных лодок, что соответствует по количеству всему британскому военно-морскому флоту. Никто не хочет направлять солдат НАТО в район Южно-Китайского моря, однако мы должны осознавать, что Китай ведет себя все более активно: в Арктике, в Африке и в киберпространстве. В Соединенных Штатах многие обеспокоены тем, что экономика Китая скоро превзойдет по размеру их собственную. На это я даю такой ответ: Европа вместе с Соединенными Штатами составляют половину мировой экономики, и они имеют самые боеспособные вооруженные силы. Это мощный аргумент в пользу того, чтобы тесно сотрудничать с друзьями.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Введите код     



Комментируемые
Президент  Армении не намерен подписывать принятый парламентом законПрезидент  Армении не намерен подписывать принятый парламентом закон
США профинансируют продвижение антикоррупционной политики в АрменииСША профинансируют продвижение антикоррупционной политики в Армении
МИД Арцаха: Беженцы и ВПЛ - один из ключевых вопросов урегулированияМИД Арцаха: Беженцы и ВПЛ - один из ключевых вопросов урегулирования
Арам Аветис - рождение аскетичной прозы в эпоху кишечной революции Арам Аветис - рождение аскетичной прозы в эпоху кишечной революции 
Экс-министр: Турецкий план нападения на Армению связан с <мегринским коридором>Экс-министр: Турецкий план нападения на Армению связан с <мегринским коридором>
Президент: В Армении политизировалось все, даже сфера правозащитыПрезидент: В Армении политизировалось все, даже сфера правозащиты
В.Путин: 75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим (продолжение)В.Путин: 75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим (продолжение)
Аналитик: Демарш бывшего льготника против власти был вполне прогнозируемАналитик: Демарш бывшего льготника против власти был вполне прогнозируем
У главы партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна прошел обыск, олигарх вызван на допрос в СНБ АрменииУ главы партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна прошел обыск, олигарх вызван на допрос в СНБ Армении
Прогноз: <Подрывной> популизм голосов оппозиции не принесетПрогноз: <Подрывной> популизм голосов оппозиции не принесет
Депутат Сипан Пашинян подал в суд на Микаэла МинасянаДепутат Сипан Пашинян подал в суд на Микаэла Минасяна
МИД РА: Нынешняя власть Азербайджана представляет угрозу не только для Арцаха, Армении, но и для мира и безопасности в регионеМИД РА: Нынешняя власть Азербайджана представляет угрозу не только для Арцаха, Армении, но и для мира и безопасности в регионе
Гамкрелидзе: Грузия не сможет открыть границу для туристов из АрменииГамкрелидзе: Грузия не сможет открыть границу для туристов из Армении
GeoProMining ко Дню защиты детей реализует целевую программу по детскому здравоохранениюGeoProMining ко Дню защиты детей реализует целевую программу по детскому здравоохранению
Президент Арцаха: Заявление Алиева неподобающее политическому деятелюПрезидент Арцаха: Заявление Алиева неподобающее политическому деятелю
Поиск по дням