новости

письма

фото

команда

ХРОНИКА "КИЛИКИИ"

от Карена Даниеляна



СЕВАНЦЫ МУШЕГ БАРСЕГЯН И ВААГН МАТЕВОСЯН - ШТУРМАНЫ ДАЛЬНЕГО ПЛАВАНИЯ



До того, как "Киликия" покинула берег Германии в городе Бремерхафен отличилась наша молодежь. В Морском музее города действует интересный аттракцион. В небольшом водоеме плавают всевозможные радиоуправляемые корабли - танкеры, рыболовецкие и пассажирские суда. Участникам аттракциона предстоит при помощи соответствующего пульта должны без столкновений и не нарушая правил морской навигации довести свою флотилию из четырех судов до финиша. Учяастников около двух десятков и без приключений добраться до конечного пункта редко кому удается. В число этих редких счастливцев попали севанские моряки - Мушег Барсегян и Ваагн Мартиросян. Видимо, сказался опыт двхлетнего плавания. Молодым ребятам вручили сертификаты победителей, А все остальные члены команды ходили по Бременхафену гордые.

По сообщению с борта К. Даниелян

НАЧАЛО ТРЕТЬЕГО ЭТАПА ПУТЕШЕСТВИЯ

Утром 14 мая 2006 года в здании ереванского аэровокзала среди обычной суеты можно было заметить мужчин в одинаковых синих майках с непонятным лейблом на груди. Присмотревшись, любопытные могли прочесть надпись "Клуб морских исследований "Айас". Это все проясняло. Да, экипаж парусника "Киликия" отбывает в Лондон с тем, чтобы 28-го мая начать завершающий этап исторической экспедиции вокруг Европы "Путешествие по семи морям", начавшийся два года назад на копии средневекового киликийского судна. "Киликии" этим летом предстоит следующий маршрут - Лондон (Великобритания) Кале (Франция)
Антверпен (Бельгия)
Амстердам (Нидерланды)
Бремергавен (Германия)
Кобенгавен (Дания)
Сасниц (Германия)
Гданьск (Польша)
Клайпеда (Литва)
Лиепая (Латвия)
Фаросунд (Готланд, Щвеция)
Стокгольм (Швеция)
Таллин (Эстония)
Хельсинки (Финляндия)
Санкт-Петербург (Россия)Далее судно пройдет по рекам России (маршрут уточняется) до Азовского моря, затем выйдет в Черное море, зайдет в уже знакомые экипажу порты - Новороссийск, Туапсе, Сочи, Батуми, Поти и затем, уже посуху, судно будет доставлено в Армению.

Еще несколько дней назад в связи с празднованием Дня Победы и Освобождения Шуши, экипаж "Киликии" был награжден медалью "Адмирала Исакова", которую вручил морякам министр обороны Республики Армения Серж Саркисян.

ВСТРЕЧА С ТАУЭРОМ

27 мая 2006 обновленный и посвежевший, армянский парусник отошел от английского острова Уайт и "Киликия" начала путь возвращения на Родину. От островного парусного порта Каус мы взяли курс на восток на устье реки Темза. До торжественной встречи, которую нам готовили армяне Лондона, было еще 185 миль до Темзы и около 35 миль по реке. Нам с прошлой навигации знакомы погодные сюрпризы британского побережья, но все равно резкий шквал налетевший на нас примерно на середине пути оказался неожиданным. Парусник шел под двумя штормовыми парусами (стакселями), вдруг передний парус на мгновение сник и в следующую секунду, под напором очередного порыва ураганного ветра когда судно резко накренилось, разорвался в клочья , будто лопнул как воздушный шар. Куски парусины тут же унесло в море.

В устье Темзы нам пришлось дождаться прилива, так как здесь легко можно сесть на мель. Городские власти и руководство лондонского порта выразили свое уважение к прибывшему судну, выделив ему место стоянки в самом элитном месте - у причала Лондон-Сити. Более того, специальным решением властей, "Киликии" было дано разрешение торжественно пройти под знаменитым лондонским Тауерским мостом. На берегу стояли горожане. По местами развевающимся армянским флагам было понятно, что среди них много соотечественников. Они сразу заполнили палубу, как только закончилась швартовка. Гости судна в один голос утверждали, что пришли не встречать, как это уже было в прошлом году, а провожать "Киликию". Здесь, в Лондоне мы отпраздновали Национальный День Независимости.

28 мая 2006 года. Этого дня лондонская армянская община ждала как никогда. И дело тут не только в том, что праздник на этот раз оказался двойным: день Республики и старт III этапа "Киликии". Выяснилось, что здесь очень много наших соотечественников, чьи предки были выходцами из исторической Киликии. И для них само название судна обретает особый смысл. Среди гостей парусника был и известный предприниматель и благотворитель Ваче Манукян, чья мать, тикин Сиран, всю свою жизнь гордится своим киликийским происхождением.Большую часть общины составляют выходцы из Ирана и Ливана, нимало их и из Армении. Такое количество соотечественников мы видели только в Бейруте и Марселе. Из желающих подняться на борт судна образовалась очередь, которую люди терпеливо выстаивали. Обязательным для них оказалось фотографирование у флагов Армении, Арцаха и Киликийского Царства. Хор церкви святого Егише исполнил песню, на фоне которой священник Тер-Шнорк освятил третий этап плавания. В два часа пополудни начался митинг, посвященный дню образования Республики Армения, который открыл Чрезвычайный и Полномочный Посол Армении в Великобритании Ваге Габриелян. Второй спикер палаты лордов баронесса Каролайн Кокс прочитала целую оду, посвященную Киликии.

Армянский парусник отошел от причала дока Святой Катерины и остановился буквально в нескольких метрах, целый час ожидая поднятия уровня воды в речном шлюзе. Все это время с берега звучали гимн Армении, известная песня "Зим Киликия" и популярные дашнакские марши в исполнении отряда юношей и девушек, одетых в скаутскую форму. Зов назаряновской раковины ознаменовал начало третьего, последнего этапа "Путешествия по семи морям".

30 мая, в полдень, как и планировалось, "Киликия" отошла от причала французского порта Кале и взяла курс на Антверпен (Бельгия). Две недели кряду не прекращались дожди и дул северный ветер. Сразу после выхода из бухты были подняты два штормовых паруса. Сила ветра нарастала с каждой минутой и приближалась к опасной для парусника черте - 22 метра в секунду. "Киликия" ходила и при более сильном ветре, но дело в том, что в Лондоне, после разорванного шквальным ветром паруса, не удалось найти нового соответствующего размера. Пришлось установить парус с гораздо меньшей площадью, что, конечно, сказывалось на ходе судна, и при большом крене палубу заливала водой.

Неожиданно захрипел коротковолновой приемник и голос диспетчера настоятельно просил капитана вернуться в порт - приближается шторм. К счастью, "Киликия" находилась в пяти милях от берега и капитан развернул судно. Когда через полтора часа мы подошли к знакомой пристани, то увидели на причале скопление людей и автокранов, а на месте недавней швартовки "Киликии" стояла трехмачтовая яхта "Гранд турк" с английским флагом. Выяснилось, что эту махину с водоизмещением около четырехсот тонн (в восемь раз больше "Киликии") ураганным ветром припечатало к стенке причала.

В ожидании окончания шторма мы подружились с экипажем английского парусника, который, как выяснилось, был участником многих приключенческих фильмов.

НОВЫЙ БОЦМАН "КИЛИКИИ"

Мы нигде не нашли перевода (слово имеет голландское происхождение) этой морской должности, хотя суть ее во всем мире одинакова - это должность младшего командного состава экипажа судна. Обычно на место назначается наиболее опытный из матросов, поэтому, как правило, им бывает человек зрелого возраста. Мушегу Барсегяну всего 21-год, но что касается опыта плавания под парусами, то у него он, пожалуй, больше, чем у кого-либо из команды.

Достаточно сказать, что он, севанский юноша, шестикратный чемпион Армении по парусному спорту. Причем первую свою награду он получил в шесть лет в виде нового ученического портфеля. Наш боцман не курит и не пьет, зато быстро и ловко вяжет морские узлы, за несколько взбирается на верхушку мачты, умеет на ходу перевязать ослабевшее крепление рулевого весла. Оз любим в экипаже за свою открытость, улыбчивость и постоянную готовность помочь. Он еще с начала путешествия обратил на себя внимание своей пытливостью, вниманием ко всему, что происходит на судне. А это ли не главная боцманская обязанность - хозяйский присмотр?

С прошлого года он является также студентом Ереванского физкультурного института. В прошлом плавании боцманом "Киликии" был Григор Бегларян. Он был первым, кто официально занимал эту должность на "Киликии". Приказ капитана о назначении Мушега на должность боцмана был зачитан перед выходом из французского порта Кале. Сейчас "Киликия", при счастливом сочетании течения и попутного ветра приближается к границе Бельгии и Голландии, откуда начинается широкий и длинный канал, ведущий в Антверпен.

"Киликия" два дня шла по каналам североевропейских стран. Помочь пройти этот путь добровольно вызвались два лоцмана-фламандца из Антверпена - Питер и Патрик. К 23.00 судно подошло к первому из серии раздвижных мостов в предместьях Амстердама. Все знали, что опоздать никак нельзя, так как мосты поднимаются строго по расписанию на очень короткий промежуток времени. Но..., судьба индейка, - именно в этот день испортился подъемный механизм именно этого моста. Через три часа его, правда, восстановили, но парусник уже не поспел к открытию большого железнодорожного моста, который поднимается только раз в сутки на 20 минут. Ничего не оставалось, как ждать. "Киликия" пришвартовалась к небольшому причалу на окраине столицы Голландии и команде была разрешена прогулка по городу - благо уже четвертый день светило солнце и не приходилось ежиться от промозглого ветра. Сегодня ночью предполагается пройти под железнодорожным мостом и стать у пристани главной городской площади, в непосредственной близости от Центрального музея.

Все прошло без всяких неожиданностей. Как и планировалось, "Киликия" в два часа ночи прошла под большим железнодорожным мостом Амстердама и утром уже стояла у причала столичной площади рядом с Центральным морским музеем. Погода продолжает оставаться солнечной и моряки разошлись по улицам этого своеобразного города.

ПОКИДАЯ ЛИССАБОН

"Киликия" покинула столицу Португалии. Первые несколько часов судно шло очень медленно, преодолевая сильное течение, проходящее вблизи Лиссабона. Море было спокойным и пекло, начавшееся вчера в городе (до 40 градусов) сменилось бодрящим морским ветерком. К 20-ти часам "Киликия" прошла мимо самой западной точки материковой Европы - мыса Кабо дель Рока, что в переводе означает Мыс-Скала. День прошел без происшествий. Волнение было небольшое, тепло солнечных лучей вновь сменил прохладный ветерок.

Вечером на море спустился густой туман и держался почти всю ночь и весь день. Рулевые достали компасы и вели судно ним. Обычно по компасу только сверяется курс начальником вахты, а рулевые уедут судно по солнцу, облакам, звездам. Но плотность тумана лишила их в данном случае всех естественных ориентиров и многие вспомнили, что последний раз по компасу ходили в первые недели путешествия в прошлом году, когда только учились управлять судном. При всем неудобстве для управления, туман имел эстетический шарм, чего не мог оставить без внимания наш оператор и уговорил - в таком тумане есть опасность потеряться, - спустить на воду шлюпку, для того, чтобы сделать уникальные кадры "Киликии" в тумане.

После более или менее ясной ночи, под утро все началось сначала - непроглядный туман, сырость и мелкий дождь. Дождь время от времени прекращался, но от этого ничего не менялось - на все четыре стороны и верх одинаково ничего невозможно было разглядеть. В лучшем случае, для того, что бы не чувствовать себя очень уж одинокими, можно было свесится с борта и разглядеть в почти недвижной воде собственное отражение.К шести часам "Киликия" вошла в порт Ла Корунья. Нас тепло встретили местные армяне и среди них Валерий Варданян, который очень нам помог в дни нашего пребывания в Ла Коронье.

С утра погода продолжала оставаться пасмурной, но теплой и безветренной. Часть экипажа стала заниматься укреплением разболтавшихся рулевых весел, часть пересмотром и креплением грузов и продуктов в трюме. Впереди нас ждет Бискайский залив, а с ним, по всем данным, шутки плохи. Днем состоялся прием в мэрии, а под вечер вице-мэе Ла Коруньи посетил судно. Оставшееся время дня экипаж был отпущен отдыхать, так как на утро планировался выход в Бискайский залив.

Выйти в море утром 10 августа не удалось, так как экипаж "Киликии" был приглашен на ланч в Королевский яхт-клуб. Встреча прошла в очень дружественной обстановке, капитан и президент клуба обменялись памятными подарками. Вышли в море в 18.00. Нас провожали практически все живущие в Ла Корунье армяне, и мы еще раз испытали трогательность и печаль расставания. Волнение в океане было небольшим, дул холодный, но несильный ветер. Ваагн Матевосян угостил всех двумя огромными крабами, пойманных им утром. Ветер неуклонно крепчал, а "Киликия" взяла курс прямо на Брест, рассчитывая пересечь Бискайский залив по самому короткому пути.

НА ПУТИ В БРЕСТ

В течении дня каждый член экипажа все свободное время старался посвятить сну, почему и на судне не наблюдалось обычного оживления. После некоторой модернгизации в креплениях рулевых весел, проведенной в Ла Коронье, управлять судном стало легче, но преодолевать длинные океанские волны все равно было очень утомительно. Некоторым стало не по себе. Еще бы от неотвратимой и мерной качки может начать мутить даже тех, кто никогда не страдал морской болезнью. Ночь, тем не менее была звездной и прошла относительно спокойно

На все четыре стороны от корабля раскинулась бескрайняя водная гладь. Граница между ясным голубым небосводом с редкими кучевыми облаками и темно-синей поверхностью океана представляла собой четкую прямую линию. Видимость была отличной и это лишь усиливало впечатление необъятности и величия окружающих нас стихий - воздуха и воды.

Волна на пару часов спала и океан превратился в ребристую, живую, чуть колышущуюся поверхность. Взошедшее солнце превратило холодный ночной ветер в теплое дуновение. Но на горизонте появилось темное облако, которое, угрожающе разрастаясь, быстро приближалось. За какие-нибудь полчаса оно превратило часть небосвода в темный полукупол, который наползал на чистое небо над нами. Мы потеряли всякую надежду проскочить мимо грозы и стали готовится к шторму. Но вокруг нас началась битва ветров - для специалистов скажу, сначала дул галфинд, затем возникло направление бакштаг. Это ветровая конкуренция сильно затрудняла действия рулевых и в итоге одно из них сорвалось и Мушегу Барсегяну пришлось крепить его на ходу. Наконец вдали показались огни Бреста, но после этого пришлось добрых четыре часа идти через непроглядный туман. Только входя в Брестский порт все осознали, что Бискай позади. Швартовка состоялась в четыре часа утра.

Ранним утром первым, кто обнаружил наше появление, оказался местный художник, который поставил на причале мольберт и быстро изобразил "Киликию". Затем появились соотечественники. Армян в Бресте было всего 19 семей и представляли они новую волну эмигрантов. Судно стояло у причала достаточно низко - уровень воды в результате отливов и приливов меняется на три метра. Стоять здесь будем до 16-го августа, так как к нам в Бресте должен присоединиться Армен Есаян. Сегодня воскресенье 14 августа, а завтра в городе какой-то праздник. Так что будет время отдохнуть после напряженного перехода.

Весь следующий день моряки занимались подготовкой к переходу через, так называемый, Английский канал, а в свободное время занимались рыбной ловлей. Вечером состоялась встреча с армянской общественностью, прошедшей в очень теплой обстановке. Сурен Петросян, председатель Ассоциации армян Бреста, Вирджиния Экимян, ее ответственный секретарь и многие другие произнесли очень много добрых слов в наш адрес.

К двенадцати часам прилетел Армен Есаян и мы сразу покинули гостеприимный Брест. Наш провожали армянские семьи в полном составе - мы сдружились с ними со всеми.Ветер был попутным и капитан приказал поставить большой парус, который на океанском переходе не поднимался. Но пройти под ним удалось только пару часов - направление ветра изменилось и пришлось заменить его на ставшие привычными малые паруса. К вечеру судно вошло в Английский канал.

ВСТРЕЧА ПАРУСНИКОВ

День прошел относительно спокойно. Высота волн постоянно менялась и основной проблемой были приливные и отливные течения, которые, поскольку мы шли на восток, снижали порой скорость судна почти до нуля.

Сутки 16 августа поистине стали сутками неожиданностей. Сначала, где-то около двух часов ночи, позвонили из Еревана и сообщили, что у Зория Балаяна родилась пятая внучка. Только, поздравив дедушку, моряки уснули, как раздался новый звонок. На этот раз пришло известие о том, что нам навстречу движется английский трехмачтовый туристический парусник "Sea Cloud", на котором уже который год боцманом ходит член нашего клуба наш хороший товарищ Мамикон Акопян. В 05.15 по Гринвичу парусные суда встретились. Это было трогательное зрелище. На фоне брезжащего рассвета в пятистах метра друг от друга медленно проходят два парусника, силуэты которых едва различимы в тумане, а бортовые огни светят тускло, с трудом пробиваясь через него. В руках у капитана была рация и он вел переговоры с помощником капитана и с Мамиконом. Арик взял сигнальную раковину и протрубил приветствие. - Слышно? - Конечно, слышно, - донеслось из наушников. - Только мы, к сожалению, не можем ответить вам тем же, так как перебудим всех пассажиров. переговаривались все то время, пока суда находились в поле видимости друг друга. - Я очень сожалею, - произнес Мамикон дрогнувшим голосом, - что меня сейчас нет рядом с вами. Течение внезапно стало попутным и "Киликию" стремительно понесло на северо-восток, к последнему порту своего путешествия - к городу Портсмут. Скорость оказывалась невероятной, достигала порой 10 узлов. Видимость же в течении всего дня была не более ста метров. Вся команда рассредоточилась по палубе и все внимательно смотрели по сторонам, чтобы успеть заметить и избежать столкновения с какой-нибудь лодкой или судном - ведь порт совсем рядом.

Наконец, мы добрались до острова Уайт и через какой-нибудь час вошли в Портсмутский порт. К нам тут же пристроился полицейский катер, который, выяснив, кто мы такие, проводил нас до места стоянки. Моряки соскочили на причал и стали обниматься и поздравлять друг друга. И было с чем - пройден самый, пожалуй, трудный этап плавания. Кроме того, у всех было ощущение чего-то свершившегося, важного, но радоваться уже сил не хватало.

ВЫХОД В АТЛАНТИКУ

Отчалили от пристани Кадиса 29-го утром и вышли в море. Вернее в океан. Это уточнение уместно, потому что сегодня океан заявлял о себе. С утра до позднего вечера дул неудобный для нас ветер, нагнавший довольно большую волну. Рулевым приходилось постоянно быть в напряжении - и в физическом, и в плане внимания, потому что судно, подчиняясь стихии, норовило все время увильнуть с курса и стать бортом к волне, что чревато опасной болтанкой. И так "Киликия" шла медленно к своей очередной цели со скоростью 1,5-2 узла.

Ночью 30-го июля ветер усилился и стал холодным и хлестким. Удерживать судно на курсе стало еще труднее. После вахты моряки сразу ложились в койки, чтобы за восемь часов успеть отдохнуть и немного унять мышечную боль во всем теле и вновь суметь встать у рулей. Находясь в трюме, можно было внятно услышать не только привычный скрип рулевых весел, но и иступленный стон корпуса судна, его узлов и связок, выдерживающих напор океана. Днем ветер сорвал флагшток с мачты (слава Богу, никого не задело) и португальский флаг пришлось приспосабливать к вантам. Ветер несколько утих к полудню, но вечером все началось сначала.

На следующий день Атлантический океан внес в нашу жизнь холодный порывистый ветер. Уже давно никто не спит на палубе. Жара стала воспоминанием и все уже надели длинные брюки, а вечером облачаются в непромокаемые штормовки с капюшонами, наглухо застегнутые на все возможные пуговицы и молнии. Волны - широкие, медленные и угрожающе мощные будто играли с нашим судном. Порой мелькало ощущение страха, когда стоящие на палубе смотрели на надвигающуюся волну, на которую был устремлен нос парусника. И в самый последний момент, он вдруг взмывал вверх и судно взлетало на гребень волны с тем, чтобы снова низвергнуться вниз. На какое-то мгновение казалось, что на этот раз судно точно уйдет носом под воду. И все повторялось сначала. Нагрузка на рулевых была неимоверная.

Поскольку судно опаздывало в Лиссабон, и один из членов экипажа Ованес Оганян имел авиабилет оттуда на сегодня, то капитан принял решение пришвартоваться в Синеше и отправить Овика на автобусе, что мы и сделали. Оказалось, что Синеш - это родина великого путешественника Васко да Гама. Здесь мы получили неутешительную сводку погоды. Метеорологи сообщали, что в этом районе подобной погоды не наблюдалось уже более 10 лет. А нам еще 50 миль до Лиссабона. Перед отходом капитан собрал экипаж на палубе и объявил всем благодарность за выдержку и оперативность в экстремальных условиях и несколько человек выделил особо.

ГИБРАЛТАР: СТАРТ В ОКЕАН

За два с половиной месяца, преодолевая милю за милей маршрут, начертанный нашими киликийскими предками, "Киликия" дошла до Гибралтарского пролива, или, как говорили в старину, до Геркулесовых столбов, что в переносном смысле означает "дойти до предела", "дойти до конца света". Нет сомнения, что киликийские моряки и купцы именно в этом месте, в бухте у подножия Гибралтарской Скалы, бросали якоря с тем, чтобы "остановиться-оглянуться" (название прекрасной повести Леонида Жуховицкого), перевести дух и действенно подумать о том, что еще надо, чтобы потом, в открытом океане не бить себя по голове. И ведь, я глубоко убежден, находили они какие-то упущения и устраняли их. С уверенностью об этом говорю, исходя из нашего опыта.

Еще с прошлого этапа время от времени многие из нас задумывались над тем, что спасательный плот, который мы везем с собой из Поти, вдруг в самый ответственный (необходимый) момент не сработает. С недавних пор без него морской закон никому не позволяет выходить в дальнее плаване. Он, если так можно выразиться, "собран в бочку" белого цвета с четырьмя выступающими твердыми обручами, чтобы не повредить корпус при болтанке. К одной стороне, назовем дна или крышки, привязан длинный, до двадцати метров, конец. И вот в случае необходимости (читай, в случае аварии, катастрофы) моряки выбрасывают бочку за борт, предварительно накрепко привязав морским узлом к "утке". Можно даже не дергать за конец. Уже при падении на поверхность моря с пасущимися "отарами" белых "барашков" сам "взорвется", откроется как раковина и тотчас же балон наполняет резиновый плот сжатым воздухом. Разные они бывают по площади. Наш - около двадцати квадратных метров рассчитан на двадцать человек. Для каждого имеется один килограмм сухого пайка и один литр питьевой воды, закатанные в жестянную банку. Есть там и снасти для рыбной ловли, и фонари и, даже, зеркало. Мимо этой бочки вот уже седьмой месяц (за оба этапа) проходим на день по десятку, если не сотню раз, уже давно не замечая ее. Она - как часть палубы, как некая данность. Лишь когда осознаешь суть ее истинного предназначения, думаешь о ней с некоторой потенциальной благодарностью. Мол, случись что-нибудь, она раскроется, как лилия и тогда родится из нее спасательный плот, который подобно хейердаловскому "Кон-Тики" поплывет туда, куда унесут ее течцение и волны. Как ни звучало бы банально, но плот этот можно назвать "Недеждой".

Однако, есть один очень серьезный вопрос в этом деле. Не вышел ли у него, как это бывает у медицинских препаратов, срок годности. Черт с ним, с килограммом сухого пайка и литром воды. Пусть они уже не пригодны. Француз Ален Бомбар на резиновой лодке без грамма воды и крошки хлеба, переплыл часть Средиземного моря, весь Атлантический океан. И выжил. В нашем случае другое: а сработает ли газовый баллон? Наполнится ли автоматически воздухом плот?

По нашей просьбе в Марселе спасательный плот пытались проверить специалисты. Выяснилось, что система советская, а посему - им непонятная. При этом не преминули добавить, что у Советов вся военная техника - отличная. А спасательный плот перешел на "гражданку" из военного флота. Дело в том, что вообще его трудно проверить. Плот этот, так сказать, одноразовый. Раскроется, уже не соберешь его в бочку. Новый мы не могли достать. Слишком дорогое удовольствие. Решили уповать на Бога. Да и во времена Киликийского государства не было никаких спасательных плотов, сделанных сегодня сплошь из синтетических материалов. Главное у нас крепкое судно, крепкие мачта и рея, крепкие рулевые весла, крепкие паруса и крепкие парни с крепкими нервами, которые, пройдя через девять морей, убедили мир, что они преодолеют и воды Атлантики...

*** *** ***

За два дня до старта в Гибралтар прибыла второй спикер палаты лордов Великобритании баронесса Керолайн Кокс, чтобы не только повидаться со своими двумя сыновьями, невестками и восемью внуками, которые давно живут здесь, но и чтобы встретиться с экипажем "Киликии", готовящимся к выходу в океан. Она внимательно следила за ходом экспедиции обоих этапов, хорошо знала о реакции спюрка на наш поход и познакомившись с ребятами, нашими планами, сказала в своем интервью, данном первому каналу Армянского телевидения (привожу текст ее выступления полностью):

"Когда в прошлом году мой брат (назвав мое имя) сообщил мне по телефону, что он и его друзья начали многолетнее длительное плавание с выходом в Атлантический океан, то я не поверила в это. Ибо я знала, что речь идет о самодельной парусной ладье, построенной в Армении молодыми ребятами по миниатюрам примерно восемьсотлетней давности. Мало того, брат, зная, что мои сыновья с их семьями живут в Гибралтаре, где кончается Средиземное море и начинается Атлантический океан, пригласил меня, чтобы через год я приехала в Гибралтар и сама убедилась в этом. Уже пятнадцатый год, как моя жизнь тесно связана с Арцахом и Арменией, и я привыкла верить в чудеса. И вот я - здесь. Стою на палубе восемьсотлетней "Киликии".

За эти два года я читала и много слышала об удивительном и опасном походе на утлой лодке и пришла к тому, что "Киликия" сегодня, являясь детищем не только рук его строителей, но всего Карабахского движения и в первую очередь тех, кто боролся за свою свободу и за свободное будущее, выполняет очень важные задачи. Эти мужественные ребята и их легендарный корабль, кроме всего прочего, решают, на мой взгляд, очень нужную для Армении и Армянского народа задачу: делать ее еще более узнаваемой. Все страны, все народы мира испокон веков через науку, через искусство, через спорт, через проявление воли, через романтические и авантюрные предприятия, в которых человек побеждает не только океан, но и себя самого, добивались именно узнаваемости, уважения к себе. Это ведь впрямь очень здорово, когда горстка парней борется с волнами, с милями, со штормом, добивается своей цели, неся на борту флаг своей страны, за которую проливали кровь многие и многие сыновья Армении. Я видела этих людей своими глазами.

Я выражаю искреннее восхищение и уважение к этим ребятам и даю слово, что обязательно встречу их в Портсмуте, то есть можно сказать - в Лондоне. Счастливого им плавания и успешного завершения второго этапа экспедиции".

Как известно, перед началом финишной прямой первого этапа плавания в Афины прибыл Серж Саркисян. И вот, кажется рождается неплохая традиция. Теперь он прибыл в Гибралтар специально для того, чтобы принять участие в церемонии прощания с морской частью путешествия и выходом в океан.

27 июля в семнадцать часов на борту стояла команда "Киликии", одетая в национальные армянские таразы. Согласно устоявшейся морской традиции, на судах, которые впервые выходят в океан, если это происходит после восхода солнца, необходимо в час отчаливания спустить флаг и снова поднять его.

Почетное право начать церемонию выхода в океан капитан отдал члену правительства Республики Армения Сержу Саркисяну, который и предложил Карену Балаяну поднять Государственный флаг нашей Родины под звуки гимна. Затем то же самое он предложил губернатору Гибралтара сэру Френсису Ричардсу, который поднял флаги Великобритании и Гибралтара. Арцахский и семь киликийских (государственный, царский, городские), висящие на одном фале, поднял я под звуки гимна Арцаха и песню "Зим Киликия".

*** *** ***

В эти минуты, когда я пишу настоящий репортаж, "Киликия" уже вышла из Гибралтарской бухты. Слева виден берег Африки, справа Европы. На палубе у самой кормы стоит круглый синеватый магнитофон, из которого доносятся звуки легендарной песни "Зим Киликия". Ветер попутный. Два стакселя, набрав полную грудь воздуха, довольно легко тащат судно по бугристой поверхности воды с каждой милей, приближая судно к океану, где мы проведем еще один традиционный церемониал.

Зорий БАЛАЯН

.... Когда материал готовился к печати, армянское парусное судно "Киликия" с армянским государственным флагом на борту, пройдя 35 миль Гибралтарского пролива, вышло в Атлантический океан. Это уже победа, которую дал наш народ восемьсот лет...

ПЕРЕД ВЫХОДОМ В ОКЕАН

К 15.00 20 июля "Киликия" подошла к тянущемуся вдоль берега городу Малаге. В порту нас встретили члены правления очень молодой еще ассоциации армян во главе с ее председателем Вазгеном Акопяном. Мы с радостью узнали, что и здесь уже несколько месяцев действует воскресная армянская школа, которую посещают 16 учеников. Команда занялась приборкой судна - завершился самый длинный в этом году переход - чуть более четырех суток. Экипаж устал, но решили завершить все дела, чтобы за те два дня, что мы будем стоять в Малаге, спокойно отдохнуть. К вечеру и в остальные дни стали приходить местные армяне. Многие - с семьями. Дети носятся по палубе и трюму с восторженным визгом, а у мамах в глазах мелькает ужас - а вдруг упадет. Члены общины взяли шефство над членами экипажа, возили по их просьбам. Кроме того, с самого начала был согласован список вещей первой необходимости, который члены общины полностью обеспечили, хорошо понимая, что эта последняя стоянка "Киликии" перед выходом в океан. Вечером 22 июля "Киликия" отошла от причала Малаги. Провожать пришли несколько десятков армян во главе с активистами местной ассоциации. Это - кроме ее председателя, Вреж Тер-Григорян, Андраник Манукян, Кристина Саркисян и другие. Они пели армянский гимн, скандировали "Армения".

Как только судно вышло за пределы порта, оно оказалось в потоке холодного и порывистого ветра и соответствующего ему волнения. После недавней духоты экипажу пришлось облачиться в штормовки. Качка к полуночи усилилась, а ветер нагнал такие встречные волны, что скорость судна порой падала почти до нуля.

Утром 23-го ветер чуть стих, но главное несколько поменял направление. К ожидаемому сроку мы, конечно, в Гибралтар не прибыли. Причалили к английскому причалу - Гибралтар является английской территорией - только к 16.00. После недолгих переговоров, а у нас не было английских виз, формальности были завершены, мы пришвартовались и скоро оказались в центре Гибралтара, перед одной из самых фешенебельных гостиниц.

ВСТРЕЧИ В БАРСЕЛОНЕ

К полудню14 июля к судну подошли две женщины и с сомнением, поглядывая на нас и на флаг, осторожно осведомились, не ошибаются ли они из какой страны мы прибыли. Оказались армянки. Очень обрадовались, но спешили на работу и обещали снова вечером подойти. После окончания рабочего дня они пришли не одни. А вечером на судне стали появляться соотечественники. Особенно активной была маленькая хрупкая, но энергичная женщина Гаяне Асилбекян, уроженка Апарана. Она живет в Барселоне уже семь лет. А в целом в Барселоне проживает около двух тысяч армян, но община, как таковая, находится в стадии организации. Пока усилиями Гаянэ и ее сподвижников удалось открыть в прошлом году армянскую воскресную школу, которую сегодня посещают 25 учеников. На очереди - церковь. Появившиеся армяне взяли шефство над "Киликией" и ее экипажем и 15 июля, вместо того, чтобы покинуть Барселону, мы отдали на знакомство с городом и нашими соотечественниками. Город поразил нас. Не менее нас поразили наши сородичи Это - новая, молодая волна тружеников, которая сделает со временем честь Барселоне. Допоздна на судно приходили гости. Оказалось, что многие из них знали о прибытии "Киликии", но не знали ничего о сроках.

16 июля в 10 часов "Киликия" отошла от причала порта Барселона. Провожать нас пришли более полусотни наших соотечественников, а также съемочная группа местного телевидения. Море было спокойное, повышенная влажность. Солнечные лучи не жарят, а пекут. Если бы не порывы ветерка, точнее горячего ветра, было бы совсем плохо. Не хочется даже разговаривать, почему весь день на палубе царила тишина. Следующий день прошел примерно по той же схеме. Солнце палило неимоверно.

Ночью18 июля прибавилась влажность и волнение. Воздух был наэлектризован и напряжен, что предвещало шторм. И спереди "Киликии", и сзади сверкали, приближаясь, молнии. Раза два начинался крупными каплями дождь, но быстро прекращался. Волны увеличивались и скорость судна падала. "Киликии" пришлось прижаться к берегу и несколько укрыться от сильного ветра. В итоге мы каким-то чудом ускользнули от бури и встретили рассвет относительно спокойно. Утром, после смены вахты, капитан попросил моряков задержаться на некоторое время и вот в 9.15 местного времени на палубу было вынесено шампанское. Капитан, подняв бокал, объявил, что в эту минуту парусник "Киликия" пересекает нулевой меридиан и переходит из восточного полушария, в незнакомое, западное. Вообще день оказался богатым событиями и изменениями погоды. Арик назарян поймал трехкилограммового тунца, которого кок тут же подал на обед. Во вторую половину дня поднялся веселый ветер, который разогнал низкие свинцовые тучи, с утра закрывавшие солнце, высушил палубу и позволил морякам вздохнуть полной грудью. Зато он вскоре нагнал сильную волну - мы перестали изнывать от жары, но пришлось преодолевать качку. Ночь была тихой и теплой.

ВПЕРЕД К ГИБРАЛТАРУ

Все эти дни, можно сказать, мы маялись на приколе в Марселе. Дело в том, что выход в море планировался 8 июля, но задувший сильный мистраль смешал карты. Ни одно судно не выходило в эти дни из порта. Воспользовавшись паузой, мы привели в порядок палубу, которая местами протекала. Наконец, 11 июля, "Киликия" покинула гостеприимный Марсель. Конечно, проводы были несравненно менее пышными, чем прием, но зато гораздо душевней. Нас провожали наши истинные друзья. Мы оставили свои адреса и телефоны, потому что обязательно встретимся в Ереване. По убеждению одного из родившихся в Марселе соотечественников, программиста, Варужана Артина, каждый армянин из диаспоры должен регулярно бывать в Армении, потому что после каждого визита он приобретает уверенность, силу, дух. Пробуждается инстинкт принадлежности к единой нации, появляется определенность в жизненной позиции. Море еще не совсем успокоилось после трехдневной бури и судно весь день качала беспорядочная волна, которая затрудняла управление. К ночи ветер стих.

ИЗ ГЕНУИ В МАРСЕЛЬ

24 июня в Генуе праздник и главное событие дня города - праздничное шествие горожан. После службы в соборе Сан Лоренцо, оттуда вынесли семь огромных крестов. Каждый крест с распятым Христом нес один человек. Шествие началось у собора и закончилось на специально приготовленном месте на набережной. Там кардинал прочел молитву, а пожарный катер выпустил фонтаны замысловатых водных струй. На следующий день покинули Геную в пять часов утра. Прощаясь с Генуей, мы прощались с Италией, на территории которой находились почти два месяца и которую целиком обошли на нашем паруснике. Утром на "Киликии" спустился государственный флаг Италии и взвился вверх французский стяг. Правда, мы еще проходили мимо Монако, единственного государства в мире, которое целиком можно окинуть одним взглядом. В Ницце, скорее в местечке под Ниццей - Вильфранш, нас встретили несколько человек из местной диаспоры и бывший предводитель епархии, србазан Нарек. К шести часам представители диаспоры пригласили на ознакомительный прием, который состоялся прямо на берегу пляжа Ниццы.

В шесть часов утра 27 июня мы снялись с места своей временной стоянки и встали на внутреннем рейде, напротив пляжа. До пяти часов экипаж, ожидая места стоянки в порту, плавал, удил рыбу. В 16.30 пришвартовались к причалу возле капитанерии. К пяти часам должен был появиться мэр Вилфранш, поэтому собралось большое количество людей. Встреча с мэром была короткой, но эффективной. Вечером состоялась встреча экипажа "Киликии" также с представителями диаспоры, но уже в зале кафе "Москва". Посетили океанографический музей Монако, основанный принцем Монако Альбертом I еще в XIX веке, и долгие годы руководимый легендарным Жак Ив Кусто. Экипаж осмотрел аквариум, различные залы музея. Возвращался под впечатлением от увиденного.

За эти дни экипаж побывал в главной церкви Ниццы, базилике Нотр-Дам. В ней, в ознаменование идеи Ватикана - объединения всех христианских конфессий, был установлен большой барельеф хачкара. Автор - выходец из Ленинакана, архитектор Альберт Мхитарян. Состоялась теплая встреча с соотечественниками в Парсамяновском варжаране, построенном рядом со столетней армянской церковью.

Первого июля "Киликия" покинула гостеприимный берег Ниццы. На проводы пришли наши соотечественники, новые знакомые с соседних судов и капитан порта Поль (а для нас Паша) Тилло. Капитан подарил нам виндсерфер. Парусник осторожно протиснулся между близко стоящими по обе стороны гавани судами и вышел в открытое море.

Ночью следующего по всему побережью на юге Франции начал дуть мистраль, который продолжился и днем. Вначале ветер был попутный, потом задул с берега и так продолжал дуть до самого Марселя. Мы подошли к Марселю и встали на якорь на внутреннем рейде, поскольку пришли раньше запланированного времени и место стоянки было не готово.

С утра экипаж, переодевшись в таразы в 10.00, взял старт к месту будущей стоянки. Ровно в 11.00 "Киликия" вошла в порт города Марселя. Еще на подходе к нашему судну подплыли несколько катеров с армянским государственным флагом и образовали своеобразный экскорт. Судоходное движение у Марселя было очень оживленным, особенно, если учесть, что день был воскресный. Поэтому на старый парусник, на палубе которого находились мужчины в красочных средневековых одеяниях, увенчанный гирляндой ярких флагов и сопровождаемый маленькими гудящими судами, все обращали внимание. С берегов бухты, с проплывающих мимо катеров неслись возгласы приветствий и рукоплескания. "Киликия", сделав поворот, красиво сбросила малые паруса - уж мы постарались - и легко пришвартовалась к причалу, возле которого уже собралось много народу. Это пришли нас встречать наши соотечественники во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Армения во Франции г-ном Э.Налбандяном. Прозвучали французский и армянский государственные гимны. Мэр города произнес приветственную речь, к судну подошли священники с молитвой, и затем мы, во главе с капитаном, прошевствовали к небольшому подиуму. Нас поздравляли, жали нам руки, произносили теплые слова приветствий и восхищений. На лицах многих собравшихся были слезы. Местный армянский национальный ансамбль устроил небольшой концерт. С ответным словом выступил Зорий Балаян. После началось посещение судна, на которое желали попасть все. Местные скауты тут же организовали упорядоченное посещение судна. Потоки гостей не прекращались до самой ночи.

В течение всех дней пребывания в Марселе с 4 по 7 июля поток гостей на "Киликии" не убывал. Большинство из них армяне. Но были и журналисты, представители различных ассоциаций, скауты, отдельные граждане. На палубе выставлены фотографии, рассказывающие о первом этапе путешествия. Здесь в Марселе предстоят ремонтные работы перед выходом в океан. Это последнее место, где все можно привести в порядок. Айк Садоян, к примеру, делает специальные крепления для рулевых весел. 7 июля в связи с проведением финала чемпионата мира по булю в тридцати метрах от "Киликии" посетителей практически не было и команда спокойно готовилась к выходу.

Да услышан будет голос "Киликии"

Трудно не согласиться с мереорологической поэзией Эльдара Рязанова, выработавшего популярную формулу: "У природы нет плохой погоды, каждая погода благодать". Выдающийся кинорежиссер, конечно, по своему прав. Но вот, как мы убеждаемся в море, даже в этом случае нельзя обходиться без философской истины о том, что все-таки бывают исключения из правил. Если, к примеру, теплая безветренная погода и впрямь для всего человечества это - благодать, то для парусного судна и его экипажа - это пытка.

Идешь-плывешь посреди моря, где не видно берегов. Все четыре части света - один сплошной горизонт. И на таком фоне вдруг на твоих глазах одночасье киснут паруса, все флаги вяло свисают, как белье на веревке. Тотчас же тело чувствует на себе жгучие уколы лучей солнца. И не знаешь уже куда деться. Спускаться вниз, в так называемые кубрики-камеры, значит попасть в парилку; ходить по палубе туда-сюда - самое нудное занятие. Остается ждать спасительной команды капитана, который дает добро бросаться в воду. Конечно, удовольствие неописуемое. Но такое удовольствие может длиться час, ну - два. А дальше еще хуже. Все вокруг горит и жгет. Попробуй без тапочек пройдись по палубе. Лучше не пробовать. Попробуй писать, когда со лба на бумагу падают соленные капли пота, словно вокруг судна мало соли.

Однако, настоящая пытка выражается не физически. Ничего вроде страшного нет от горячих лучей солнца. Мы как негры. Ожогов кожи уже бояться нечего. Последним, кто сменил, как змея, свою кожу, был Гайк Бадалян, у которого, как однажды отмечалось, бедра сначала покраснели как расцветшее маковое поле в альпийских лугах Джермука, потом вся площадь бедер покрылась огромными волдырями. Потом кожа стала напоминать полотно начинающего абстракциониста. А сейчас уже рядом с ним самому Майклу Джексону, времен ранней юности, делать нечего. Так что нам ничто вроде бы не страшно. Но вот время! График! Маршрут! Планы! Это же путешествие, где главные показатели определяются не только милями, но и днями.

Появление едва заметных первых порывов ветра воспринимается кожей как та самая рязановская благодать. Сразу же замечаешь, как медленно задвигались полотнища флагов, как тяжело то там, то тут задергались поникшие паруса, как послышался скрип и скрежет в местах креплений рулевых весел, как кажется двинулось с места судно, которое обычно радо ветрам больше всех. И все же я думаю безоговорочно прав режиссер-песенник Эльдар Рязанов - каждая погода благодать! Каждая. Мы находимся в движении и этим все сказано.. А все, что было еще совсем едавно - это уже не мы. Это было божьим делом. Божьим промыслом. А пока надо управлять судном четко, чтобы было как можно меньше зигзагов и, чтобы попытатьс успеть во времени к намеченной цели.

О штиле я вспомнил потому, что уже в Генуе с ужасом подумал, что сам господь Бог не простил бы, если бы мы опоздали хотя бы на сутки. Сразу после того, как мы вышли из армянской церкви святого Варфоломея, позвонил Сос Саркисян. Это был очередной традиционный звонок метра армянского театра, к голосу кооторого уже привыкли на судне. Я часто передаю трубку не только капитану, но и другим членам экипажа, чтобы Сос поговорил бы с ними. Но тут говорил я один. Справился о том, почему это в двадцатисерийном фильме о Матенадаране не было Генуи. Речь идет о знакомом уже читателям "Святом Лике" - прижизненном портрете Христа. Сос сказал, что они занют об этом, но им сказали, что никому его не показывают. А ведь, как известно, и мы могли бы не успеть, если бы опоздали хотя бы на один день. Как говорилось в прошлом репортаже, через день шедевр "Святой Лик" на специальном транспорте повезли в Германию на выставку. Так, что погода для нас воспринимается не только как явление чисто метеорологическое.

И все же акция и инициативы "Киликии" о том, чтобы зафиксировать на бумаге и на пленке национальные и общечеловеческие ценности, как видим, дают свои плоды. Если мы заранее знали о неповторимом экспонате в Генуе, то вот в Ницце нас ожидало доселе неведомое. Во дворе армянской церкви святой Марии Богородицы в Ницце стоит очень впечатляющий хачкар, установленный жителями Гюмри. Чуть поодаль стоит небольшой, я бы сказал, скромный бюст . На пьедстале надпись по-французски: "Тигран Чамкертян". Сопровождающий нас Епископ Нарек сказал, что этот человек в 20-30-ых годах многое сделал для армянской общины и, в частности, для строительства церкви. Рассказал и об истории памятника. Об этом человеке узнал и живший тогда во Франции скульптор Акоп Гюрджян и решил изваять благотворителя. Вот и стоит здесь этот "скромный шедевр".

Возможноно биографы великого скульптора, ученика Огюста Родена, знают об этой работе. Но вот ни в энцеклопедическом однотомнике "Армянский спюрк", где имеются указания не только об армянах-беженцах, но и о памятниках истории и культуры, нет никаког упоминания о работах Акопа Гюрджяна. Здесь же в Ницце я узнал, что у многих наших соотечественников в свое время хранились древние рукописи, иконы и другие исторически8е ценности. Но с уходом на тот свет дедушек и бабушек, как правило, становится невозможным определить судьбу частных экспонатов, большинство из которых представляют не только материальную ценность. Тоже ведь проблема, требующиая своего разрешения. И мы верим, что голос "Киликии" услышит руководство Армении.

Зорий БАЛАЯН

Акция Киликии: единственный прижизненный портрет Иисуса Христа

Итальянский порт Генуя был последним в своеобразной "кругосветке" парусного судна "Киликия" вокруг всего Апеннинского полуострова. Мы посетили около двадцати портов, островов, вулканов. Беспристрастная судовая статистика обязательно подсчитает сколько прошли во время этой "кругосветки" миль, сколько было штормовых дней и ночей, какие имели поломки и как сами своими собственными силами производили ремонт прямо на борту. Обо всем этом мы узнаем потом. А пока - о том, почему мы с таким нетерпением ждали этот последний итальянский порт.

Вначале - краткий исторический экскурс к вопросу. Армяне появились в этом древнем портовом городе с XI века. Но особо крепкие межгосударственные отношения (напомним, что Генуя была столицей Генуэзской республики) получили при первом армянском киликийском царе Левоне Втором. Даже после распада Киликийского государства не прекращались отношения между армянскими и генуэзскими купцами. В Генуе армяне не только ремонтировали свои многочисленные корабли, но и строили их. В 1307 году они построили Храм и церковь. Сам этот факт говорит уже о том, каково было количество и "качество" армянской общины. В энциклопедическом томе "Спюрк" отмечается, что там хранились армянские рукописи и исторические ценности. Но вот с 1650 года в Генуе не осталось армян и осиротевший храм сохранил только свое название "Армянская церковь святого Варфоломея". Нам надо было не просто посетить армянский храм, но и посмотреть, что там сохранилось и не сохранилось.

Готовясь к экспедиции, я делал у себя записи о многом, в том числе и о том, что предание о знаменитом Спасе Нерукотворном (прижизненный портрет Иисуса Христа) связано с именем царя Абкара V, представлявшего знаменитую царскую династию и которая вошла в историю и как армянская династия тоже. Об этом есть упоминание у Мовсеса Хоренаци и других историков. И вот согласно легенде, когда тяжело заболел царь Абкар V, а это было в начале I века нашей эры, то посланец царя Анания отправился к Иисусу Христосу в Палестину, чтобы сын Божий помог вылечить царя. По одной из версий предания Христос вытер свое лицо льняным полотенцем, на котором остался отпечаток его нерукотворного образа. По другой - художнику Анании действительно удалось нарисовать портрет Иисуса и, как пишут многочисленные источники: "именно его мы и почитаем" (для переводчиков: от глагола "чтить", а не "читать" - ЗБ).

Не вдаваясь в дискуссии о реальности и нереальности этих версий, нам всего лишь нужно считаться с фактом, что весь христианский мир почитает этот "шедевр шедевров". Надо помнить, что когда во время войны вывезли "Святой Лик" во Францию, то богатые генуэзцы сумели выкупить свою святыню и вернули ее домой. Помнить надо и о том, что долгое время, в буквальном смысле этого слова, ее хранили за семью замками, ключи от которых хранились у семи разных людей. И когда нужно было по случаю какого-либо церковного праздника показать лик Христа верующим, то эти семеро владельцев ключей должны были собраться вместе и открыть замки. Помнить, что еще совсем недавно, по случаю празднования 2000-летнего юбилея рождения Иисуса Христа, были изготовлены две дорогостоящие витрины, чтобы дать возможность выставить Святой Лик на всеобщее обозрение. И было столпотворение. Добавим и то, что на следующий день после нашего визита в Армянскую церковь святого Варфоломея, Святой Лик по распоряжению Папы Римского Бенедикта XVI на специальном транспорте повезут (как в свое время легендарную "Джоконду") в Германию (Кельн), где состоится Праздник всех святых.

В тоже время нужно действительно считаться с тем фактом, что история сотворения самого Святого Лика имеет прямое отношение к армянам. Именно армяне спасли и доставили Святой Лик в Геную, где последующие поколения сумели сохранить "шедевр шедевров" в последние шесть веков. И именно в Армянской церкви сохранился и хранится в настоящее время Святой Лик. И после всего этого мы видим, что мир сегодня ничего не знает (или почти ничего не знает) о роли наших соотечественников в сохранении поистине общечеловеческих ценностей. Не знает об этом, по большому счету, и сам армянский народ. В церкви, к примеру, имеются буклеты "Святой Лик и Армянская церковь святого Варфоломея" на десяти языках. Однако нет буклета на армянском. О его необходимости побеспокоились русские, грузины и многие другие, но мы почему-то остались в стороне. Мы так и не научились быть настоящими хозяевами и наследниками нашей собственной истории. Такое создается впечатление, что некому заниматься подобного рода вопросами.

Почему бы нам в Матенадаране ли, в Государственном музее ли, в Эчмиадзине ли не иметь копии Святого Лика с описанием истории оригинала. Мы говорили об этом с настоятелем монастыря Святого Варфоломея Падре Адольфо. Который охотно согласился разрешить снять копию. Речь идет о том, чтобы начать работу именно на кедровой доске, на которую наклеивается льняной холст. Сам образ выполнен яичной темперой, что соответствует работам времен Римской империи. Словом технология известна. Не трудно будет таланткивым армянским мастерам-ювелирам скопировать исам оклад, сделанный из филигранного золота и серебра, имеющий десять выпуклых квадратов, на которых изображены происхождение Святого Лика и некоторые главные события его истории. На четырех квадратах изображены: царь Абкар посылает Анания с письмом к Христу; художник Анания рисует Иисуса Христа; Иисус омывает руки и лицо; Иисус передает Ананию свой портрет и письмо.

Я глубоко убежден, что подобная копия будет действенно работать, функционировать, просвещать и положительно влиять на такой важный фактор оценки страны, как "узнаваемость народа и его истории". В прекрасном армянском храме в Генуе, по утверждению Падре Адольфо, не сохранилось ни одной рукописи. Остались лишь надгробные надписи и письмена на камнях. А ведь когда-то здесь были рукописи. Были. Их теперь нет. Мы никогда ничего не узнаем о них. И представьте себе на минуту, что сохранились бы их копии! Увы, даже представить себе невозможно.

Акция "Киликии" продолжается.

Зорий БАЛАЯН

НА ВИЛЛЕ БОНАПАРТА

В 4.00 19 июня "Киликия" покинула Порто-Аззуро и через четыре часа пришвартовалась в другом городке острова Эльба - Порто-Феррайо с единственной целью - побывать в вилле, где жил Наполеон Бонапарт. На автобусе мы съездили на виллу Сен Мартин, которая находилась в примерно 12 километрах от городка. В 18.30 мы покинули остров Эльбу и взяли курс на Ливорно.

На следующий день прибыли в Ливорно с рассветом и встали у единственного свободного причала. Осмотревшись, обнаружили, что стоим прямо у капитанерии - так называется портовая власть. Днем мы решили посетить Пизу, находящуюся примерно в 15 километрах от Ливорно. Вечером совершили прогулку по Ливорно.

21 июня получили известие из нашего посольства в Риме о послании Папы Римского Бенедикта XVI с благословлением экипажа "Киликии". С утра другая часть экипажа отправилась смотреть Пизу. В 15.00 отчалили и взяли курс на Геную, нашу последний город в Италии. Дул попутный ветер и в первой половине дня мы должны быть на месте. Вечером отметили день рождения Карена Даниеляна.

В ВЕЧНОМ ГОРОДЕ

10 июня с утра провожали Амика Тарахчяна и его сына Корюна. К полудню судно посетили посол Армении в Италии Рубен Шугарян и группа преподавателей римской Левоняновской семинарии во главе с владыкой Микаэлом. Руководство марины предоставило небольшой зал для организации выставки фотографий прошлогоднего плавания.

11 июня с утра продолжали трудиться над рулями. В 17.00 в зале с фотографиями состоялся показ фильма Арега Назаряна и пресс-конференция для членов клуба "Tecnomare".

12 июня, в воскресение мы были приглашены на мессу в армянскую католическую церковь Святого Николая, которая находится в самом центре города. Здание это примерно 200 лет тому назад было передано римским папой в собственность армянских католиков, а во второй половине 19 века рядом с ней была построена Левоновская семинария, которая действует и по сей день. После мессы в зале Нерсеса Шнорали была организована встреча экипажа "Киликии" с прихожанами, а также презентация книги Зория Балаяна "Моя Киликия". На встрече выступили святой отец Микаэл, посол Армении в Италии Рубен Шугарян, Зорий Балаян, капитан Карен Балаян. Был показаны две части того же фильма. После фуршета, организованного после встречи, нас ждало первое знакомство с Римом. Под предводительством очаровательной Анаид Сирунян мы прошагали по центру Рима и познакомились со многими историческими памятниками старины.

13 июня экипаж был приглашен на автобусную прогулку по Риму, организованную семинарией. Сопровождал нас один из преподавателей семинарии отец Мхитар. Когда мы вернулись в марину, оказалось, что судно наше поставлено во второй ряд. Наше место занял пароход, построенный в 1895 году, действующий до сих пор и являющийся гордостью яхт-клуба.

14 июня с утра нас посетили представители армянской диаспоры Рима и Лацио (пригород Рима) во главе с Седой Мартоян, которая вручила капитану приветственное послание с пожеланием удачи в походе. Были также представители молодежной секции организации. После полудня подъехали монахини и внимательно ознакомились с судном. Все прибывшие привозили с собой гостинцы. Вечером экипаж организовал встречу с представителями марины.

ПОСЛАНИЕ ПАПЫ РИМСКОГО БЕНЕДИКТА XVI ЭКИПАЖУ "КИЛИКИИ"

Известно, что в день закладки будущей "Киликии", 25 мая 1991 года, священник Тер Кюрег освятил начало строительства парусного судна. Спустя одиннадцать лет уже поседевший Тер Кюрег, кстати, сам - незаурядный яхтсмен, освятил спуск судна на севанскую воду. Заметим, что только с этого момента судно могло официально получить свое название - "Киликия". 13 июля 2004 года в день старта "Киликии" из грузинского порта Поти от имени Католикоса всех армян Гарегина Второго епископ Аракел освятил начало первого этапа. 9 мая 2005 года у причала армянского острова святого Лазаря представитель Эчмиадзина в Италии святой отец Арен освятил начало второго этапа экспедиции "Киликия".

С тех пор минуло полтора месяца. За это время "Киликия" прошла Адриатическое, Ионическое и Тирренское моря Средиземноморского бассейна (не считая островов Сицилия, Мальта и других). Дойдя до северного порта Генуя, экспедиция таким образом полностью обогнула Апенинский полуостров, посетив все важнейшие морские порты Италии, в которых, по нашим данным, побывали моряки, купцы и дипломаты Армянского Киликийского государства. Следует отметить, что перед началом обоих этапов экспедиции экипаж "Киликии" принимал в Эчмиадзине его святейшество Гарегин Второй, который, благословив путешествие, просил Христа, чтобы святой Крест оберегал армянских моряков, и чтобы помощь и покровительство были непрестанно. Плавание армянской экспедиции освещали итальянские средства массовой информации, в том числе и телевидение. Многих привлекает сама реплика - обобщенная копия древних судов, на которых армяне плавали в средние века. Знали об экспедиции "Киликии" и в Ватикане.

И вот сегодня посол Армении в Италии Рубен Шугарян переслал на борт "Киликии" послание Понтифика, который пишет: "Святейший Бенедикт XVI, Папа Римский от всего сердца дает свое первосвятительское благословление экипажу "Киликии", моля пресвятую Богородицу о новых и новых проявлениях небесной милости, помощи и непрестанного покровительства. Ватикан, 17 июня 2005 года". Следует также отметить, что по приглашению Папы Римского Бенедикта XVI капитан "Киликии" Карен Балаян и летописец-матрос Зорий Балаян принимали участие в Мессе, которую проводил Понтифик на знаменитой площади святого Петра в Ватикане.

Армен Назарян

09.06.05Сегодня исполняется ровно месяц, как "Киликия" вышла в море. В два часа дня мы вошли в устье реки Тибр. Две мили судно шло вверх по реке. По обе стороны ее выстроились в несколько рядов сначала моторные, а затем парусные суда. Наши моряки стояли на палубе и с интересом читали названия этих судов. Проплывая, мы искали указанное нам по телефону место стоянки "Киликии", пока на одной из яхт не заметили махавшую руками худощавую женщину. Как оказалось это была сама директор яхт-клуба "Tehnomare" Валентина Гива, которая взойдя на борт судна и осмотрев его, сказала, что ей очень приятно, что мы являемся ее гостями. Яхт-клуб находится примерно в тридцати километрах от Рима. До самой ночи на судне были гости.

08.06.05Отход из Торре дель Греко был назначен на двенадцать часов. На пристани собралось много провожающих. В последний момент появился пожилой человек и скромно вручил капитану велосипед, сказав, он пригодится. В двенадцать "Киликия" отдала швартовые, поприветствовала провожающих тремя длинными гудками и двинулась к выходу из порта. Со всех верфей высыпали люди и дружественно махали руками, а большинство судов ответило гудками. Прощание получилось очень теплым. Ветер был попутный и мы подняли большой парус. Часам к шести внезапно налетел шквальный ветер и вырвал шкоты. Пришлось спешно опускать рею на оба борта и идти под берег. Через полтора часа под берегом большой парус был убран, поставлены малые паруса и "Киликия" снова встала на курс. Попутный ветер держался до самого конца суток.

07.06.05Вчера среди молодежи, посетившей судно, оказались плотники, которые предложили свою помощь. Мы попросили их сделать опорные детали для рулевых весел, которые уже испытывались несколько дней. И вечером они принесли эти детали. Днем часть экипажа на несколько часов отправилась в Неаполь. Поздно вечером на судне собралось большое количество молодежи самых различных национальностей, принесли с собой музыкальные инструменты и долго над водной гладью гавани Торре дель Греко слышались песни разных стран.

НА РАСКОПКАХ ПОМПЕИ

Как обычно, первый день пребывания в очередном порту начался с выполнения определенных обязанностей. Капитан отправился к портовым властям, кок с командой - за провизией, боцман - за недостающими материалами. Через какое-то время появился капитан в сопровождении полицейских, которые на месте произвели сверку паспортов с их владельцами. Сверив, они сказали откуда и чем можно будет пользоваться в порту и уехали. Во второй половине дня, когда все было закончено, экипаж отправился на экскурсию в город Помпею, в противоположную от Неаполя сторону. На окраине Помпеи, ближе к Везувию, находился раскопанный старинный город. Здесь было все. И улицы с глубокими следами колесниц, дома горожан и знати с внутренними двориками, театры и другие зрелищные строения, площади, скульптуры, культовые помещения и многое другое. Возвращались домой под впечатлением увиденного. Вечером снова было много посетителей, поток которых не прекращался до поздней ночи.

ОБЕД С ТУНЦОМ

Утром 5 мая, около восьми часов, на леску, забрасываемую каждым утром капитаном-наставником Самвелом Карапетяном попался тунец, весом примерно двенадцать килограмм. Самвел Карапетян быстро вытащил его из воды, Зорий Гайкович разделал его, и на обед кок Самвел Саргсян подал на стол сначала рыбный суп из головы и плавников, а затем жаренного тунца.

Весь день "Киликия" шла в водах Тиренского моря, четвертого из пяти морей, омывающих Италию. Вечером судно прошло остров Капри. С наступлением темноты мы вошли в бухту Торре дель Греко, находящегося в 11 километрах от Неаполя. Когда судно шло по бухте, со всех сторон стали доноситься, вперемежку с выкриками "Пираты!", песни в исполнении местных бельканто. Когда судно пришвартовалось, закончилось исполнение песни "Вернись в Сорренто", и наши аплодисменты присоединились аплодисментам слушателей, находящихся на берегу. Мы действительно, оказались возле Сорренто.

ЧЕРЕЗ МЕССИНСКИЙ ПРОЛИВ

Поздней ночью 2-го июня "Киликия" прошла Мессинский пролив. Судоходство в его районе было очень оживленным, поэтому оба капитана были на палубе. Утром мы подошли к Липарским или Эоловым островам. Согласно мифологии, здесь проживал бог ветров и, играя на своей эоловой арфе, посылал в моря различные ветры. Поскольку место было тихое, мы практически до самого конца шли под главным парусом, а поскольку ветер был слабый и часто менялся, мы добирались долго и успели хорошо рассмотреть это курортное местечко. Изрезанный бухтами холмистый берег, покрытый небольшим леском, производил впечатление тихого места. К пяти часам дня мы вошли в портовую гавань. Три раза швартовались у различных причалов, но на каждом появлялся кто-то, который пересылал нас на другой. Наконец, мы остановились в яхт-клубе, у недостроенного понтонного причала. Здесь стояло примерно под сотню яхт, на берегу стояли отели, было много растительности, в особенности, кактусы.

День 3-го июня можно считать началом купального сезона для экипажа. Особое наслаждение получили любители подводного плавания. Часть экипажа, ответственная за весла рули, под руководством Арега Назаряна и Амаяка Тарахчяна занималась завершением второго весла, после чего "Киликия" пробретала уже завершенный вид. Городок Липари находится в паре километров от яхт-клуба, поэтому гостей на судне было очень мало. В основном это было яхтсмены, которые отдыхали в Липари. Улицы городка по вечерам закрывались для транспорта и заполнялись туристами. А жизнь здесь кипела до поздней ночи.

МАЛЬТА И СИРАКУЗЫ

30 мая с рассветом мы "вплыли" (это не морской термин, но иначе не скажешь) в сказку. Мальта. По берегам залива высились исторические дворцы и постройки. В глаза бросалось полное отсутствие зелени на этом серо-желтом каменном фоне. Портовые власти определили нам место стоянки - один из яхт-клубов. Это далеко от собственно Валетты. Весь Мальтийский архипелаг является памятником человеческой культуры, имеющем 6000-летнюю историю и для знакомства с ним необходим не один день. День прошел как обычно. Группы "добывали" пищу и воду, знакомились с прелестями города. Пользуясь обилием воды, купались. Капитан-наставник Самвел Карапетян и здесь нашел своих друзей из Батуми, которые поздно вечером пришли к нам на судно.

Организационная деятельность заняла всю первую половину дня. Затем позвонил наш новый знакомый Джо Моргано, как оказалось, любитель парусного спорта, и сообщил, что устроил для экипажа посещение Морского музея. Музей оказался внушительным и богатым по содержанию. Перед тем как выйти в море, воспользовавшись соответствующим ветром, капитан провел в бухте тренировочные маневры, которые снимала на фоне Валетты наша съемочная группа - Самвел Бабасян и Лев Вейсман. В 16.30 "Киликия" вышла в море и направилась снова в Италию, на этот раз к западному ее побережью.

С утра мы были уже на траверзе Сиракуз. Со вчерашнего дня многие из сдавших вахту укладывались спать прямо на палубе. Жизнь текла размеренно. Только Амаяк Тарахчян сразу после завтрака затеял починку помпы, которую он сам же несколько лет назад собирал в Масисе. Возился он с ней полдня. Вообще это качество его характера - он не может бездействовать. За эту его черту когда-то в бытность строительства судна один из репортеров назвал его мотором строительной команды. Амик, один из создателей клуба, прочно занял место своеобразной совести коллектива. В нем странным образом сочетаются трезвость, расчетливость, критичность, осторожность. Все эти качества позволяют ему практически всегда принимать верные решения. Амик является очень артистичной натурой, и, когда ему совсем делать нечего, он берет гитару и напевает. Жаль, что он не идет с нами до конца экспедиции.

"ЖАРКИЕ ПРИВЕТЫ" ОТ СТРОМБОЛИ

"Киликия" вышла из порта Липари 4 мая в 16.00 под большим парусом, став сразу объектом внимания и съемок всех находящихся на набережной. Курс лежал на остров Стромболи, лежащий в 25-30 милях от Липари. Сам остров представлял собой гору - она же действующий вулкан с неровными склонами, покрытыми невысоким кустарником, местами изрезанным расширенными книзу остывшими ручьями серой лавы. Когда мы подошли к острову, отчетливо стал виден кратер вулкана, из которого вился серо-черный дымок и абсолютно лишенный растительности покатый серый склон горы.

Темнело. Над кратером время от времени возникал столб ярко-красного зарева, а по дымящемуся склону скатывались камни, которые особо отчетливо были видны, когда падали в воду, поднимая брызги и клубы пара. Вулкан Стромболи еще долго был виден в ночи и посылал вслед "Киликии" свои "жаркие" приветы. "Киликия" уже держала курс на Неаполь.

С М Е Р Ч

Страницы из записной книжки Зория Балаяна

В четыре утра капитан объявил "аврал". Это примерно, как на военном флоте -"боевая тревога". Все вскочили с деревянных нар и в темноте устремились к трапу. Надо было поднять второй парус и .... По протяжному завыванию какого-то нового ветра, который словно наслоился на старый поток вихрей, стало понятно, что где-то поодаль проходит смерч и поршнем выталкивает воздух из огромной, как говорят, аэродинамической трубы. Судно стало кидать из стороны в сторону. Арег Назарян, Гайк Бадалян, молодые Мушег, Айк и Ваагн остались на палубе, чтобы установить второй парус. У рулевых весел стояли Карен Даниелян и Арам Салатян. Остальные в кают-компании и особенно в длинном носовом отсеке ("отсек" звучит условно) принялись укреплять весь такелаж, все предметы и вещи. Ветер нарастал с невиданной скоростью, часто меняя вихрем направление. Паруса, словно бешенные, кидались из стороны в сторону, тем самым усиливая крен судна опять же то в одну, то в другую стороны. При тусклом свете трудно было найти какой-либо выступ, чтобы в момент очередного прыжка "Киликии", ухватитья за него.

Гениальное все-таки изобретение - мой письменный стол. Напомним, что пристроенные между основанием мачты и тумбы книжные полки по вечерам я закрываю висячим на веревках письменным столом, который во время шторма придерживает все книги и папки. А книги все толстенные: четырехтомная Малая армянская энциклопедия, однотомник "Спюрк", русско-армянский словарь весом в пять или семь килограммов, Библия на ярмянском языке, "Геноцид армянского народа в Османской империи" Гайка Казаряна, географический атлас и около двух десятков брошюр и других изданий. Конечно на одну из них я помещаю пишущую машинку, с которой у меня есть прошлогодняя и вечная проблема - это лента. Не могу найти ни в одной стране ленты для моей древней, как мир, моей дорогой "железной леди". Короче, все это наглухо закрывается столом.

В какой-то момент не то судно упало плашмя с высокой волны на дно глубоко образовавшейся ямы, не то сама волна бросила его вверх и оно грохнулось на ее гребень, но уже не это было важно. Судно так сильно ударилось о поверхность твердой, как асфальт, воды, что, казалось, оно расколется пополам прямо посередине киля. И даже при такой драматической ситуации, когда сердце трепетно стучит в груди, давая понять, что голова спокойна, как никогда, и вообще все идет нормально. В одну из таких минут я в темноте подмигнул судну, сказав: "Ты ведешь себя молодцом", - и явно слышу его ответ: "Все, что зависит от меня, я непременно сделаю. Главное - это вы. Это - крепкая связь между головой и сердцем".

И мы не опускали рук. Помнится, в момент первого потийского шторма, то и дело, раздавались громкие голоса, и даже крики. Но сейчас - другое. Оставшийся от первого экипажа костяк - это уже знаковое качество. Я уже не говорю о том, как быстро вписались в философию и психологию экспедиции и самого судна новенькие Григор Бегларян (боцман), Самвел Саргсян (кок), Айк Садоян (матрос), Ваагн Матевосян (матрос), словно все они плавали от начала до конца весь первый этап.

Судно то кидается из стороны в сторону, то, приподняв нос, как резвый конь, тотчас же бьет "копытами" о "землю", а в это время можно услышать только звонкий голос первого помощника капитана Арега Назаряна, который дает четкие команды, безошибочно называя то или иное имя, хотя в темноте это, казалось, трудно определить. Правда, в ту ночь до начала неожиданного смерча тускло светил серп новорожденной луны. И я обратил внимание, что ребята сами чувствуют, как своевременно и со знанием дела, подобно дирижеру с палочкой в руке, обращается Арег к тому или другому "исполнителю" в буквальном смысле слова.

Как нежданно-негаданно появился смерч, так он и исчез, словно ветер самим ветром сдуло. Никакого отбоя авралу в таких случаях капитан не дает. Все без слов приводят в порядок судно, где срабатывают принципы: в данном случае речь идет в первую очередь о палубе, где ничего не должно валяться под ногами. Ничего лишнего. Это, кроме всего прочего, опасно. Я в такие минуты по привычке вспоминаю того остроумного и мудрого индийского политика, который основал партию с девизом: "Каждый должен заниматься своим делом".

Смерч со своими боковыми вихрями исчез, но тот базовый северный ветер с морозцем остался. Остался и след от смерча на поверхности моря. Он сумел и без того неспокойное море раскачать за несколько часов так, что спать уже никто не мог.

22.05.2005Сегодня последний день пребывания на "Киликии" Арама Салатяна. На завтра у него заказан билет из Рима в Сидней.Поэтому мы торопимся. В полночь "Киликия" вошла в порт Бриндизи и пришвартовалалсь фактически к улице. От нее наверх вела широкая каменная лестница, завершающаяся двумя римскими колоннами. Отсюда начиналась печально знаменитая Аппиева дорога.

20.05.2005День начался с того, что несколько групп из экипажа вышли в город, расположенный недалеко от марины "Дорика", где стоит "Киликия". Это съемочная группа, так называемая продовольственная группа под руководством кока для закупа продуктов и группа под руководством капитана для посещения исторической Анконы. Съемочная группа посетила в старом городе церковь Santa Maria della Piazza, которую по всей вероятности посещал в 15-ом веке армянской монах-путешественник Мартирос Ерзнкаци. На одной из колонн храма мы обнаружили рисунок старинной галеры с таком же латинском парусом, под которым ходит "Киликия". В 20.00 мы покинули Анкону и двинулись на юго-восток. Предстояло преодолеть более 250 миль до следующей остановки в Бриндизи.

19.05.2005

Рано утром "старики" начали вязать бензели на уже полностью проклеенную рею. Бензель - это специальная флотская обвязка, скрепляющая деревянные детали и обладающая большой прочностью. После завтрака к этой работе подключилась и молодежь. К одиннадцати часам "Киликия" была готова к отходу. Но капитану пришлось отменить выход, так как на море было сильное волнение. Через три часа ветер стал стихать и мы отчалили, завершив тем самым затянувшуюся стоянкув городке Фано. Нас провожали наши друзья на моторных лодках. Путь лежал вдоль берега и ветер дул почти перпендикулярно ему. Т.е. в течение всего пути ожидалась бортовая качка, которая для "Киликии" была самой неприятной. Но учитывая, что переход ожидался короткий - всего 25 миль - мы, тем не менее, пошли вдоль берега. К одиннадцати часам мы были в Анконне. Вначале, отреагировав на более яркие сигнальные огни, мы чуть было не попали в порт с большими судами, но капитан связался с дежурным диспетчером, и тот объяснил, как пройти в марину. После таможенных формальностей, кок угостил нас свежеиспеченным пирогом и мы одновременно отметили новую рею. Вчера же вечером, за ужином, мы поднимали бокалы за годовщину взятия Лачина и за тех, кто в море...

18.05.2005Позавтракав, экипаж приступил к работе, но в 11 вновь пошел дождь. Укрыв рею парусами, мы дождались пока ветер разогнал тучи и завершили основную сборку реи и рулевых весел. Затем разобрали старую рею, состоящую из двух сосновых стволов. По распоряжению капитана она будет на борту, пока новая рея не пройдет все испытания. К нам в гости пришел капитан Галилео Феррарези. Он в 2001 году вместе с супругой Мариной на своей яхте "Фрагола", что означает "клубника", побывали в Антарктиде с целью найти свидетельства существования в прошлом тонкого субтропического рельефа, который был обозначен на карте, сделанной великим Леонардо да Винчи. В подтверждение этой гипотезы, оин обнаружил там окаменевшие стволы, либо выходящие из земли, либо лежащие на ее поверхности. По результатам путешествия Галилео опубликовал книгу "Фраголо во льдах". Наша работа продолжалась весь день, допоздна, прерываясь лишь дождем. На завтра объявлен выход в Анконну, до которой примерно 25 миль.

КЛЕИМ РЕЮ

Сегодня 17 мая половина членов экипажа с утра пыталась отмыть руки от клея, которым приклеивали рею. Ладони были в пятнах, похожих на те, которые остаются на коже после чистки зеленых грецких орехов.19-ти метровая рея, которую мы собрали из многочисленных реек и брусков, стала обретать свою форму - стройность и стремительность. Погода мешала нам работать - солнечные часы регулярно сменялись моросящим дождем, а с семи часов заладил долгий ливень.

Экипаж собрался в кубрике. Квартердек (часть палубы над кубриком) после зимовки во многих местах протекал - подсохшие доски палубы еще не разбухли и щели пропускали воду. Это стало предметом общих шуток, звучали анекдоты, прерываемые взрывами хохота. Но все уже начинали нервничать по поводу вынужденного безделья и задержки, конечно, никоим образом не выказывая своего беспокойства. Но по всей видимости еще одну ночь придется провести в Фано.

ФИЛОСОФСКИЙ ПОДХОД, ИЛИ КАК СПАС ЗОРИЯ БАЛАЯНА ЮНЫЙ МАТРОС ВААГН МАТЕВОСЯН

Погода пасмурная, влажность запредельная. Ветер, скорее холодный, нежели прохладный. На другой стороне причала, в тридцати метрах от судна стоит комиссар "Киликии" Зорий Гайкович Балаян. В руках у него целлофановая торба, конечно же с книгами. В карманах два сотовых аппарата: один - с ереванским номером (роуминг) и второй - с итальянской картой. Практически вся связь с внешним миром обеспечивается этими двумя чудами века. Комиссар ждет лодку, которую медленно, размеренными гребками ведет к нему наш новенький, совсем еще юный Ваагн Матевосян. Накануне, кстати, осуществлялась такая же процедура и Зория Гайковича подобрал с того берега тоже молодой, но уже морской волк Мушег Барсегян. Так что, казалось, что все отработано. Соответственно, каждый из нас на "Киликии" занимался своим делом и не обращал внимания на процесс переправы.

Но вот Ваагн повел надувную лодку к месту, где были подвешены кранцы - резиновые подушки с цепью, за которую можно ухватиться, чтобы прижать лодку к причалу. Зорий Гайкович спокойно, как это было накануне, встал на борт лодки, не зная, что Ваагн не держится за цепь. Дальше было все очень естественно. Лодка резко отошла от стенки и комиссар в мгновение ока очутился в холодной воде. Все было так неожиданно, что мало, кто обратил на это внимание. Через секунду он вынырнул из воды и мы услышали страшный его крик с причитанием: "Ваагн-джан! Что ты сделал? Ты же отрубил мне руки. Я утопил два моих телефона, которые лежат в кармане". Хватаясь за корму, матрос Балаян вытащил телефонные аппараты и бросил их на дно лодки. Из опыта мы знаем, что в таких случаях телефоны не спасти. Соленная вода - враг для хрупкой японской аппаратуры.

Увы, на "Киликии" не было Самвела Бабасяна со своей телекамерой. А те, у кого были фотоаппараты, пришли в себя, лишь когда лодка доплыла до "Киликии", таща за собой комиссара. На бедном Ваагне лица не было. Он страшно переживал - ведь как-никак это Зорий Гайкович! Пока мы хором раздевали "утопленника", сушили сухим одеялом, которое успел поднять из чрева судна врач "Киликии" Геворк Григорян, комиссар успокаивал побледневшего от страха Ваагна: "Ваагн-джан! У меня дела в городе, так что на обратно повезешь меня только ты. Успокойся, Ко всему надо подходить философски: ведь, по большому счету, ты меня спас". Вот такой у нас комиссар.

Армен Назарян

ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ ЭКИПАЖА "КИЛИКИЯ"

У нас есть свой устав, в котором определены цели и задачи экспедиции, суть и смысл судовых ролей любого члена экипажа. Конечно, устав - это нечто капитальное, тяжеловесное, напоминающее Основной закон, то бишь Конституцию. Однако опыт прошлого плавания показал, что нам нужно, презрев всяческую идеологию, определить еще и какие-то схемы, границы, нормы поведения членов экипажа, за черту которых нельзя выходить. Речь, скорее, идет о том, что в многомесячном плавании на столь необычном судне, которое проходит зачастую в экстремальных условиях, действительно нужно зафиксировать моральные нормы, которые просто опасно нарушать. Об этом много говорилось и на первом этапе. И вот, все обобщив, капитан, буквально в первый же день плавания, в открытом море собрал весь экипаж на палубе. Стоя у кормы, он достал из кармана вчетверо сложенный листок, и медленно выпрямляя его, громко сказал: "То, что я хочу предложить вашему вниманию, созрело давно. Еще во время первого этапа нашего многолетнего проекта "Экспедиция "Киликия" - плавание по семи морям" созрело давно. Именно в открытом море мне захотелось зачитать вам десять пунктов нашего своеобразного морального кодекса. Ровно десять пунктов. Значит можно условно назвать "десять заповедей". Тотчас же Карен извинился за невольное святотатство по отношению к Священному писанию и добавил: "Совпадение абсолютно случайное, но обязывающее". И капитан зачитал пункт за пунктом, приводя их в порядке армянского алфавита.

Я решил обнародовать их с некоторыми комментариями-пояснениями.

А. "Официальный язык парусного судна "Киликия" - Армянский". Это значит, что все команды на судне даются исключительно на армянском. Все вопросы и ответы, реплики и рапорты озвучиваются на борту только на армянском.

Б. "Вахтенные во время несения вахты и все увольняющиеся на берег обязаны иметь опрятный, надлежащий вид".

Г. "Во время стоянки судна в портах на борту "Киликии" может звучать только армянская музыка". Это значит, что в открытом море можно слушать и классику, и песни на разных языках.

Д. "В кают-компании и кубрике не курить даже при плохой погоде. На палубе нельзя ни закуривать и не курить, находясь на наветренной стороне". Здесь, по моей комиссарской просьбе, капитан добавил: "Членам экипажа, которым не исполнилось тридцать лет, запрещается курить. При нарушении - списать на берег". Кстати, первой "жертвой", как известно, стал новенький Айк Садоян, надеюсь к великой радости его матушки Шушан. Для сведения скажу, что злостный курильщик Айк бросил курить за два дня до оглашения приказа капитана. Он мне обещал бросить курить с девятого мая в день старта. И сдержал свое слово.

Е. "На парусном судне "Киликия" категорически запрещается сквернословить".

З. "Соблюдать личную гигиену и следить за санитарным состоянием судна. Купаться, мыться и стирать белье только морской водой". Пресная вода при наших запасах - на вес золота.

Ы. "Кормовая банка (скамейка) судна предназначена для капитана, капитана-наставника, комиссара и начальников вахты во время дежурств. Остальным членам экипажа запрещается сидеть на кормовой банке, даже когда она свободна".

Т (аш). На "Киликии" объявлен сухой закон (в том числе и на берегу). Лишь в особых случаях делается исключение с разрешения капитана, который дает соответствующую команду коку". Комментарии излишни.

Ж. "Без разрешения кока пользоваться камбузом строго запрещается"

И. "Все спорные вопросы решать исключительно с улыбкой на лице".

Приказ капитана не обсуждался. Ибо речь идет о законе, который не обсуждается, а выполняется.

Зорий БАЛАЯН

"СОБАЧЬЯ" ВАХТА

У меня была ночная вахта с 4-х ночи до 8-и утра, называемая во флоте "собачьей". Считается, что она самая неприятная, хотя лично мне нравится встречать рассвет. Так вот к 5-и часам 16 мая я стал свидетелем пробуждения рабочего порта города Фано. Из гавани друг за другом вышли 28 белых рыболовецких катеров-близнецов, каждый из которых был оснащен мощными драгами, сравнимыми по величине с нашим парусником. Едва светало, я стоял на краю мола, будто принимая парад судов. Похожие внешне, каждый из них отличался устоями внутренней жизни и это было заметно в мелочах. На каждом из них работала и, можно сказать, жила семья из 4-х человек. Я успевал заметить, как на одном из катеров торопливо завершалось мытье палубы, на другом царил полный порядок и экипаж в полной готовности стоял на беке, на третьем кто-то выползал из каюты, торопливо натягивая майку. Время от времени слышались голоса команд, доносившихся из радиодинамиков на катерах. Катера выходили из бухты и, оставляя за собой белые дорожки пены, веереом расходились в открытом море. За ними, с некоторым опозданием прошли с десяток моторных лодок с яркими флажками на штоках.

После завтрака закипела работа на причале возле судна. Поскольку приходилось ждать, пока проклееные части реи высохнут, моряки занялись стиркой и судно наше скоро своими развешанными на рее, бортах и вантах майками и брюками, стало напоминать неаполитанский квартал. Явный признак того, что мы засиделись у этого берега.

В течение дня нас ожидало еще одно впечатление. Мимо нас с достоинством прошла яхта с несколько устаревшими обводами полностью обитая красным деревом. Построена она была в 1940 году, как рассказал нам капитан, личным конструктором яхт Гитлера.

Работа над реей затянулась затемно.

"Я СААК, ПОТОМОК ДРЕВНЕГО АРМЯНСКОГО РОДА ..."

14 мая утро, наконец, оказалось таким, каким должно быть утро в летней экспедиции - раннее ясное солнце, свежий рассветный ветерок и не нарушенная еще, свидетельствующими о присутстсвии человека звуками, тишина. Позавтракав, мы разгрузили палубу от составных частей новой реи и начали ее собирать. Нам портовые власти разрешили вести работы прямо на моле у судна. Это очень немаловажная услуга, ибо многочисленные причалы и молы составляли довольно витиеватый лабиринт и для того, чтобы перейти на противоположную сторону большого числа нешироких каналов по суше, необходимо было сделать огромный крюк. Недаром, обслуживающий персонал яхт-клуба передвигался на маленьких электромоболях, похожих на те, которые используются на полях для игры в гольф, а все прочие - на автомобилях и велосипедах. После обеда была объявлена генеральная уборка судна и часа через три "Киликия" блистала чистотой, а у входа был поставлем половик.

Собрать новые рею и рулевые весла помешала погода - к вечеру снова полил дождь. Пришлось смириться с тем, что мы проведем в Фано еще один день.

На следующий день экипаж проснулся в рабочем настроении - нужно было наверстать потерянное вчера из-за непогоды время. Наскоро позавтракав, мы продолжили работу по сбору реи.

В яхт-клубе было с утра заметно оживление. Как выяснилось, на сегодня назначена крейсерская гонка. Два дня неподвижно стоявшие яхты, заполнились людьми, которые суетились на палубах, что-то подтачивая и подкручивая. К одиннадцати часам яхты одна за другой потянулись из бухты марины, образуя яркую, красочную вереницу легко скользящих по водной глади судов. Яхтсмены приветственно махали руками нам и нашему паруснику, восторженно поднимали к небу большой палец и кричали "Bellissimo!". Все побросали работу, схватили фотоаппараты и побежали на конец причала, чтобы не пропустить старта гонки. Наш капитан и видавшие виды моряки-спортсмены, стоя на молу, давали оценку каждой проходящей мимо яхте. Только проводив участников регаты, мы вернулись к делам насущным.

К полудню подъехали гости Арама Салатяна, Барбара и Надя, которые любезно согласились отвезти съемочную группу в Равенну, где мы хотели найти свидетельства пребывания там армян. Барбара, водитель большого "Range Rover"-а, живая и смешливая женщина лет сорока (как оказалось business-woman) не умолкала ни на минуту на протяжении всего пути, легко переходя с итальянского, который понимала ее подруга Надя, на английский, на котором она общалась с Арамом, или на французский, который был доступен мне. Водителем, тем не менее, она оказалась лихим и почти 200 километров пути мы проехали чуть больше, чем за час. Мимо нас проносились аккуратные зеленые лужайки с установленными посередине желтыми и розовыми кубиками домов, крытых черепичной крышей. В Равенне, старинном городке, с узкими мощенными улочками и многочисленными церквями, мы долго искали нужную нам базилику. Об Ай Нерсесе, то ли основателе, то ли освободителе Равенны, мало кто знал. Наконец, один из экскурсоводов помог нам и направил нас в церковь Santa Vitale. Арам вошел внутрь этого исторического памятника и вскоре вышел оттуда со счастливой улыбкой - "Нашел!". Правда, это не был тапанакар Ай Нересеса, который мы искали, а надпись на саргофаге на латыни и греческом, начинающуюся словами "Я Саак, потомок древнего армянского рода ...". Снимать в музее, конечно, нам не разрешили, но несколько фотографий украдкой Арам все же сделал. Конечно, ученым-историкам об этих памятниках все видимо известно, но собственное открытие всегда приятно сделать.

Самвел Бабасян сделал еще одно открытие: итальянцы похожи на армян и он, хоть не знает языка, чувствует, что мог бы договориться с итальянцами и даже жить среди них.

К ГОРОДКУ ФАНО

Даже долго находясь на море, трудно привыкнуть к восходам, которые будучи похожими друг на друга, тем не менее, обладают каждый раз особой уникальностью красок и небесного узора. Невольно сравниваешь представленную картину с полотнами различных художников, которые поразили тебя невероятностью и сказочностью красок и начинаешь понимать их реалистичность в передаче того, что они, оказывается, писали с натуры. Сегодняшний восход бы л в духе Куинджи.

Когда появляется солнце, на судне, обычно, поднимают флаги. На этот раз Государственный флаг Армении, исторической Киликии и другие на Адриатическом море поднял член экипажа - американец из Техаса, выходец из киликийских армян. Можно только догадываться о том, что у него происходило в душе.

День 13 мая прошел легко скользя по воде. "Киликия" пересекла северную часть Адриатического моря и начала свое движение на юг. К пункту назаначения, городку Фано подошли гораздо раньше намеченного срока. В 16.30 судно вошло в акваторию яхт-клуба Marina dei Cezari.

Нас у входа в порт на лодке встретил друг капитана Мигеле, который бывал на "Киликии" во время пребывания ее на Севане. День был рабочий и плотно стоящие у причалов яхты покачивали мачтами в ожидании моряков и пассажиров. К 10 часам на судно пришли гости - итальянские яхтсмены с гостинцами и вином. Таким образом, на палубе "Киликии" состоялся своеобразный прием. Звучала армянская музыка, италянская и английская речь.

ВСТРЕЧА С ТРИЕСТОМ

Утром 10 мая погода ухудшилась. Резкий пронизывающий холодный ветер заставил всех наглухо застегнуть штормовки и натянуть на головы капюшоны. Море было глухого серо-синего цвета. После завтрака капитан собрал всю команду на баке и поздравил с началом очередного этапа экспедиции. Старпом огласил распределение вахт и был зачитан приказ капитана из 10 пунктов, которые тут же были названы заповедями, ибо ими должны будут руководствоваться в течение всего плавания. Они касались, в основном, технико-организационных вопросов и были основаны на опыте прошлой навигации.

Если в прошлом году, в Поти, судно провожала целая бригада друзей и соратноков, прибывших помочь подготовить "Киликию" к плаванию, то на этот раз, кроме аббаайра Егия и нескольких мхитаристов, на берегу из команды киликийцев остался только Гурген Арутюнян, отличный плотник, руки которого прикоснулись ко всем узлам и деталям парусника. За те две недели, которые были проведены экипажем в Венеции и были плотно заполнены работой , команда сильно сплотилась, превратившись в сплоченную команду из 15 членов. Может быть, поэтому отсутствие ворчливых замечаний, едких шуток и громкого света Гуго, ощутилось в первый же день плавания.

Оживление на палубе в этот день было только в утренние часы. Во-первых погода абсолютно не способствовала этому, а главное все очень устали и, наскоро закончив приборку, отправились спать. Наверху остались только вахтенные, которые, кстати, тоже были не очень разговорчивыми.

День отхода судна прошел в соответствии с погодой - серо. К вечеру "Киликия" пересекла залив и подошла к городу Триест, первому порту в веренице предстоящих стоянок. Встретил нас соотечественник, Роберто Дзингирян, потомок известного константинопольского армянского рода, к сожалению не говорящий по-армянски. Ему позвонил из Венеции и рассказал и нашем визите, конечно же, аббаайр Егия.

Судно пришвартовалось практически к центрральной площади Триеста, население которого было примерно 230 тысяч жителей. Площадь представляла собой прямоугольник ограниченный с трех сторон трехэтажными зданиями 18-го века. Непосредственно напротив мэрии стояло наше судно и к нему от мощенной площади вели ступеньки.

В ночной тиши могло показаться, что вот-вот из ампирного здания выйдет градоначальник со свитой и прошествует через мощенную площадь, чтобы взойти на судно. Повеяло историей ...

Утром 11 мая погода прояснилась. Единственное что омрачало настроение членов команды это ветер и тот факт, что уже сутки как экипаж не получал горячей пищи, потому что испортилась печь. Зато, когда неисправность была ликвидирована, приготовленный кофе обладал особым вкусом.

Стали приходить местные армяне, всего человек десять-пятнадцать. Но совершенно неожиданной и приятной оказалась встреча с немцем, живущим в Триесте, занимающимся производством украшений из венецианского стекла - мурано, Антоном Элстнером. Он появился в ряду прочих гостей, быть может, чуть более заинтересовавшийся нашей экспедицией. Оказалось, что у него жена украинка и он вместе со своим боссом, будучи увлечены историческим кораблестроением, спонсируют строительство уже второго историческго судна в Одессе. Через него мы заочно познакомились с украинскими коллегами, а он был обрадован, что обрел новых знакомых, одержимых морем. Мы сдружились и вечером экипаж был приглашен Антоном на ужин в пиццерию.

С утра 12 мая готовились выйти в море, но из-за административно-технических проволочек отчалили только к 13.00. Но, не успели выйти из порта, как позвонил аббаайр Егиа и сообщил, что прибыла фура с новыми реей и рулевыми веслами и полчаса назад отправилась в Триест. Пришлось развернуть судно и, на удивление еще десять минут назад прощально махавших нам руками горожан, вновь пристать к берегу. Необходимо было дождаться автомашины с грузом, ибо дальше он уже мог нас и не догнать. У экипажа появилась дополнительная возможность побродить по городу и купить всяких сувенирных мелочей. Фура подошла в 16.20 и через полчаса, погрузив долгожданный груз на палубу, мы покинули Триест.

Ветер дул попутный и "Киликия" скоро оказалась в открытом море весело скользя по слепившей глаза солнечной дорожке, будто дорвавшись до свободного хода и радуясь хорошей погоде.

"КИЛИКИЯ" ВЫШЛА В ОТКРЫТОЕ МОРЕ

Парусное судно "Киликия", отзимовав в Венецианском порту, 9 мая вновь, открыв паруса, тронулось в свое путешествие "по семи морям". Как сообщил АРМИНФО с борта судна член команды Карен Даниелян, позади остались 10 дней сложной подготовительной работы, в том числе и самая трудная загрузка балласта в трюм из 18 тонн чугунных чурок. К утру 8 мая команда поспела к причалу на площади Святого Марка, где в этот день начинался ежегодный венецианский праздник обручения Венеции с морем - Senso. По традиции дож Венеции на многовесельной гондоле, которая строилась специально к этому дню и была обильно украшена золотом во главе вереницы гондол, яхт и катеров направлялась к острову Лидо. Там возле берега он торжрственно бросал в воду золотое обручальное кольцо, видимо, символизирующее единение Венецианской республики с морем еще на год.

"Киликия" была приглаашена участвовать в этом параде. Но из-за технических проблем члены команлы опоздали к началу праздника и присоединились только к уже возвращающейся колонне. Она хоть и не была столь стройна, как, видимо, на старте, но все равно представляла собой яркое зрелище. На свежепокрашенных гондолах стояли парни, одетые под тон и весь Canale Grande играл калейдоскопом ярких красок. "Кликия" гордо продефилировала перед многочисленной публикой, собравшейся по обеим сторонам канала. После чего судно пристало к ставшему уже родным причалу острова святого Лазаря, где швартовый конец принял сам глава ордена мхитаристов отец Егия. Экипажу вновь пришлось переодеться в рабочие одежды и заняться делом - укладкой груза в трюм. Это непростой процесс, так как необходимо уложить многочисленные тюки и коробки так, чтобы они не шелохнулись при любом волнении. Карен Даниелян

Как пишет Зорий Балаян, погода 9 мая напоминала скорее осеннний Лондон, чем Венецию в середине мая. Тяжелые свинцовые тучи, угрожающие разразиться ливнем висели над нами в течение всего дня. Члены экипажа не очень обращали на это внимание, так как дел, технических и организационных, оставалась уйма - вечером выходим.На торжественном мероприятии, посвященном началу второго этапа экспедиции было немного народу, как говорится все свои. Недавно назначенный Чрезвычайный и Полномочный Посол РА в Италии Рубен Шугарян, активно помогавший нам во время всего венецианского подготовительного периода, пожелал нам доброго пути и поднял вместе с капитаном "Киликии" Кареном Балаяном Государственный флаг Армении. Флаг Италии был поднят генеральным менеджером паромной переправы Италии, представителем древнего венецианского рода Карло Травазани, благодаря которому мы, находясь в Италии, легко решали многие проблемы. Присутствовал также глава епархии армянской апостольской церкви в Италии отец Арен, который передал путешественникам напутствие Каталикоса всех армян Гарегина II. И, наконец, глава ордена мхитаристов, отец Егия, который стал для экипажа родным человеком, благословил экспедицию. Именно его маленькая фигурка в рясе, застывшая на моле, стала последней картинкой для всех находящихся на судне, когда "Киликия" отхиодила от причала острова Святого Лазаря, ставшего для всех вторым домом. Уже в море, по предложению капитана, моряки подняли чарки с монастырским вином за тех, кто победил во второй мировой войне и тех кто отстоял свободу и независимость Армении.

Не раз я обращал внимание на то, что сам маршрут "Киликии"позволяет делать некоторые, я бы сказал, публицистические наблюдения. Речь идет о том, что в разных портах, встречаясь с разными общинами наших соотечественников, приходишь к выводу, что не только схожими бывают проблемы, но и чувства беспокойства людей за будущее. Иногда слышишь одинаково звучащие фразы, словно люди сговорились между собой. Часто приходится видеть, как фатально разводя руками, озвучивали роковые мысли, типа "Чужбина остается чужбиной". И здесь хотелось бы привести один пример, который стал для экипажа "Киликии" темой, требующей своего раскрытия. За неделю до старта своими тревожными мыслями о судьбе бесценных памятников старины с Кареном Балаяном, Самвелом Карапетяном и Арменом Назаряном. Ничуть не удивился, что они сами давно уже были обуреваемы этой же тревогой. Да и как не волноваться, если видишь собственными глазами тысячи и тысячи армянских манускриптов, среди которых великое множество поистине уникальных. В такие минуты невольно задаешься вполне нормальным и естественным вопросом: а что, если случится какая нибудь беда.

Экскурсоводы музея острова святого Лазаря с гордостью и благодарностью традиционно вспоминают о том, что даже Наполеон своим специальным указом упредил возможную беду, запретив, так сказать, трогать собрание шедевров армянского острова мхитаристов. Ну, во-первых, не всегда полководцы (читай захватчики) бывают наполеонами, а во-вторых тот же указ великого полководца почему-то не схватил за руку тех, кто начал грабить сокровища того же Ордена мхитаристов уже в монастыре Триеста, который находится всего на расстоянии 60 миль от Венеции. Я уже не говорю о стихийных бедствиях, о преступлениях. Да мало ли, что может случиться в жизни и тогда ... .

И тогда, скажем, в Венском мхитаристском монастыре, куда я специально заехал по дороге на остров святого Лазаря, мы лишимся не только Рембранда и Айвазовского, не только мумии четрехтысячелетней женщины с ее кошкой, не только уникальных подшивок газет, ювелирных изделий, но и что для на ценнее всего - 120 тысяч редких и 10 тысяч ценных монографий по истории Армении на иностранных языках. И тогда, случись беда, в музее монастыря острова святого Лазаря мы лишимся не только около двадцати работ Айвазовского, тысячи полотен, которым цены нет, не только личной печати Петра Первого, древних рукописей на иврите, на грузинском, греческом, латинском, арабском языках, даже не только позолоченного меча последнего киликийского царя Левона VI, но и самого древнего (среди всех армянских хранилищ древних рукописей) Евангелия царицы Млке VI-VII веков. Ну, как не задаться сакраментальным вопросом, полным тревоги и ужаса: "А что, если этот экземпляр в свое время оказался бы в Триесте, куда тогда перевезли многие шедевры".

Весь кошмар в том, что, как с болью в сердце говорит глава всемирного Ордена мхитаристов аббаайр Егия Килахпян, что даже многие шедевры не имеют полноценной копии, а большинство уникальных живописных работ не вошли в альбомы. Речь, в конце концов, идет не о том, чтобы вывозить за пределы того или иного государства памятники старины, а о том, чтобы создать надежные условия, при которых они будут сохранены навеки. В этой связи нужнобсказать, что есть еще одна, может быть самая тревожная проблема. Это то, что с каждым годом редеют ряды мхитаристов, и среди них особенно ряды специалистов музейного, реставрационного дела. Нет хотя бы минимального числа настоящих подвижников - последователей Алишана. Еще недавно действенной гордостью поистине просветительских монастырей были их современные типографии, где печатались чуть ли не для всего армянства книги, в том числе учебники, географические карты и атласы. И сами типографии были притягательны для многих исследователей. Сейчас современная техника (компьютеры, сканнеры, принтеры) и прочее позволяют чуть ли не в домашних условиях издавать книги. Так что есть причины и объективные. Но от осознания этого, никому из нас не может быть легче. Ибо остается главный вопрос - это судьба сокровищ, представляющих национальные и общечеловеческие ценности.

Вот мы и решили всем экипажем "Киликии" поставить этот судьбоносный вопрос, понимая, что мы не делаем никаких открытий, ибо о самих музеях и их экспонатах всем все известно. Но мы не можем не воспользоваться возможностями, которые дает нам "плавание по семи морям", когда мы волею маршрута нашего судна посещаем места, где находятся монастыри и музеи, являющиеся бесценным достоянием армянского народа. Мы всего лишь поднимаем вопрос. Вот почему накануне старта "Киликии" всем ее экипажем в очередной раз совершили экскурсию с целью решить публицистическую задачу. Вместе с главой Ордена аббаайром Егия и экскурсоводом Варданом Карпетяном обошли все залы музея и наш оператор Самвел Бабасян снял на пленку большинство сокровищ, которых мы можем просто напросто лишиться.

Я поторопился на старте экспедиции обнародовать эту больную для нашего народа тему, кроме всего прочего еще и потому, что первый порт, куда войдет "Киликия" - это именно Триест. Так что и там нам предстоит заняться нашей нелегкой проблемой. Среди всего предстоит зафиксировать на пленку сохранившуюся армянскую церковь, школу и другие помещения, где двести лет назад мы навсегда потеряли бесценные сокровища нашего народа.

Мы и далее намереваемся развивать эту тему, рассказывать об увиденном нашим читателям, не теряя надежды на то, что руководство нашей страны и соответствующие организации обратят действенное внимание на проблему, которую просто опасно не решать.

"КИЛИКИЯ" ГОТОВИТСЯ К СТАРТУ ВТОРОГО ЭТАПА

Ровно шесть месяцев экипаж "Киликии" на видел судна, которое столько же времени не видело своих друзей и соратников. Ведь нас прежде всего и в первую очередь крепко связывали именно настоящая дружба и совместная борьба за жизнь, за преодоление нескончаемых долгих милей по семи морям. Я не сомневаюсь, что добрый и "добротный" парусник скучал не меньше нашего. Правда, ему в некотором смысле было легче. В начале марта его посетили, как мы часто говорим, два капитана: капитан судна Карен Балаян и капитан-наставник Самвел Карапетян. Это был не просто визит вежливости. По всем законам моря нужно было проверить состояние плавательного средства, которому предстоит длительное плавание. Напомним, что все это время судно находилось в воде. Точнее, стояло у причала легендарного армянского острова святого Лазаря. Справедливости ради надо сказать, что глава знаменитых мхитаристов аббаайр Егия и другие члены Ордена тщательно следили за состоянием "Киликии", регулярно откачивали воду с помощью установленных на борту двух помп. Известно, что во всех без исключения деревянных судах накапливается вода и, естественно, постоянно приходится сбрасывать ее.

Карен и Самвел выбрали время визита на остров вовсе не случайно. Еще в дни подготовки судна к зимовке стало известно, что в Венеции в начале марта 2005 года будет организована выставка-ярмарка судов и морского оборудования, на которую в качестве почетного гостя устроители пригласили саму "Киликию". Она уже тогда полюбилась видавшим виды венецианцам. И надо признаться, на том самом морском салоне "Киликия" благодаря своему фантастическому "возрасту" затмила своей популярностью все плавсредства. Ее посетили все участники международного салона, в том числе и сам президент Венето (Венецианская область) синьор Галан. Еше с осени в скромных закромах судна сохранились в пачках армянские чир и чамич, которыми Карен и Самвел охотно угощали своих гостей.

"Киликиии" не давали скучать и многочисленные туристы Венеции, которые, посещая легендарный армянский остров, в обязательном порядке осматривали ставший неожиданно для всех на этот период главным экспонатом острова-музея судно - копию древних киликийских парусников.

И вот после долгой разлуки состоялась встреча друзей - соратников. "Киликию" перегнали с причала острова святого Лазаря в яхт-клуб в местечке Фузина, где сначала выгрузили двадцать тонн балласта (чугунных чушек) и с помощью мощного крана подняли на стропах (широкие ремни-ленты) и держали на весу до утра следующего дня. Весь корпус ниже ватерлинии оброс густой бородой из водорослей и ракушек и ее сбрили мощной струей воды под сильным напором.

На следующий день "Киликию" поставили на специальные подпорки и закрепили так, чтобы она ненароком не повалилась бы на бок. И пошла-поехала привычная работа по заделыванию щелей между досками обшивки. В едва заметные щели острыми клинами вжимаются длинные нити пакли, замоченные специальным варом. Многие, наверное, видели эту нудную и требующую большой усидчивости процедуру, когда миллиметр за миллиметром нужно конопатить все щели. А у "Киликии" общая длина всех этих зазоров составляет примерно периметр всамделишного футбольного поля.

За оставшиеся несколько дней нам надо успеть еще привести в порядок, если можно так выразиться, самую нижнюю палубу судна - деревянный настил (пайолы), под которым сложены чугунные кирпичи балласта. Под настилом всегда находится вода, которую и приходится регулярно откачивать. Абсолютное большинство столярных работ, можно сказать, день и ночь проводит Гурген Арутюнян, который упорно называет себя исключительно краснодеревщиком. Надо сказать, что и в период подготовки к первому этапу экспедиции огромную работу провел Гурген, который, кстати сам не принимает участия в плавании. Помогал и помогает, надеемся, и будет помогать как истый айасовец (член клуба "Аайас"), как один из самых активных и преданных строителей "Киликиии".

Через сутки на грузовом автомобиле из Москвы доставят новую рею (двадцати метровая поперечная балка, к которой крепятся паруса). Таким образом "Киликия" получит обнову, о которой мы с ней так долго мечтали. Так что после "бритья бороды" корпуса судна, да еще с новой реей и новым большим парусом, который, как известно, мы получили на финише первого этапа плавания, у нас будет приличная скорость. Однако, это уже другая тема и другой разговор. Поживем, как говорится, увидим.

Пока этот репортаж увидит свет, мы, думается успеем перегнать "Киликию" на наш остров, откуда 9 мая в день Великой победы, в день освобождения Шуши, после традиционного церемониала в присутствии посла Армении в Италии Рубена Шугаряна, а также всех мхитаристов и официальных лиц Венеции начнется второй этап путешествия, которое только условно называется "плаванием по семи морям".

Зорий БАЛАЯН

Дорогие друзья!

Сегодня мы расстаемся с "Киликией", которую оставляем на зимовку в Венецианской лагуне у причала армянского остров Святого Лазаря. Расстаемся, чтобы через полгода начать новый этап эспедиции и выйти в Атлантич4ский океан. Более четытрех несяцев нас объединяло не только страстное желание спустя восемь веков впервые пронести государственный флаг независимой Армении по маршруту наших предков; нас объединяло само судно. Мы все это время ни на минуту не были одни. С нами была "Киликия". И "Киликия" не была одна, с ней были мы. Не раз, глядя смерти в глаза, мы действенно сознавали, что спасая судно, спасаем себя. Жизнь показала, что "Киликия" является самым верным другом. В конце концов, тень от флага падала на палубу, которая символизирует частицу нашй Родины. Именно поэтому в этот последний день, перед расставанием с парусником, я хотел бы, чтобы с благодарностью вспомнили всех тех, кто стоял у истоков создания Клуба морских исследовеаний с гордым названием "Айас" и - строительства парусного судна с таким же гордым названием "Киликия". Многие из них по разным причинам не смогли принять участие в первом этпе экспдиции. Однако это обстоятельство ничуть не умаляет цену и меру их подвижничества. Я часто, особенно в критической ситуации, ловлил себя на мысли, что с теполотой думаю не только о моих друзьях , матросах, кто честно и мужественно выполняет свой долг на борту, но и всех тех айасовцах, которые остались на берегу. Низкий им поклоn!

А теперь несколько слов о том, ради чего я просил нашего капитана собрать всех в кают-компании. Я благодарен судьбе за то, что мне выпало счастье день и ночь трудиться на борту судна, пытаясь хоть на иоту помочь команде и "Киликии" успешно завершить первый этап столь важной для нашего народа экспедиции. Я служил как мог. Трудился, чувствуя себя в первую очередь матросом. А сегодня, в последний день, на борту "Киликии" хочу раскрыть свою тайну. Многие, уверен, обратили внимание, что я в шторм и особенно ночью часто стоял подолгу, иногда до 12-14 часов кряду у основания мачты. А суть тайны, я бы сказал, чисто медицинская. Не думаю, что здесь - место, где можно рассуждать вслух о медицинских премудростях. Во время непрерывной качки у одних может быть тошнота, у других, скажем, астматиков, - приступы кашля, у третьих - боли в сердце, особенно, в моем случае. Так что в шторм, у меня всегда появлялись сильные боли в сердце. Зная о том, что такое состояние легче всего переносить лежа, меня, тем не менее, всегда тянуло наверх, к основанию мачты. Не знаю, почему, но я всегда боюсь умереть в постели. Умереть, так стоя. А еще лучше - в движении. В дороге. Однако, эту сугубо личную тайну я решил раскрыть вовсе не случайно. И делаю это для того, чтобы сказать следующее. Пусть капитан принимает мое это слово, как заявление о моей отставке. Думаю, дорогой Карен, так будет и правильнее, и честнее. Спасибо тебе, всем ребятам и, конечно, "Киликии" за то что вернули меня к молодости, когда я преодолевал огромные расстояния по морям, рекам и тундре. Я не мог не пройти с вами до конца, потому, что с чувством глубокой ответственности осознавал: не только "Киликия" нужна мне, но и, простите за нескромность, я нужен ей. Нужен ее идее. С Божьей помощью мы сумели преодолеть себя и дойти до цели. Команда состоялась. Профессиональный костяк уже есть. Расставаясь с вами, вовсе не расстаюсь ни с "Киликией", ни с будущими командами, которые, уверен, всегда должны обновляться. Кстати, я глубоко убежден, что каждый из вас тоже должен задуматься над нетленным принципом: "прежде всего - чувство меры". Этот прицип нужен еще и для того, чтобы преодолевать в себе пресловутый комплекс неполноценности.

Я ухожу, оставаясь с вами, чтобы отдавать всего себя "Киликии", реализации ее будущих планов и программ, а во время плавания я буду наезжать на тот или иной участок пути. Хочется верить, что хватит еще пороха в пороховницах.

... В заключение хочу сделать одно, на мой взгляд, важное предложение. Мы много говорили о государственном флаге, который развевается на "Киликии", о том, что судно начали строить тогда, когда уже приобрели независимость,. Однако, мы не должны забыть, что этим завоеванием мы обязаны тем, кто отдал свою жизнь за свободу Родины. Я предлагаю посвятить первый этап поистине исторической экспедиции "По семи морям" светлой памати погибших в Арцахской отечественной войне, где решалась судьба нашего отечества.

Спасибо, что мы были вместе, что вместе возвращаемся домой!

Спасибо тебе, боль моя и гордость моя "Киликия"

Зорий Балаян

КОНСЕРВАЦИЯ. ЗИМОВКА.

21 октября 2004 года. Эти два слова - консервация и зимовка - часто приходили в голову в последние дни плавания. Однако, уважая морские традиции, связанные с приметами, мы не смели развивать тему до тех пор пока судно не дойдет до финишной ленты. Речь идет об огромной проблеме - консервации (слово-то какое скучное) и зимовке нашей "Киликии". Это не какой-то там вопрос, а - проблема, требующая своего разрешения. И вот уже несколько дней, презрев приметы и засучив рукава занимаемся решением сложнейшей задачи. Мало того, перед нами в некотором роде стоит дилемма: или поднять судно на берег, где оно должно оставаться больше полугода, или оставить на воде на такое же время. Нелегко было решать задачу, у которой нет золотой середины. Тут: или-или. Или - суша, или - вода. На помощь пришла философия, точнее, один из ее главных постулатов: критерием истины является не просто практика, а общественная практика. А тут мы находимся в городе, где нет улиц, нет автомобилей, есть только каналы и суда. Правда, нынешние суда - это нечто далекое от эпохи Средневековья, которое представляет дубово-сосновая "Киликия". Однако, есть другой важный аргумент - это наука, которая держится на опыте, на эксперименте. Ведь сама архитектура Венеции в буквальном смысле слова зиждется на деревянных сваях, которые сохраняются в соленой воде до полутысячи лет. Однако, как показывает жизнь, достаточно вытащить их на сушу, где полно света и кислорода, как они разваливаются на глазах.

"Киликию", как утверждают венецианские моряки-специалисты, нельзя после четырехмесячного пребывания в соленной воде вытащить на сушу и держать там полгода. Капитана и команду убедили, что судно необходимо оставить в воде. Городские власти любезно предложили место в военно-морском порту, обеспечивая охрану. Однако, мы решили, уж коль оставляем судно на воде, то лучше причалить его к армянскому острову Святого Лазаря.

Добавим, что подготовка к зимовке, тем более такого дорогого нашему сердцу сушества, как "Киликия", требует не только, как говорится, родительской заботы, но и профессиональных навыков. Надо высущить кроме личных вещей экипажа, кроме всего такелажа, всего того, что необходимо для жизнедетельности судна. Но конечно, в первую очередь, это касается парусов. Их надо сушить только на солнце, которое в последнее время не очень нас балует. Так что мы понимаем беспокойство наших родных и близких, которые без конца звонят, торопят, ждут. Остается только отметить: пока мы не убедимся, что "Киликия" будет чувствовать себя уютно, как дома, что она не будет мерзнуть, не будет болтаться от ветров и волнения лагуны, мы никуда не можем позволить себе выехать. Нам еще предстоит разработать процедуру не "Прощания", а "До свидания". Правда, судя по всему, мы поспеваем к сроку, на который заказаны авиабилеты. Это - 24 октября, рейс через Верону, в Вену и прибытие в Ереван около 4 часов утра в понедельник 25 октября.

Работа по консервации судна сопровождается (волею счастливого случая) с нашим участием на различных мероприятиях, которые сейчас проходят на острове Святого Лазаря.

... Читатели уже знают, что на всем протяжении плавания с нами находились ... первый Киликийский царь Левон Второй и легендарный научный исследователь и подлинный певец истории Киликийского государства Гевонд Алишан, который жил и творил долгие десятилетия на армянском острове Святого Лазаря в Венеции. Портреты обоих висят в кают-компании "Киликии". Один из провозвестников национально-освободительного движения, носитель армянского национального духа, поэт и историк, автор многочисленных трудов по истории, географии, ботанике и, особенно, Киликийскго государства Гевонд Алишан похоронен на армянском острове. Еще до старта экспедиции, по предложению летописца "Киликии" Зория Балаяна, было принято решение по прибытии на остров Св. Лазаря, возложить венок на могилу Алишана. Как известно, время финиша "Экспедиции по семи морям" совпало с официальным визитом в Италию министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна, который вместе с послом Армении в Италии Гагиком Багдасяряном, послом Италии в Армении Марко Клементе и пресс-секретарем МИД-а Гамлетом Гаспаряном приняли участие в процедуре возложения венка. Молебен отпевали отец Егия - верховный вардапет Килахпян Кесабци и священослужители Мхитарианского монастыря.

На следующий день "Киликия" в последний раз вышла в венецианскую лагуну без паруса в облегченном виде (все вещи и такелаж остались на берегу). Участники Международного семинара, проходящего в монастырском комплексе Святого Лазаря под девизом "Спасти книгу", изъявили желание пройти на "древнем судне" по лагуне. В благодарность за то, что они делают во имя спасения книг, капитан удовлетворил их просьбу.

Позже, в актовом зале Комплекса, состоялаль пресс-конференция с членами экипажа "Киликии". До ее начала министр инистранных дел РА Вардан Осканян зачитал послание Президента РА Роберта Кочаряна экипажу "Киликии". Затем, Министр наградил всех членов экипажа памятными медалями министерства. На пресс-конференции выступили Зорий Балаян, Карен Балаян и другие.

ПОСЛЕДНИЙ ШАГ "КИЛИКИИ"

Принято считать, что в любом начинании самый трудный шаг - это первый. И это понятно. Казалось, после долгих колебаний он уже сделан, так сказать, жребий брошен. Остатся сделать последующие шаги, думая о финише. Еще знаменитый Блез Паскаль после каждого своего научного эксперимента неизменно повторял: "Лишь в конце работы мы узнаем, с чего нужно было начинать".

Чуть ли не все великие умы особое внимание уделяли началу дела, началу начал. Но вот история накрепко запомнила имя одной женщины, которая шагнула в бессмертие, кроме всего прочего, и одной неординарной мыслью. Это была знаменитая испанская танцовщица XVIII века Мария Камарго, которая в конце своей блестящей карьеры призналась вслух: "Труден не первый шаг, а последний". Многие наверняка не раз видели, как великие спортсмены с неимоверным упорством и волей, преодолевая секунды, метры и себя, рвут грудью финишную ленту, после чего падают на траву от изнеможения. Слово "марафон" сахранилось в памяти человечества не столько потому, что неизвестный греческий воин 13 сентября 490 года до нашей эры из селения Марафон добежал до Афин, чтобы сообщить о победе своих войск над персами, а потому что, сделав последний шаг и сообщив добрую весть, он упал замертво. Значит, последний свой шаг он преодолел ценой собственной жизни.

Экипаж "Киликии" никогда не забудет первый день плавания, первый шаг, первый кабельтов, первую милю, первый шторм. И на протяжении всего перехода, всех четырех тысяч двести двадцати пяти миль не раз мы вспоминали тот самый первый день, первое испытание воли и духа экипажа, испытание самого корабля. Но, пожалуй, больше всего и, я бы сказал, детальнее всего вспоминали тот первый день в последние часы последней ночи "Киликии". Еще днем один из наших друзей, Мамикон Акопян (боцман с судна "Морские облака"), которое шло следом за нами с опозданием в 2-3 дня, передал сообщение по сотовому телефону: "В районе Дубровника нас нагнала чудовищная гроза, идущая на север. Молния, гроза и сильный юго-восточный ветер. Будьте осторожны. По моим расчетам она вас нагонит к ночи". Опытный моряк время расчитал довольно точно. Однако, если бы мы даже очень захотели прижаться к берегу, идти "облизывая" его утесы или если бы захотели спрятаться и переждать догоняющий нас ураган где-то в тихой бухте или лагуне, то ничего из этого не вышло бы. Берег был на расстоянии 10-15 часов ходу, да и в кромешной темноте в штормовом море невозможно найти пристанище. Так что нам оставалось только одно - продолжать идти своим курсом. Уже прошло то время, когда мы продвигались к северу Адриатики, лавируя между материком справа и сплошными островами слева. А сейчас мы шли напрямик к Венеции, когда на сотовом телефоне появилась надпись "Нет сервиса". Такое бывает, когда судно находится на расстоянии не менее 20 миль от берега.

Все предвестники грозы вскоре появились одновременно. Море штормило ставшими постоянными в последние дни своими 4-5 баллами. И вот вдруг яркие прожилки на горизонте, высвечиваюшие судно с кормы. Это молнии. Мы их называем "немыми". Ибо грома мы не слышим. По крайней мере редко, когда до нас доходит грохот. Правда, грохот у нас был от другого. Это, когда схлестнувшиеся несколько волн у самого борта ударяют о борт корабля, тряся его, как это бывает при землетрясении. К провозвестникам относились также первые капли дождя и порывы ужасно холодного какого-то снежного ветра. Прямо не гроза, а пурга. Через несколько минут создалось такое впечатение, будто некий Гулливер льет из огромных ведер воду на палубу. Об этом я подумал, поднимаясь в час ночи на палубу. Ибо не успел я выйти наверх, как почувствовал, будто нырнул в море. Оказалось, надев верх штормовки, я забыл о низе. Тотчас же вернулся в кубрик и дополнил комплект штормового костюма. На палубе, стоя у основания мачты и держась за канаты, поднимающие рею, стал прислушиваться к голосам вахтенных, находящихся на корме. Это были капитан Карен Балаян, капитан-наставник Самвел Карапетян, стоящие у рулевых весел Арег Назарян (слева) и Ашот Хачатрян. Они говорили довольно громко. И говорили, как я заметил, довольно спокойно.

Часам к двум дождь прекратился, но ветер при этом усилился. Долго еще сопровождали судно сверкающие молнии и вой прерывистого ветра. Через полчаса ветер неожиданно сменил направление. Это произошло, кроме всего прочего, еще и от того, что "Киликия" поворачивала к северо-западу, а ветер - к северо-востоку, наполняя два малых паруса с левой стороны. Смена направления ветра изменила и направление волн, которые вскоре стали хаотичными. Такое состояние моряки называют "толчеей". Надо признаться, что "толчея" является самым ярым врагом для таких плоскодонных судов, как "Киликия".

До Венеции осталось по сравнению с пройденными чертырьмя тысячами милями просто какая-то мелочь. Однако оставшиеся пятнадцать миль казались сущим адом. Толчея валила "Киликию" с одной огромной волны на другую, кладя ее то на левый борт, то на правый. Подчас смена положения корабля происходила так быстро, что судно, не успев коснуться одним бортом поверхности моря, возвращалось назад, дергаясь и трясясь от удара волн. То и дело, были слышны доходящие до нас звуки от падающих вещей в кубрике.

Когда уже стали видны в разорванных облаках звезды, я достал блокнот из широкого кармана штормовых брюк и, зная, что он у меня исписан только до середины, наощупь определил, где могут быть свободные страницы. Начал писать крупнуми буквами по 3-4 слова на каждой странице. После очердной тряски блокнот упал из рук и я понял, что теперь уже не сумею в темноте оределить какие страницы у меня исписаны а какие - нет. На помощь пришел Карен. Включил фонарь, накрывая ладонью свет так, чтобы он не слепил глаза рулевым. И я легко нашел нужные мне страницы.

Вскоре можно было легко определить ориентир для судна - это зарево Венеции. Правда, еще далеко было до знаменитого города, но свет от него уже поменял ночную палитру горизонта. Вниматльно всматриваясь в венецианское зарево, я подумал о том, речь идет не просто о привычном для моряка явлении, когда время от времени при приближении населенного пункта светлеет небо на горизонте. Венецианское - это нечто особенное. Для нас - неповторимое. Это зарево-маяк. Зарево-восход. Зарево-цель. Зарево-мечта. Зарево-финиш. Это в конце концов, - последнее зарево. Это зарево, которое мы будем всю жизнь любить и помнить.

"Киликия" все еще передвигается тяжело, кряхтя, скрипя, едва переводя дыханние. Она передвигается так, как если бы кто-нибудь из нас попытался бежать по свежевспаханному полю с огромными кочками, бежать босиком, да еще в дождь, да еще преодолевая стайерскую дистанцию. Тяжело давались ей даже последние метры. "Толчея" оказалась какпй-то свирепой. Но "Киликия" шла своей поступью. Только время от времени меняли положение парусов, принаравливаясь к направлению ветра. Перед самым входом в Венецианскую лагуну весь экипаж, одетый в черные штормовки с белыми полосками-отражателями вывалил на палубу.

Никто нас не встречал, как это часто бывало, в портах, когда на буксире подходит штатный лоцман, чтобы, забравшись на борт, показать путь до причала. Собственно, нам не нужен был чужой "специалист по проводке судов, хорошо знающий местные условия плавания" (такое определение дается слову "лоцман" в словарях). В данном случае в Венецианской лагуне у нас был свой лоцман. Это Карен Балаян, который не раз бывал в Венеции и хорошо знал место овеянного легендами армянского острова Святого Лазаря.

Стоя на палубе, мы молча осматривали в предутренней дымке контуры и силуэты относительно небольших зданий города, к которому так долго шли. Вся лагуна была испещрена яркими и тусклыми горящими дорожками, отражающими свет от уличных фонарей. Капитан давал команды тихо. Мало того, он предупредил ребят, чтобы те сами также говорили тихо. Люди спят. Мы приближались к известному всему армянству вот уже 303 года острову, давно ставшему одним из армянских культурных центров в Европе. "Киликия" тихо подошла с западной стороны острова и пришвартовалась к двум деревянным столбам, выходящим из воды у самого края кирпичного-беломраморного цвета крепостной стемы. Я обратил внимание, как "Киликия" сделала несколько судорожных движений, подаваясь то вперед то назад, словно пытаясь вырваться из пут толстых плетенных канатов. Когда швартовые, наконец, натянули до предела, она остановилась и притихла. Такое было впечатление, что судно сначала глубоко вздохнуло, набрав в грудь как можно больше воздуха, через какое-то время выдохнуло его, как-то успокоившись и расслабившись. Мы все подолжали стоять на палубе, находясь в каком-то замешательстве. Стояли молча, думая, что это последний причал "Киликии" и что судно само чувствует это. Наконец, словно придя в себя и тщетно пытаясь скрыть друг от друга слезы, обнялись каждый с каждым, бесшумно похлопывая по плечу. Именно в это время я посмотрел на крохотный экран сотового телефона - 10 часов по ереванскому времени. Я все это время не переводил стрелки часов.

Здесь на этот самом месте, у этой самой крепостной стены будет стоять "Киликия", чтобы весной будущего года сделать новый первый шаг к своему последнему шагу.

Зорий Балаян

ДУМЫ НА ВОЛНАХ

Судя по всему, "Киликия" уже пережила свой последний штиль. Ибо синоптики ничего хорошего не обещают на ближайшие дни, а между тем до финиша осталось ... 75 миль. Так что впервые, кажется, мы явно нарушим традицию нашего хронического опоздания. Ветер не стихает, но и не усиливается. Вот и болтаемся, качаемся на четырех-пятибальных волнах, которые, особенно в последние дни, стали некоей нормой нашего образа жизни. Даже шторм может показаться нудным, однообразным, как штиль, вызывающий тоску. И такое вот однообразие ритма навевает на мысль о том, чтобы заняться самой скучной, пожалуй, работой на земле и на море - бухгалтерией. Можно, конечно, выразиться иначе, возвышенней: заняться статистикой. Тем более есть тому обязывающая причина - это то, что "Киликия" (да простит нас Бог за нарушение традиции) последний полных световой день находится в плавании. Признаемся, над этим репортажем работали всей командой, ведя подсчеты, делая расчеты, вспоминая все, так сказать, этапы большого пути. Еще в прошлом репортаже мы привели несколько показателей, однако сейчас хотелось бы попытаться подытожить в цифрах жизнь на корабле за эти месяцы. Пошел 93-й день плавания. За кормой остались семь морей. Общая протяженность реально пройденного пути составила 4150 миль (не считая тех 75 миль которые предстоит еще пройти). Находились в территориальных водах 11 стран (не считая Италии), каждый раз поднимая их государственные флаги. 92 раза поднимали государственный флаг Республики Армения и 21 раз - арцахский. Бросали якорь в 22 портах. Трижды экипаж выходил на берег, одетый в таразы - национальные костюмы киликийских армян (в четвертый раз планируется - на острове Св. Лазаря). Экипаж встречался с 11-ю послами, консулами и другими официальными лицами республики Аремния. Встречались с руководителями армянских общин, деятелями армянский церквей, широкой армянской общественностью (в том числе и, частично, в Турции). Экипаж в основном строго соблюдал меню киликийских моряков. Лишь один раз был нарушен обет, когда на обед Артур приготовил "амбарянский" борщ. Самвел Бабасян, Армен и Арег Назаряны, Самвел Карапетян, Александр Маркарян и Арамазд Бабаян сняли четыре полнолуния, более 80 восходов и закатов солнца и луны, а также солнечных и лунных дорожек.

По электронной почте Армен Назарян отправил 103 репортажа (из них 73 репортажа были написаны Кареном Даниеляном), в том числе и из сухопутной части маршрута судна. Однако, поистине информационный рекорд побил писатель Зорий Балаян, отправив в Ереван около 300 машинописных страниц готового текста для будущей книги (она в газетном варианте вот уже четвертый месяц выходит в "Айоц ашхаре"), 12 репортажей, 14 интервью для телевидения различных стран, статьи в "Литературной газете", а также неоднократные выступления в прямом радиоэфире. Его телефонные разговоры, связанные с работой средств массовой информации, а также организационными вопросами плавания "Киликии" не поддаются статистической обработке.

Капитаном Кареном Балаяном было объявлено 44 аврала и лишь один раз - "Человек за бортом". Одну телекамеру накрыло волной и она вышла из строя, вторую - после "купания" в море пытаемся привести в порядок. Количество и "качество" штормовых и штилевых дней мы подсчитаем только по прибытии в Венецию. Ибо пока шторм продолжается.

Разумеется, все эти и другие показатели будут потом тщательно обработаны, уточнены, тем более, что, по существу, поход не заканчивается в день прибытия "Киликии" в Венецию. Мы надеемся рассказать не только о самом последнем дне плавания, ни о том, где и как будут происходить работы по поднятию судна на берег и его консервации. Помня о том, что оттуда, весной следующего года, начнется второй этап экспедиции "Киликия".

К ОСТРОВУ СВЯТОГО ЛАЗАРЯ

Утро 17 октября. Вокруг "Киликии" - непривычный шум, гомон, хохот. Гул моторок, шлепки весел на воде. Кто-то оказался в кубрике догадливее всех и первым произнес "фиеста". Праздник, который ждал нас. Праздник, к которому мы торопились. Традиционная морская фиеста, которая проводится в год раз у одного из островов венецианской лагуны. На этот раз (опять Божий перст) у Армянского острова Святого Лазаря.

Экипаж вышел на палубу. Весь вечер и всю ночь волком выл все тот же юго-восточный ветер, который еще два дня назад ударил нам с кормы грозой. И вдруг райская тишина и райское синее небо. Пригляделись - со стороны венецианского порта и окрест к нам медленно плывут сторону стаями гребные лодки: гондолы, каноэ - двойки, четверки, шестерки. Вскоре возле бедной "Киликии", которая не привыкла к таким радужным визитам, собрался целый рой разноцветных продолговатых остроносых и острохвостых лодок. Лишь у классических гондол носы и хвосты были локоном изогнуты кверху. "Киликия" рядом со всей этой юностью выглядела не то динозавром, не то библейским Мафусаилом, который, как известно, прожил 969 лет.

Вскоре у торчащих из воды деревянных свай, подточенных сверху как карандаши, выстроилась дюжина двоек каноэ. У всех белые брюки и разного цвета футболки, отличающие команды друг от друга. Здесь, как и во многих других видах спорта, процедура старта проводится очень строго. Участники трижды возвращались. Фальстарт. К счастью, этого больше не повторилось. А стартов было очень много.

Удивительное зрелище - соревнование на одиночных гондолах. Говорят, увы, все меньше и меньше осталось в Венеции традиционных классических гондол. Их сегодня заменяют современные фешенебельные лакированные перламутровые "венецианки", изготовленные из пластика и красного дерева. На классической гондоле бывает всего один гребец. И гребет он лишь с одной сторны. Казалось, лодка должна непременно повернуть в другую сторону. Однако, гондола имеет свою "умную" кривизну. Она, если приглядеться, графически напоминает запятую. И с каждым гребком, двигаясь вперед, норовит нос повернуть в сторону, где находится весло.

Устроители праздника дали возможность походить на гондоле "киликийцам" - Карену Балаяну, Арегу Назаряну, Ашоту Хачатряну и Мушегу Барсегяну.

Фиеста продолжалась до двух часов пополудни. Победителям в пяти типах лодок вручались памятные флажки разного цвета с никелированными древками. На просторной площадке крепостной стены и производилась торжественная процедура награждения победителей. Организаторы фиесты предоставили честь вручить награды победителям матросу Зорию Балаяну. Затем процедура награждения была перенесена на палубу "Киликии", где победителй награждал капитан судна Карен Балаян, который и завершил фиесту выступлением перед участниками соревнований и многочисленными гостями Армянского острова. Он рассказал и о маршруте "Киликии", и о том, что на будущий год армянское парусное судно именно с этой географической точки возьмет старт к Атлантическому океану.

... Экипаж "Киликии" в настоящее время занят решением важной и ответственной задачи - консервацией судна на зиму. Сегодня, как выяснилось, во всей Венеции практически уже нет ни одного действующего деревянного судна. И потому вопрос поднятия "Киликии" представляет немалую сложность. В любом случае нам придется его решить.

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ!!!

13 октября 2004 года. Прошло 90 дней со дня выхода "Киликии" в море и 110 дней - из Еревана. Вот уже вторые сутки не прекращается шторм с сильным восточным ветром, скорость которого доходит до 15 метров в секунду (это больше половины главного параметра классического урагана). В такие дни огромный груз ложится на плечи самых опытных яхтсменов. Накануне весь день во время не прекращавшейся качки можно было видеть на палубе Арега Назаряна то на носу, то на корме, то проверяющего как закреплены концы, то во главе с матросами меняющего положения малых парусов. Забегая вперед, скажем, что такая дневная нагрузка не освободила Арега от несения четырехчасовой вахты после полуночи.

В любой шторм самая ответственная пора - это время заката солнца. Ибо даже в штилевые дни в момент вечерней зорьки всегда поднимается легкий свежий бриз, а тут - вой ветра, перерастающий в настоящий рев. Именно на закате, во время натягивания шкота (веревки, привязанной к заднему концу паруса) ударом каната отбросило матроса Ашота Мартиросяна. И вырвавшийся из его рук шкот стал хлестать по палубе с огромной силой. Находящийся чуть поодаль капитан Карен Балаян тотчас же бросился на помощь. Однако, толстый плетеный канат со всего размаха ударил его по голове. "Козырка" (так ребята называли головной убор капитана), слетела в бушующее море. Капитан всем телом ударился о фальшборт и в следующее мгновение от резкого крена судна его стало крутить по палубе. Все это происходило в считанные секунды и никто не заметил, каким образом в этой акробатической круговерти Карен ухитрился ухватиться за шкот. Обуздав "взбесившегося удава", капитан, вцепившись двумя руками за него, спас и себя и сумел выправить позицию паруса.

Весь костяк наиболее опытных и профессиональных яхтсменов ночь провел на палубе. Обычно ситуация в таких экстремальных условий осложняется тем, что сильный шторм проходит в кромешной темноте. Лишь в разгар ревущей грозы, когда молния время от времени зажигала горизонт на огромном расстоянии, она высвечивала на доли секунды желанные ориентиры: берег, мыс, остров, суда. После чего, как правило, наступает абсолютная темень, которая лишь через какое-то время происходит адаптация зрения. Таким образом, всю ночь с 12 на 13 октября "Киликия", говоря языком моряков, шла, облизывая брега. Так поступают яхтсмены, когда ветер дует с материка. Опытные моряки по тому, как усиливается или ослабляется ветер, могут мысленно начертить в голове контуры берегов. Такие на "Киликии", к счастью, у нас есть.

Итак, строго соблюдая морские традиции о приметах, мы не будем загадывать наперед, скажем лишь то, что до Венеции, по карте, осталось немногим более 200 миль (это примерно 400 километров). Напомним, скорость у нас - от нуля до шести узлов. Все остальное, как говорится, в руках Божьих ...

... Когда был закончен этот репортаж и мы искали иллюстрации к нему, неожиданно раздался громкий возглас: "Человек за бортом!". Это оказался Арег Назарян, который в это время снимал на видеокамере, стоя на качающемся борту. Тотчас же был брошен спасательный круг, а капитан- наставник и главный лоцман судна Самвел Карапетян резко сменил курс судна. Буквально на глазах Арег оказался на расстоянии целого кабельтова (185 метров). Удивляло больше всего то, что не только судно шло к Арегу, одетому в штормовой костюм, но и то, что он сам упорно плыл одной рукой, держа в другой камеру, плыл по волнам, которые то высоки поднимали его, то опускали в яму так глубоко, что моментами он терялся из виду.

Все обошлось. Только вот, кажется, мы снова лишились самого "главного летописца" нашей экспедиции. Арега напоили горячим чаем

ПОД ЗВУКИ ДУДУКА ДЖИВАНА

12 октября. Накануне, лишь под вечер капитану "Киликии" Карену Балаяну удалось оформить необходимые документы в порту Дубровник. Однако чиновники оформили лишь вход в порт. А выход - согласились только непосредственно перед отчаливанием. Учитывая, что портовая служба начинает работать после девяти, мы были лишены возможности выйти в море до рассвета. А так хотелось, чтобы последний, так сказать, прощальный выход наш состоялся без традиционных бюрократических проволочек. Не получилось. А может быть и хорошо. Ведь нарушение традиций чревато различными непредсказуемыми последствиями. Так повелось у моряков издавна и с этим нельзя не считаться. И все же дабы, с одной стороны не нарушить традиции, а с другой - сказать правду, мы решили выразиться иначе. Скажем так: Дубровник был последним, 22-ым портом, и Армен Назарян, в знак прощания, как это повелось в море, трижды прогудел в свою морскую раковину, которая издает такого же тембра и такой же силы звук, как и стоявший недалеко от нас 11-и этажный пассажирский лайнер "Морской Бриллиант". Или: "Киликия", находясь в последнем из семи морей нашего плавания взяла курс на финишную ленту, которая натянута между двумя створками ворот Венецианской гавани. Или: сегодня утром, кок "Киликии" Арур Амбарян, в последний раз на маршруте первого этапа экспедиции набрал овощей и фруктов и ему помогла группа матросов в составе - Зорий Балаян, Гайк Бадалян, АшотМартиросян и Мушег Барсегян и под конец подошедший Карен Балаян, который в первый раз дал команду купить бананов и сварить борщ.

Здесь нельзя не сказать два слова о нашем коке, или, как всегда его на судне уважительно называют, враче - философе - диетологе, Артуре Амбаряне. Артур одним из первых получил официально благодарность с занесением в судовой журнал от капитана за добросовестное и "вкусное" исполнение своей роли. Конечно, роль Артура Амбаряна можно обозначить не столько как кока, сколько как матроса, от которого зависит так много на нашем многотрудном пути.

... Синоптики не обещают радостной погоды. Скорее, наоборот. Они считают, что начавшийся циклон с 5-7 бальным штормом продлится на всем Адриатическом море не менее трех дней, а посему мы не можем точно сказать, когда "Киликия" дойдет до Венеции. Но мы можем сказать это по другому: как уже сообщалось ранее, 17 октября в 9 часов 30 минут вокруг армянского острова Святого Лазаря состоится традиционная морская фиеста, на которую организаторы праздника пригласили экипаж "Киликии". Так что, не зная, когда мы будем в Венеции, можем лишь сказать, что очень хотелось бы не опоздать к означенному часу.

... Из-за моросящего дождя нашу верную спутницу, радиолу цвета морской волны, накрыли целлофановой пленкой. Звучала грустная музыка. Играл великий Дживан Гаспарян. Именно в это время капитан дал команду: "Всем наверх!". Ребята, одетые в черные штормовые костюмы, построились у левого борта. Выполняя морскую традицию, друзья помянули вторую годовщину гибели одного из основоположников клуба "Айас" и строителей корабля "Киликия" Андраника Мкртчяна. Первым пригубил ром из горла бутылки капитан. И, как это повелось издревле, бутылку передавали из рук в руки. Позже капитан Карен Балаян поговорил по спутниковой связи со вдовой Андраника...

ЗАРИСОВКИ БАЛАЯНА

Теперь, как мы уже обещали, мы представляем вниманию читателей несколько веселых зарисовок Зория Балаяна, сделанных на борту "Киликии".

***

... Молодые матросы Арамазд Бабаян и Арсен Седракян стоят за рулевыми веслами. На полуюте, в самом центре не то стоит, не то лежит, стального цвета радиола, громко извергая музыку. Рулевые в такт дергаются, качаются, подпрыгивают. Им очень весело. Тем более тому есть причина: "Киликия" идет довольно резво. Флаг независимой Армении вырывается вперед из жестких тесемок, которыми он привязан к флагштоку. Радостный и в самом деле от резвого хода судна Арсен предлагает своему другу, который ближе стоит к прибору, который я называю "спидометром", узнать о скорости судна. Арамазд глянул на крохотный, поистине бесценный, многопрофильный прибор и заорал: "Ровно шесть узлов! Ай да мы! Ох, как мы идем!". Тот час же ему вторит Арсен: "Ай да мы! Ах, как мы идем!" Потом оба, словно сговорившись, согнули руки в локте, а пальцы - в кулак, и крикнули модное нынче слово "Йес". Все это слышал начальник вахты Айк Бадалян, медленно подошел к ящику на самой корме, где лежит тот самый бесценный "спидометр". Посмотрев, спокойно сказал: "Ах, как мы идем! Хорошо идем!. Но куда идем?" И добавил модное "Йес".

***

После того как подняли новый парус, всех нас тянет на корму, где осязаемо чувствуется скорость судна. Все чаще можно слышать заветную цифру "шесть". Шесть узлов - это сегодня в три раза быстрее, чем шли в начале нашей эры римляне. И в три раза быстрее, чем - киликийцы. Однажды на циферблате многопрофильного "спидометра" показалась даже цифра "семь". Это было счастливое сочетание многих параметров: рулевые-ассы, попутный ветер, попутные волны и нахлынувший с кормы девятый вал. Правда, "семерка" на циферблате продержалась лишь одну секунду. В один из таких моментов, когда многие находились на корме, вдруг из люка стало медленно подниматься нечто похожее на белую гусиную или страусиную шейку. За длинной белой шейкой появилась черная голова Гайка. Черные волосы, черная борода, загорелое лицо. Все замерли от недоумения. Еще пять минут назад все его видели, и ничего не предвещало такой картины - рука в гипсе. За Гайком тяжело выползал из люка судовой врач Геворк Григорян, который сходу начал давать объяснения недоуменным матросам. Оказывается, Гайк во сне здорово отлежал локтевой нерв. Геворк назвал его даже мудреным латинским словосочетанием "нервус ульнарис". Рядом стоял Гайк. Он как то виновато посмотрел на свою согнутую руку в гипсе, словно готовый отдать пионерский салют, и, улучив момент, произнес: "Никогда не знал, что так опасно спать".

***

Этот шум на корабле мы не спутаем ни с каким другим. Такое бывает лишь тогда, кода Самвелу Карапетяну удается поймать очередной шедевр. Казалось, можно ли удивляться после того, когда он подряд поймал двух черноморских акул. На удочку попалась золотая рыба. Вся она светилась золотом в косых лучах солнца, идущего на закат. Не желтого цвета, а и впрямь золотого. Кто-то предложил ее назвать рыбу Мерилин Монро, а кто-то просто - "золотой рыбкой". Тут Гайк резонно вставил: "Если уж рыбка золотая, то зачем нам еще Мерилин Монро? Мы сами с рыбкой разберемся о наших целых трех желаниях.

***

Гайк Бадалян сидит на банке (скамейке), положа ногу на ногу, и делает замечание своему рулевому: "Я тебе говорю, бери ориентир на Полярную звезду, а ты взял на самолет. Так ты нас поведешь в какой-нибудь заморский аэропорт.

У СТЕН СТАРОГО ДУБРОВНИКА

11 октября 2004 года."Киликия" вошла в последний порт перед Венецией и причала ранним утром в гавани у крепостных стен старинного Дубровника. Не желая противопоставить ни один город другому, здесь все же хотелось бы отметить уникальность этого относительно небольшого города, где соседствуют древние шедевры храмовой архитектуры и современные дома. Где улочки шириной всего от трех до пяти метров выходят на современные трассы. Учитывая, что мы оказались в самом центре музейной части порта, то сразу, когда туристы хлынули в старый город, "Киликия" оказалась в центре внимания практически всех без исключения. Туристы расспрашивали о том, что это за чудо и многим не верилось, что судно с армянским флагом уже прошло семь морей. Большой парус дал нам возможность экономить время, и в обновленном графике у нас появилась возможность до позднего вечера любоваться городом, куда армянские купцы, согласно историческим документам, прибыли еще в XIII-XIV веках. Естественно, это были киликийские армяне. Рано утром на рассвете "Киликия" выходит теперь уже в буквальном смысле слова на финишную прямую, которая завершится в Венеции.

КОГДА НЕОЖИДАННО.

В репортаже, подготовленном несколько часов назад, кажется, мы сильно сглазили. Еще в Пирее, греческие яхтсмены, которые часто навещали нас на палубе, рассказывали о коварстве, особенно на "стыке" между Ионическим и Адриатическим морями, и особенно именно в это время года погода ведет себя "коварно" и "злодейски". Объясняли они эти свои жесткие определения тем, что в тех местах беда может нагрянуть совершенно неожиданно и любое время суток. Увы, наши греческие коллеги оказались оракулами. Так и случилось: беда нагрянула неожиданно. Наверное, самое худшее, что может быть в море - это действительно, когда "неожиданно". Именно в эти минуты начинаешь понимать, насколько важно всегда, в любую минуту, зная о возможной драме, быть готовым встретить ее. Надо признаться, что у нас, к примеру, не все вещи и предметы, как это положено по уставу, были накрепко привязаны. И когда, неожиданный ураганный ветер, как смерч, прошелся именно на месте "стыка" между Ионическим и Адриатическим морями, нам уже было не до вещей, которые оказались на пайолах (деревянный настил). Четко сработал экипаж, выполняя четкие команды капитана. Был спущен большой парус (яхтсемны хорошо знают, что это такое - на ураганном ветру поднимать или спускать, тем более, большой парус). В течение часа, в море, которое еще совсем недавно напоминало ровное зеркало, накрылось отарами белых барашков, которые зачастую, схлестнувшись у самого борта, словно ударяли камнем по обшивке корабля. Надо признаться, что не было на судне никакой паники, даже тогда, когда "Киликия" то левым, то правым бортами касалась бугристой поверхности воды. Тому есть своя причина. В отличие от первого Потийского шторма мы теперь уже другие, а "Киликия" осталась той же.

Ветер стих также неожиданно. Еще какое-то время волны по инерции кидали судно из стороны в сторону и поздно вечером мы дошли до острова Корфу. После недолгих поисков места причалили и заночевали. Утром, набрав воды, свежего хлеба и яблок, которые так любит экипаж "Киликии", мы продолжили маршрут. Перед самым выходом в море, Армен Назарян получил сообщение по электронной почте от помощника леди Кларк, президента фонда спасения Венеции, о том что утром 17 октября в девять часов тридцать минут в Венеции состоится традиционная морская фиеста (праздник) с типичными венецианскими судами в лагуне вокруг армянского острова Св. Лазаря. Организаторы праздника будут безмерно рады, если "Киликия", после беспрецедентного плавания по семи морям, примет участие в качестве почетного гостя на этом традиционном морском празднике.

Будучи суеверными, как все моряки, мы не будем загадывать наперед. Однако, хочется надеяться, что при новом большом парусе и с Божьей помощью мы сумеем попасть на этот уникальный морской праздник. Так сказать, с корабля - на бал.

ПО АДРИАТИКЕ

Рано утром, 10 октября, "Киликия", как говорится взяла мористее, т.е. резко отошла от берега в море на расстояние более 12 миль. Такое однажды с нами уже случалось, когда в соответствии с международными правилами было запрещено подходить к берегам Абхазии, в связи с нестабильной ситуацией в этой стране. То же самое повторилось сегодня, когда мы идем по Адриатике. Справа, на востоке, находится Албания, где опять-таки ситуация нестабильна. Где-то в три утра вахтенный Арег Назарян доложил капитану-наставнику Самвелу Карапетяну, что прямо по курсу появились два разделенных примерно тремя милями прожектора. Капитан-наставник дал команду взять влево, оставив прожектора справа по борту. К утру вперед смотрящий Арамазд Бабаян крикнул, что слева по борту видит неопознанный предмет. Подплыв поближе мы увидели, что это огромный тюк, который традиционно используют беженцы. Можно было только догадываться о событии, которое возможно произошло ночью. "Киликия" традиционно шла с армянским флагом на корме и карабахским - на топе (верхушка мачты).

Мы долго шли один на один с морем, обрамленные с четырех сторон горизонтом. Это однообразие натолкнуло на мысль отправить видеорепортаж - миниатюры Зория Балаяна об ироничном Гайке Бадаляне. Его мы представим в следующем репортаже. Кстати, сегодня день рождения сына Армена и брата Арега Назаряна, Вагана Назаряна, который был отмечен теплым звонком Вагану, поздравления которому, согласно традиции, начал Зорий Балаян, затем Арег и, наконец, отец, Армен Назарян.

А пока "Киликия" движется своим намеченным курсом на северо-запад Адриатического моря и находится в 60 милях от Дубровника - последнего перед Венецией морского порта, где судно бросит якорь.

ПЕНЕЛОПА НЕ ДОЖДАЛАСЬ

Пожалуй, за все время плавания не было ни одного такого участка, где бы целые сутки подряд "Киликия" шла ровно, не качаясь, словно солидный океанский лайнер. Причиной тому была не столько тихая погода, сколько проливы и каналы, разделяющие целую прорву островов, которые своими "крепостными стенами" прикрывали нас от ветров. Из-за отсутствия ветра, мы шли черепашьими шагами, вышли из намеченного графика, и экипаж из-за темноты лишился возможности пристать к острову Итака, откуда Одиссей начал свое легендарное путешествие. Даже шутили, что роль самого Одиссея на Итаке сыграет наш морской волк Арег Назарян, которого ждет его Пенелопа, вот уже 2800 лет. Увы, долгожданное свидание не состоялось. Пенелопе придется еще малость подождать. Слишком поздно "Киликия" подошла к Итаке. Было уже далеко за полночь. К тому же портовые службы не были оповещены о том, что возможно мы сойдем на берег.

Тихий ход и спокойное море еще долго убаюкивали экипаж, не привыкший к спокойному состоянию и души и моря. В 4-30 утра 9 октября, капитан Карен Балаян и капитан-наставник Самвел Карапетян поднялись на палубу. Здесь уже были два помощника капитана - Арег Назарян и Гайк Бадалян, а также Ашот Хачатрян, уже выздоровевший Мушег Барсегян и вездесущий Зорий Балаян. Капитан дал команду спустить стаксель и бросить якорь. Впереди уже виднелись огни очередного Левкосского канала. Однако чтобы войти в него, нужно было дождаться рассвета. Все команды капитана четко выполнялись, но особенно старался юный Мушег. Здесь считаем необходимым, еще раз вернуться к теме о болезни Мушега, ибо, надо признаться, состояние его действительно было крайне тяжелым. Стоял вопрос о госпитализации. И только огромный опыт врача Геворка Григоряна позволил спасти парня. Зная, что информацию читают и родители Мушега, мы не хотели тогда раскрыть всей правды. Но сейчас, когда, к счастью, все позади, отметим, что Геворк практически три дня и три ночи не отходил от своего пациента. Даже когда уже по всему было видно, что дело идет на поправку, лечащий врач, предупреждая осложнения, сам готовил ему пищу, начиная от легкого киселя, кончая легкой кашей. И вот Мушег, словно еще совсем недавно не было у него тяжелейшего состояния, то ловко взбирался по канатам, то ловко и аккуратно складывал спущенный парус. Теперь уже окончательно можно сказать, что весь экипаж, все без исключения, снова находятся в строю.

ГРАНТ ВАРДАНЯН ПРИСЛАЛ КИЛИКИЙЦАМ НОВУЮ ВИДЕОКАМЕРУ

8 октября 2004 года. Как уже известно, во время съемок Киликийской крепости Анамур (это было в последний день пребывания в исторической Киликии - 26 сентября) шальная волна залила крохотную надувную лодку, в которой находилась видеокамера. Оператор Самвел Бабасян и помогавший ему Гайк Бадалян успели только схватить камеру, которую волна могла выбросить за борт. Однако соленая вода сделала свое, как говорится, черное дело. Дорогостоящая профессиональная камера полностью вышла из строя. И от Анамура (через Родос) до Афин на судне не было сделано ни одного видеокадра. Наверное, никто не представит психологическое состояние нашего телеоператора, пережившего страшный стресс. Не утешало его и то, что этот участок пути, весь от начала до конца, был отснят Бабасяном, если можно так выразиться, в обратном направлении, когда от Афин через Родос "Киликия" добиралась до Кипра. Мы уже рассказывали, как задолго до подхода судна к Афинам, Зорий Балаян на катере вышел навстречу судну в открытое море вместе с нашим соотечественником Ованесом Калайджяном и доставил на борт для временного пользования видеокамеру. Тогда же Ованес взял с собой наш аппарат для ремонта, однако потом выяснилось, что в крупнейшем ремонтном центре фирмы "Сони-сервис" специалисты после осмотра видеокамеры сказали, что необходима минимум неделя, ибо специальные запасные части должны быть доставлены из других стран. И вот буквально за несколько часов до выхода "Киликии" в море нам позвонил незнакомый человек и сказал, чтобы мы непременно дождались его, поскольку у него есть поручение от Гранта Вартаняна. Как выяснилось, известный армянский предприниматель, Грант Вартанян, узнав из газет, что у нас случилась беда, нашел вот такой, скажем прямо, оперативный выход из создавшейся ситуации. Теперь у нас есть новая, пусть непрофессиональная, видеокамера, с помощью которой Самвел сумеет завершить фильм о плавании "Киликии" по семи морям. Конечно, разница в качестве отснятых материалов будет заметна для зоркого глаза профессионала. И все же главное то, что все необходимые кадры у нас теперь будут. Также существенно для экипажа и то, что матрос Самвел Бабасян вернулся полностью в строй. А к нему самому возвратилась белозубая улыбка, которая так нужна на судне.

В подтверждение того, что все действительно обошлось, можно сказать: новой видеокамерой уже отсняты прекрасные кадры прохождения судна через многочисленные проливы и каналы архипелага греческих островов. Последняя съемка была сделана на рассвете 8 октября в канале Левкос на выходе в открытое море. Кстати именно здесь впервые после довольно тяжелой болезни, как всегда блестяще проявил себя юный Мушег Барсегян.

МИНИСТР ОБОРОНЫ ВРУЧИЛ КИЛИКИЙЦАМ НОВЫЙ ПАРУС

Еще во время первого, как мы называем его, потийского шторма, большой парус "Киликии" разорвало порывом сильного ветра. Но после того, как мы его отремонтировали, его невозможно было использовать при сильном ветре. И долгое время вся надежда экспедиции была на двух малых штормовых парусах. Именно это обстоятельство стало причиной того, что редко, когда в ходе трехмесячного перехода судно могло идти с оптимальной скоростью. Для такого типа судна, как "Киликия", представляющего собой реплику (копию) судна 800-летней давности, не так уж просто шить парус, тем более главный - большой парус - грот. Необходимо не только точно сшить его, но и потом делать примерки. Поэтому сразу же отпал вариант заочной пошивки паруса. Нас устраивал только вариант, когда лично можно было снять мерки на судне. К счастью такая возможность появилась в Афинах, где, согласно маршрута, мы были вынуждены посетить дважды столицу Греции. Известно, что в последние полтора года, как в процессе подготовки "Киликии" к походу, так и во время самого путешествия, шефство над экспедицией, в основном, взял на себя министр обороны РА Серж Саркисян. И он же сделал заказ нового паруса в Афинах. И вот 5 октября в порту Пирея министр обороны, находясь в Греции с официальным визитом в связи с выставкой видов вооружений, посетил порт, где находилось армянское парусное судно и в торжественной обстановке вручил новый парус экипажу. Следует отметить, что новый парус - бежевого цвета. Кстати такой цвет был наиболее распространенным на Киликийском парусном флоте.

МАТРОС БАЛАЯН, "ПРИНЦЕССА" И СЛОМАННАЯ КАМЕРА

На "Киликии", можно сказать, произошла информационная катастрофа. Как известно, еще до начала экспедиции перед нами стоял серьезный вопрос, который просто было нельзя не решить. Речь шла о профессиональной видеокамере. Пожалуй, трудно представить в наши дни подобного рода путешествие без видео- и фотоаппаратов. И вот во время приема экипажа "Киликия" у премьер-министра РА Андраника Маркаряна, в самый канун старта, был поставлен этот актуальный вопрос, который был решен в тот же день.

Оператор "Киликии", он же матрос-рулевой, Самвел Бабасян и режиссер Арег Назарян вот уже четвертый месяц, зачастую в экстремальных условиях, снимают телелетопись экспедиции "Киликия". А в последнюю неделю удалось осуществить, возможно, самую главную нашу мечту. Они подробно отсняли бесценные кадры чудом уцелевших архитектурных шедевров исторической Киликии. Когда работа была завершена, и Самвел на резиновой моторке возвращался на судно, шальной волной накрыло лодку, в которой находилась камера. Соленая вода вывела из строя важнейшие узлы японской камеры. Сразу же горе Самвела стало всеобщим. Вся надежда была на то, что Зорий Балаян, который должен был ждать нас на острове Родос, найдет там возможность ремонта камеры. Однако с ним мы никак не могли связаться. Впоследствии оказалось, что не было соответствующего рейса на Родос и он улетел в Афины. После Родоса мы связались с ним и договорились встретиться позже. Нам казалось, что "Киликия" плывет по Средиземному морю вслепую. Целых три дня не было снято ни одного телекадра.

И вот на четвертый день утром кто-то первым заметил, что прямо по носу "Киликии" на большой скорости движется большой белый катер. Капитан "Киликии" Карен Балаян посмотрел в бинокль и воскликнул: "Ребята, смотрите, вот сюрприз". На белом катере с романтическим названием "Принцесса" был поднят ... армянский флаг. Тут же раздался звонок по спутниковому телефону. Это был Зорий Балаян. Первое, что передал Зорий Балаян в руки Самвела Бабасяна через фальшборт катера "Принцесса" была небольшая видеокамера для временного использования. Самвел же, в свою очередь, передал нашу камеру, которую должны были везти на ремонт. Только после этого мы увидели человека, который все это организовал - Ованес Калайджян. Экипаж "Киликии" хорошо знает мать Ованеса - тикин Тигрануи, которая во время первого нашего посещения Афин месяц тому назад, была самой дорогой гостьей на борту. Она приносила специально приготовленное для экипажа печенье, приводила к нам гостей, в том числе и греков. Она не могла скрывать своих чувств и гордилась происходящим. А когда мы уже находились в море, регулярно звонила и сообщала сводку погоды. И вовсе неудивительно, что у такой женщины-патриотки такой же сын патриот.

Познакомились мы и с капитаном семейного катера, Мариосом Ефромидисом, стопятидесятикилограммовым богатырем, похожим на настоящего боцмана. На катере также был профессиональный телеоператор, Григир Чилингарян, который снимал "Киликию" издали. Кстати еще один сюрприз был запланирован Зорием Балаяном. Он договорился с хозяином "Принцессы", чтобы примерно полчаса Самвел Бабасян временной камерой снимал бы наше судно с его катера.

Расстались мы добрыми друзьями. Традиционным ромом отметили возвращение на судно матроса Балаяна и взяли курс на Афины, где "Киликию" ожидает, может быть, самый главный подарок. Министр обороны РА Серж Саркисян должен вручить нам долгожданный большой парус, который позволит существенно быстрее одолеть как оставшуюся финишную прямую, так весь путь будущего года. Остается только пожелать новому парусу попутного ветра.

МЫ ОПЯТЬ В АФИНАХ

2 октября 2004 года. Мы в Афинах. Подошли примерно к 10 часам вечера и встали на якорь у островка вблизи Вулиармени, местечка где стояли в прошлый раз и где проводились Оломпийские Игры, Расчет был прост. Вместо того, чтобы придти к 1 ночи, лучше постоять здесь, благо погода прекрасная. Быстро поели и легли спать. Утром проснулись в 8 часов и Самвел Карапетян, Карен Балаян и Армен Назарян тут же отправились под воду - Самвел с ружьем, Карен с фотоаппаратом и Армен с "авоськой" для сбора подводных даров. Поплавали примерно с полтора часа, подстрелив 3 рыбки, сфотографировав подводный мир и набрав уйму звезд. Дальше мы подняли якорь и пошли на встречу с Зорием Балаяном, который подошел к "Киликии" недалеко от места нашей ночной стоянки на очень престижной яхте и в прекрасной компании. Мы воспользовались случаем и сделали съемки с катера. Затем мы пошли в Пирей становиться на стоянку. По дороге нас приветствовало большое количество яхт. На одной из них были русские, с которыми мы договорились встретиться вечером в порту. Сейчас 3 часа дня и примерно через час мы будем в порту.

ЭЙ! НА ВАХТЕ!

1 октября 2004 года. Ветер до четырех утра по-прежнему был встречный. Наконец, он смилостивился и поменял направление на крутой бейдевинд, чем вахта воспользовалась тут же и довела скорость до 5-5,5 узлов, а моментами даже до 6,5. Такой ветер держался практически весь день.

Вообще говоря, волею судьбы, экипаж разделен на 2 группы. Применяя, в том числе и бывшую советскую терминологию, это группы с нормированным и ненормированным рабочим днем. Одна группа - это три вахты и другая - в которую можно поместить двух капитанов и кока.

Попробуем их описать и начнем с кока. Наш кок, Амбарян Артур, второй врач и кок поневоле, почему-то очень не любит, когда каждое утро ему с ночи достается ненормированное количество посуды. Как минимум три вахты ночью что-то делают, в результате чего ему достается ворох посуды. Вот он и жалуется на это каждое доброе утро. Ненормированная работа у него просматривается также во времени приготовления пищи. Только лишь время трапезы жесткое - 8-00, 14-00 и 20-00 не может поменяться и обязательно для него. Два капитана, Карен Балаян и Самвел Карапетян, естественно, денно и нощно, смиренно несут свой крест, ответственность за все что есть и что может быть. Правда, у Самвела Карапетяна есть еще одна обязанность - добытчика. До сих пор он добыл рыбу, двух акул - катранов и прочую морскую снедь. Сейчас у него на очереди - тунец, но тот почему-то не хочет попадаться. В остальном они схожи - когда не спят - дают указания, в основном куда и как держать руль. Итак, это, так называемая, ненормированная часть команды.

Другая группа - это три вахты по три "вахтера". У них четкое расписание, за которын неусыпно следит строгий старший помощниик капитана Арег Назарян. И не только за ним. Так вот эти три вахты должны обеспечивать все, а главное правильное движение "Киликии", в течение суток, а точнее, в течение всего плавания. А сутки делятся на периоды по 4 и по 2 часа. Т.е. вахты располагаются следующим образом: 0-4. 4-8, 8-12, 12-14, 14-16, 16-20 и 20-24 часа. Эти два по два часа сделаны для того, чтобы никому жизнь бы не показалась раем и не доставалась бы только ночь или только день. Так что у этих вахт полный набор обязанностей, но, как и всегда и везде в жизни, кому как повезет. Вахты, кроме всего прочего, бывают шумные и тихие, что определяется как погодой, так и пребыванием на палубе двух капитанов.

Но самое главное, среди членов экипажа царит редкое дружелюбие, мягкое беззлобное подтрунивание друг над другом и вот так мы тихо идем к очередной цели - Афинам, столице Греции, до которой осталось примерно 35-40 миль.

ПОКИДАЯ ВОДЫ ТУРЦИИ

28 сентября 2004 года. Осень. Она подошла тихо. Мы не заметили как перестали страдать от комаров и маяться от жары. Не обращали внимание, что желание искупаться перестало быть постоянным. Вдруг все ощутили, что ветер, все еще теплый , обрел на рассвете свежесть, заставляющую на себя что-то надеть.

Выходя из территориальных вод Турции, мы проходили мимо сказочных мест возле пограничного города Фетхие - горы, покрытые лесом и мелкими бухтами, спускающиеся в море, образуя небольшие уютные местечки для уединения. ... И огромное количество яхт, курсирующих по заливу. Ночью нас ждет Родос, а потом мы направимся в Афины - "Киликия" выходит на финишную прямую

В начале четвертого появились огни Родоса. Примерно через пару часов мы снова были уже у ворот с оленями, над которыми когда-то возвышался Колосс Родосский. В темноте мы начали искать место для швартовки и нашли, как нам показалось, единственное. Тихо пришвартовались, но не тут-то было. Появился представитель портовых властей и попросил перешвартоваться, что мы и сделали. Опять как и в прошлый раз, мы стояли у причала, который одновременно являлся частью главной улицы Родоса. В Родосе мы должны были встретить и взять на борт Армена Есаяна, прилетевшего из Москвы для участия в походе, дозаправиться топливом, запастись хлебом и водой. Кроме того мы должны были отметить в соответствующих службах наше прибытие в Грецию, поскольку это было первое место после Турции. Мы управились со всем этим за несколько часов и уже в 16.00, поприветствовав троекратным гудком раковины наших новых друзей-соседей, с которыми мы успели завязать хорошие знакомства, а также всех наших доброжелателей, покинули Родос. Как и в последнюю пару недель, ветер дул нам прямо навстречу. Впереди Афины, до которых примерно 250 миль.

ПРОЩАНИЕ С КИЛИКИЕЙ

25 сентября 2004 года"Прощание с Киликией", так, наверное, можно было бы назвать сегодняшнее сообщение, Вчера мы весь день шли вдоль берега бывшего Киликийского царства и, если не обращать внимания на море, то каменистые, покрытые скудной растительностью, горы очень напоминали нам пейзажи отечества. К закату берег отошел от нас и скрылся из виду. "Киликия" стала пересекать залив Анталья. В последний раз представилась возможность, в соответствии с морскими традициями, первому, заметившему на горизонте землю, получить рюмку капитанского рома. "Киликия" вошла в последнюю стадию похода нынешнего года. Важный и еще недавно непредсказуемый этап путешествия, посещение бывших основных портов и крепостей Киликии, являющийся знаковым для данного похода, завершился успешно.

КОРИКОС ЦАРСТВА КИЛИКИЙСКОГО

25 сентября 2004 года. Корикос - второй по величине порт Киликийского царства. И здесь, как и в Айасе портовая крепость состоит из двух частей - материковой и островной, кстати, тоже названной Девичьей крепостью. Но, в отличие от Айаса, здешняя крепость гораздо лучше сохранилась. Крепость-остров своими отвесными стенами уходила в море и имела только два входа вовнутрь. Над входом в главную башню с внутренней стороны мы обнаружили надпись на армянском языке за подписью царя Хетума. Крепость поражала законченностью форм и гармоничностью. "Киликия", стоящая на якоре возле средневекового сооружения, смотрелась очень органично.

Мы подошли к крепости на рассвете и успели облазить ее до того, как начался рабочий день, и этот музей под открытым небом начал свою работу. Нам не было нужды посещать город и в полдень "Киликия", на удивление малочисленных курортников, совершив круг почета по волнам, которые бороздили когда-то ее пращуры, продолжила свой путь вдоль берегов Киликии.

Следующий воскресный день оказался существенным, потому что в городе Анамур, куда "Киликия" причалила в 8.00, все службы администрации порта были закрыты, что стало причиной нашей задержки здесь до полудня. В конце концов, руководитель порта был вызван из дому, и выездные документы были оформлены. Да, мы покидаем Турцию. Городок Анамур, не в пример предыдущим двум, представлял собой солидный, чистый курортный центр с песчаными, хорошо оснащенными пляжами, с пожилыми туристами из Европы, которые бегают по утрам трусцой, возвращая себе здоровье.

Как только мы пришвартовались, сразу же спустили надувную лодку и отправили съемочный десант в крепость Анамур - благо мы уже научились делать это оперативно. Проплывая мимо крепости, мы обратили внимание на то, что ее стены и башни очень хорошо сохранились, и выглядела она грозно и внушительно.

После ночного волнения, море к утру успокоилось, и весь день погода была бархатной - мягкое солнце, ласковый ветер и убаюкивающая волна

МЫ ПОМНИМ ВАС, РЕБЯТА!

Андраник Мкртчян (1968-2002)Армен Ерицян (1960-1992) Арташес Парсаданян (1959-1990)Баграт Садоян (1955-1998)Роберт Ованнисян (1933-2004)
Утром 24 сентября в 7 часов 40 минут "Киликия" отчалила от населенного пункта Айас. Выйдя из бухты мы подняли парус и спустили на воду надувную лодку с оператором и фотографом - не заснять "Киликию" у своих берегов на фоне крепости Айас было невозможно.

Именно здесь мы опустили в море букет белых цветов в память о тех членах клуба, которым не суждено было дожить до сегодняшнего счастливого дня, но чьим потом пропитаны доски "Киликии" и кто навечно остался в наших сердцах. Их пятеро - Арташес Парсаданян, Армен Ерицян, Баграт Садоян ,Андраник Мкртчян и Роберт Ованнисян. Мы помним вас, ребята!

В АЙАСЕ

23 сентября 2004 года. Айас - небольшой рыбацкий город, не более 10 тысяч жителей. Утром из бухточки рыболовецкие суда уходят в море, а к закату возвращаются с уловом и тут же на пристани раскидывается маленький импровизированный рынок.

Мы облазали береговую крепость "Айас", вернее то, что от нее осталось, а также островную ее часть, когда-то, видимо, соединенную с берегом и носящую название "Девичьей крепости". Еще одна сторожевая башня находилась примерно в километре от главной крепости. Она выдается в море и находится в поле видимости портовой крепости. И, видимо, посредством различных визуальных сигналов передавались сообщения, в том числе и об опасности.

По решению капитана выход в море был отложен до следующего утра, так как после переговоров с местными жителями выяснилось, что вдоль берега есть много подводных камней, столкновения с которыми мы счастливо избежали при ночном заходе в порт. Вечер у экипажа был свободный.

СВЕРШИЛОСЬ! МЫ В АЙАСЕ!

22 сентября 2004 года. Ура! Мы в Айасе. Произошло это в 20 часов 40 минут, когда "Киликия" пришвартовалась к причалу армянского в прошлом города. Можно представить себе воодушевление членов экипажа: осуществилась дерзкая мечта их молодости - подойти к крупнейшему когда-то порту Киликийского царства, именем которого 19 лет тому назад был назван Клуб Морских Исследований. Не менее дерзким было их решение построить соответствующее средство для достижения этой цели - парусное судно "Киликия", которое сейчас покачивается на волнах у берегов своих предков.

С борта судна зазвучала и понеслась над Киликийской землей песня Ваана Арцруни "Айяс". Мы позвонили автору и, кажется, разбудили его, но повод того стоил.

Сегодня, 22 сентября 2004 года экипаж "Киликии" решил предложить учредить новый праздник, день возвращения айяасовцев на свою историческую Родину - День моряка.

Поздравляем всех членов клуба, их родных и близких, всех друзей клуба, без терпеливого участия которых, невозможно было придти к сегодняшнему дню и праздновать заслуженную победу.

Мы в Айясе! На протяжении 800 лет сюда не заходили армянские суда, а сегодня у причала развевается армянский государственный флаг. И это свершившийся факт.

У ЛЕГЕНДАРНОЙ ГОРЫ МУСА

20 сентября была тихая и влажная ночь, когда "Киликия" вошла в территориальные воды Турции. Вскоре к судну подошел сторожевой катер и на борт поднялись офицеры пограничной службы. Через пару часов парусник вошел в залив, который долгое время носил название Армянского залива. В 10-40 "Киликия" причалила к пирсу города Искендерон или в греческом произношении - Александретта.

Формальности продлились весь день, и только вечером экипаж получил возможность выйти в город. Единственное, что мы успели сделать, это связаться с одной из немногочисленных (21 семья) армянок, жителей Искендерона, Леной Марселян, которая на утро организовала нам экскурсию в Антиохию.

21 сентября 2004 года. Сегодня День независимости Армении. Знаменательно, что мы, "киликийцы", встречаем этот праздник здесь, у склона легендарной для каждого армянина горы Муса, в деревне Вакиф, единственной из шести мусалерских армянских деревень, на территории бывшего Киликийского царства, в которой сегодня живет примерно 130 человек. Вместе со старейшинами деревень - Аветисом Демирчяном (90 лет), Аршаком Мартиросяном (85 лет), Паносом Чапаряном (72 года), Айрапетом Паносяном (68 лет) - мы возле церкви Святой Богородицы подняли тост за нашу Родину. Есть, видимо, в этом божий промысел. Ведь кровь отважных мусалерцев вместе с кровью защитников Аварайра, Вана, Сасуна, Зейтуна, Сардарапата течет сегодня в наших жилах, и их дух сделал возможным провозглашение Новой Независимой Армении. Каждый армянин рождается личностью со своей собственной философией и амбициями, но, когда возникает необходимость, армяне могут стать рядом и, подставив друг другу плечо, повернуть колесо истории.

Эта истина, которую мы, 14 армянских моряков, стараемся подтвердить своим походом.

Мы поздравляем всех армян Мира с праздником и, будучи убежденными в том, что Армения вновь станет сильным государством, а жизнь ее граждан - благополучной, желаем совместными усилиями и единением нации приблизить этот благословленный день.

КАКОВА ГАЗЕТА, ТАКОВЫ И ИНТЕРЕСЫ

Заправившись водой и продуктами, в полдень 19 сентября "Киликия" отдала швартовые и отвалила от причала Латтакии. На пристани, как обычно, представители местной диаспоры. У здешних армян, посещавших парусник, отчетливо просматривается вместе с гордостью за своих соотечественников, уверенность в собственном возвращении на родину, когда открыто произносимой, а когда скрытой.

Торжественность расставания была несколько омрачена удивлением, вызванным попавшей на борт статьей, недавно напечатанной в газете "Четвертая власть. Сколь немало популярна эта газетенка, номер ее может попасть кому-то в руки, поэтому для тех, кто интересуется ходом путешествия парусника "Киликия", мы сообщаем, что информационное агентство "Арминфо" ежедневно публикует хронику с борта судна. К сожалению, отослать к этому источнику коллектив редакции упомянутой газеты я не могу, потому что их больше всего из "Путешвствия по семи морям" интересует вопрос, как справляют свою нужду члены экипажа, а этих подробностей в наших информационных сообщениях нет. Даже в политическом запале назвать копию торгового судна 13 века "жалким суденышком" для журналиста, по меньшей мере, не профессионально. С таким же успехом можно назвать жалкими крылья Икара, сравнив их со сверхзвуковым истребителем.

А "жалкое суденышко", проходя четвертое море и посетив за два с половиной месяца десять государств, продолжая вдохновлять соотечественников идеей объединения армян, движется, если не к самому главному, то к самому символически значимому пункту своего путешествия - "Киликия" направляется в Киликию.

ЭКСКУРСИЯ В АЛЕППО

18 сентября для экипажа была организована экскурсия в Алеппо. Киликийцы посетили самую крупную армянскую школу Лазаря Наджаряна и Карлоса Гюльбекяна, в которой учится 1600 учеников. Огромное впечатление на всех членов экипажа произвела знаменитая крепость - пахнуло жутким средневековьем. Побродили по крытому восточному базару, улочки и переходы которого в сумме составляли более 11 км. Потом побывали на крестинах в армянской церкви 40 младенцев, которой недавно исполнилось 500 лет.

Вечером погуляли по старому городу и убедились, что знание арабского языка здесь не обязательно - каждый четвертый был армянином, многие вывески на лавках были тоже на армянском языках. Экипаж чувствовал себя в сердце Алеппо как дома.

В ПОРТУ ЛАТТАКИЯ

16 сентября 2004 года в 11.40 "Киликию" в порту Латтакия встретил сирийский лоцманский катер и проводил к месту стоянки. Как только судно причалило, из здания вокзала выбежала группа людей с букетами цветов и вслед за пограничной комиссией вбежала на борт. Они поздравляли членов экипажа с прибытием, желали удачи в походе, вручали цветы. Священник, отец Гарник Аначобанян прочел молитву и благословил всех, потом всем хором спели "Киликию". Через полчаса на палубе остались Генеральный консул Армении в Сирии Армен Мелконян со своими заместителями, которые до этого затерялись в толпе посетителей и активистки местного Союза армян, которые сразу же перешли к делу и стали составлять список продуктов, необходимых для следующего длительного перехода. В этот день нам удалось посетить армянскую церковь Святой Богородицы и недавно отремонтированную армянскую школу, расположенную рядом с церковью. В школе сегодня обучается 300 учеников. Вечером к "Киликии" подъехали журналисты.

К полудню следующего дня стали подъезжать гости из Дамаска и Алеппо. Приехал также приветствовать экипаж Чрезвычайный и Полномочный Посол РА в Сирии Юрий Бабаханян. "Киликия" принимала гостей до обеда. Вечером в местном клубе состоялась встреча представителей сирийской армянской общины с писателем Зорием Балаяном. Он рассказал о целях и задачах путешествия, затем поделился своими мыслями о будущем Армении. Его слушали с большим вниманием и долго не отпускали со сцены.

КУРС НА ПОЛЯРНУЮ ЗВЕЗДУ

16 сентября в 10.45 "Киликия" отчалила от причала. Провожали судно десятка три местных армян с которыми мы сдружились и которые во многом помогали нам пока судно стояло на приколе и, конечно, сотрудники посольства РА в Ливане во главе с послом А.Оганесяном, так четко организовавшие программу пребывания "Киликии" в Ливане.

Когда парусник покидал порт, местные, английские и панамские яхты, капитаны которых побывали на нашем судне, приветствовали нас гудками сирен. В Бейруте мы оставили двух членов экипажа - Рубена Карапетяна, возвращающегося домой, и Арсена Седракяна, на несколько дней по делам улетающего в Ларнаку. Выйдя в море мы подняли парус и сняли парадные майки. Зорий Балаян устроился на палубе между помпами, перекинув через их рукоятки одеяло и удивительным образом поместившись на образовавшемся квадрате тени со сторонами в полметра. Это место он облюбовал себе несколько дней тому назад, когда было особенно жарко. З.Балаяну нельзя прерывать своей писательской работы, ибо каждую неделю в газете "Айоц Ашхар" печатаются главы его новой книги "Киликия и "Киликия", которая пишется здесь, на борту судна.

Одним словом, на паруснике восстановлен рабочий походный режим. Море спокойное.Когда стемнело, "Киликия" взяла курс на Полярную звезду, т.е. строго на север

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ В БЕЙРУТЕ

14 сентября - последний день пребывания "Киликии" в Бейруте. С утра на судно пришли очередные группы журналистов, а в полдень Каро Кебабчян, основатель сети школ восточных единоборств, на трех автомобилях приехал за нами и настоял на том, чтобы "киликийцы" поехали с ним в армянскую деревню Айнчар.

Деревня уникальна в своем роде - она расположена на границе с Сирией, окружена мусульманскими населенными пунктами и на сто процентов заселена армянами. Основана она была в 1939 году, когда французское судно "Жанна д'Арк" доставило сюда мусалерцев после их знаменитой защиты своего очага. В деревне улицы названы именами армянских выдающихся личностей, о чем свидетельствуют таблички на домах на армянском языке. Мы посетили также местную церковь, исторические развалины римской крепости на территории деревни, познакомились с некоторыми ее жителями.

В местных газетах и по телевидению вчера прошло сообщение о том, что сегодня вечером доступ на территорию яхт-клуба будет открыт для всех, кто захочет своими глазами увидеть парусник "Киликия". Такого наплыва посетителей судно еще не знало. Ни на палубе, ни в трюме не было возможности повернутся так, чтобы не задеть кого-либо. Гидами на это время стали все члены экипажа.

Уже поздней ночью мы убрали флаги, которые украшали судно, парусник приобрел рабочий вид и был готов утром выйти в море.

КИЛИКИЙЦЫ ГОСТЯТ В ДОМЕ КИЛИКИЙСКОМ

С утра 13 сентября экипаж приводил в порядок судно и украшал его, подняв 14 киликийских флагов государства и городов разных времен. Затем, облачившись в национальные киликийские костюмы, приготовился встречать высоких гостей.

В 15-30 на судно "Киликия" поднялся Католикос Высокого Дома Киликийского Арам I, который накануне настолько заинтересовался парусником, что решил посетить его лично. Его Святейшество осмотрел судно и благословил его и экипаж. К семи часам стали собираться гости, чтобы принять участие в презентации, организованной посольством РА по случаю прибытия парусника "Киликия" в Бейрут. Присутствовали вице-премьер Ливана Исам Фарес, патриарх армянской епархии Ливана, епископ Гегам-србазан, министр молодежи и спорта Сепух Овнанян. Все они в своих выступлениях приветствовали прибытие "Киликии" в Ливан и отмечали важность этой акции как для диаспоры, так и для дальнейшего развития дружественных отношений между народами, в частности, между арабами и армянами. Г-н Вице-Премьер сделал благотворительное пожертвование в пользу проекта "Путешествие по семи морям". Его примеру последовали некоторые представители диаспоры.

Во время презентации известный мастер восточных единоборств, чемпион мира по карате-до 1976 года, создатель сети школ восточных единоборств в различных странах, Карапет Кебабчян преподнес капитану судна Карену Балаяну меч, символизирующий, по его словам, единство армянского народа и его постоянную готовность защищать свою независимость. После приема экипаж был приглашен на званный ужин, организованный в честь "киликийцев" Советом женщин-армянок, действующим при посольстве РА в Ливане. Ужин прошел в теплой и дружественной обстановке. А поздно ночью Каро Кебабчян отвез группу моряков к знаменитому историческому памятнику - крепости Библос. На фоне огней Бейрута эта нависшая над морем крепость выглядела внушительно.

13 СЕНТЯБРЯ В БЕЙРУТЕ СОСТОЯЛАСЬ ВСТРЕЧА ПАРУСНИКА <КИЛИКИЯ>

13 сентября в Бейруте под патронажемзаместителя премьер-министра Ливана Исаама Фареса состояласьторжественная церемония встречи парусного судна <Киликия>.

Как сообщили сегодня АРМИНФО в пресс-службе Министерства иностранныхдел РА, после исполнения гимнов Армении и Ливана глава Армянскойепархии Ливана епископ Гегам Хачерян представил историю Киликии и еезначение для всего армянского народа. В свою очередь, писатель-публицист Зорий Балаян и капитан <Киликии> Карен Бадалян рассказалиисторию строительства судна и сообщили о цели путешествия.Заместитель премьер-министра И.Фарес отметил важность участияармянской диаспоры в жизни Ливана. Команда корабля посетилаКатоликоса Арама Первого.

НА ЛИВАНСКОЙ ЗЕМЛЕ

Утром 12 сентября члены экипажа посетили посольство Армении в Ливане, а потом имели встречу с Его Святейшеством Каталикосом Киликийским Арамом I. Во время встречи Его Святейшество, в частности, сказал: "Мы часто любим представлять и по праву гордимся своим историческим прошлым. Оно, безусловно, достойно внимания и забывать его нельзя. Но жизнь движется вперед, и строить ее, развивать можно только опираясь на сегодняшние реалии, современные ценности. В этом смысле постройка парусника "Киликия" и ваш нынешний поход является именно такой ценносьтю - опираясь на историческое прошлое, вы завоевываете настоящее. Мы знаем, что на пути у вас встречались трудности и бури, но наш народ в течение веков привык к бурям и научился их преодолевать. И вы их преодолеете, и будете преодолевать впредь. Мы гордимся вами и да пребудет с вами наше отцовское благословление"

После полудня экипаж был приглашен принять участие во встрече Союза выпускников вузов Армении, который прошел в очень теплой обстановке. В конце встречи разыгрывалась лотерея и Арег Назарян выиграл путевку на Кипр и обратно, которую тут же подарил Арсену Седракяну, у которого в Ларнаке появились новые друзья и он уже прикидывал, когда и каким образом ему вновь удасться прибыть туда. Видимо, провидение. Вечером была организована прогулка по городу.

ДЕЛЬФИНЫ ПОЗДРАВЛЯЮТ КАПИТАНА

10 сентября 2004 года. Нескончаемая болтанка. Завтракали в индивидуальном порядке сухим пайком. Перед утренним подъемом флага выпили за здоровье капитана, ведь именины капитана - праздник для всего экипажа. Видимо, в этой связи после полудня к судну подплыло семейство огромных китовых дельфинов и сопровождало "Киликию" в течение часа, переворачиваясь на бок под водой и поглядывая на членов экипажа, свесившихся с борта.

Ночью в 12 часов 30 минут "Киликия" пришвартовалась к залитому множеством огней и вспыхивающему фейерверками причалу элитного яхт-клуба Бейрута. Встречал судно Чрезвычайный и Полномочный Посол РА в Ливане Арег Оганесян. С утра жарко и малолюдно. Экипаж весь день занимался ремонтно-профилактическими работами на судне. В частности, было замечено, что количество воды в трюме регулярно оказывается больше допустимого уровня, и группа моряков под руководством Самвела Карапетяна занялось поиском предполагаемых течей. Был обследован корпус судна изнутри и снаружи, и все сомнительные места были законопачены. Вечером мол оживился и на судне стали появляться гости. Как и везде, люди интересовались всем, начиная от постройки и кончая деталями путешествия. Вечером состоялся прием, организованный посольством Армении.

ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Второй раз за время плавания "Киликии" штормовое предупреждение поступает после того, когда судно уже находилось в открытом море. Это было вечером, 9 сентября, когда "Киликия" выйдя из бухты Ларанака (Кипр), и сразу же после волнореза оказалась в плену шторма. Она взяла курс на Бейрут, откуда отправится в историческую Киликию. Следует отметить, что накануне весь день в порту Ларнаке, был потрачен на то, чтобы найти очень важную деталь для мотора, ибо вышла из строя водяная помпа для охлаждения. К вечеру удалось ее достать и только после этого смогли выйти в море. Однако, во время шторма, чтобы, в случае необходимости, включить мотор, как это нередко делают для того, чтобы подсобить парусам при заходе в какую-либо бухту, представлялось невозможным, потому, что трехлопастной винт, у нас не заводской, на Кипре мы не могли заменить. Хотя, честно говоря, в ночное время найти такую бухту для прикрытия было бы делом невозможным. Вся надежда, как и прежде, была на капитана Карена Балаяна, капитана-советника Самвела Карапетяна, весь экипаж, его мастерство и, конечно, на саму Киликию, которая продолжала резво идти по заданному курсу.

Впервые, в шторм появились, так сказать, новые элементы. Это то, что палубу заливало забортной водой и то, что довольно часто несколько шальных волн, схлестнувшись вместе у самого борта, били о деревянную обшивку словно камнем. Опасность, в первую очередь, заключалась в том, что драма эта началась поздно вечером и ветер все усиливался. Так что основная борьба за жизнь экипажа шла всю ночь с 9 на 10 сентября. Забегая вперед, скажем, что к утру, когда выяснилиось, что "Киликия" блестяще выйдет еще из одного испытания, доказав прекрасные мореходные качества, когда ветер чуть стих и было видно, что мы преодолели и себя и стихию, именно в это время Зорий Балаян, от имени всей команды поздравил капитана Карена Балаяна с днем рождения. Ему исполнилось 48 лет. Ветер попеременно то стихает, то усиливается, но мы убеждены, что вместе с "Киликией" непременно доберемся до нашей цели.

К ГРЕЧЕСКОМУ КИПРУ

5 сентября 2004 года. Жара не спадала. На палубе "Киликии" негде было ступить - повсюду лежали голые тела моряков. Время от времени, кто-то вставал, опрокидывал на себя пару ведер морской воды и возвращался на место. Арик Назарян придумал даже опускать голову в ведро с водой, то есть, якобы, нырять в него и утверждает, что становится намного легче. В трюм, практически, никто не спускался. Для того, чтобы скрыться от палящего солнца, использовался каждый кусочек тени - от паруса, от мачты или реи, даже от веревочных узлов.

Еще ночью мы подошли к острову Кипр и стали обходить его с южной - греческой стороны. Единственное оживление, возникшее на палубе, это когда на траверсе оказался город Пафос. И то, я думаю, скорее из-за некоторого замешательства - можно ли находиться в столь неканонической одежде проходя мимо города с таким названием, - чем из интереса первооткрывателя. Затем на борту "Киликии" вновь воцарилось сонное царство.

Во второй половине дня задул попутный ветер, парусник пошел резвее и настроение у всех поднялось. Мы шли мимо песчаных холмов Кипра, крутые берега которых резко обрывались в море. Между ними, время от времени, просматривались небольшие населенные пункты. Море на этом участке было мало оживленным - всего несколько моторных лодок с любознательными туристами приблизились к нашему судну, чтобы приветственно помахать руками.

В конечном пункте этого этапа пути, в Ларнаке, мы расчитывем быть ночью.

ОБРАЩЕНИЕ К ПОТОМКАМ

3 сентября 2004 года. Изнуряющая духота и влажность. Хорошо, что вчера наш "мухач" матрос Мушег Барсегян, а попросту Пушок, несколько раз поднимался на мачту, чтобы заменить поврежденный кабель топового фонаря /светильника на верхушке мачты/ и поломанный блок для фала /веревка, на которой поднимают флаг или парус/. Сегодня бы это ему вряд ли удалось. От жары негде скрыться. Ветра почти нет и парусник ели-ели двигается.

Несколько человек соорудили на носу судна из части паруса что-то вроде тента и пытаются скрыться под ним, но толку от этого мало. Внизу, в трюме еще хуже - вообще нет движения воздуха. Раскалились даже сосновые доски палубы и их приходится время от времени поливать водой, чтобы можно было бы ходить по ней босиком. Собственно и для людей это единственный выход - обдавать себя морской водой, чем и занимаются члены экипажа. Разморенным морякам не то что двигаться - разговаривать не хочется.И еще некоторое спасение в арбузе. Обеспечения постоянного наличия этой ягоды на палубе в достаточном количестве взял на себя Зорий Балаян и считает это делом чести. Пока ему это удается и экипаж ему за это благодарен. Все одежды и спальные мешки мокрые. Впервые за все время путешествия абсолютно все члены экипажа были предельно раздеты. Но хотелось еще что-то с себя снять. Несмотря на то, что на протяжении нескольких дней не выпало ни капли осадков, вся палуба была мокрая. Заснуть, в общем-то, никому не удалось.

Утром задул ветер, и началось сильное волнение. Соскочило со своего места рулевое весло и для того, чтобы его поставить на место, пришлось объявить "аврал". Завтрак пришлось отложить и он органично перешел в обед.

К вечеру 4 сентября было решено именно здесь, посредине Средиземного моря, отправить написанное в Сочи Обращение потомкам. Напомню ключевую фразу этого послания: "Мы на "Киликии" с гордостью несем наш армянский государственный флаг, рядом с которым, по закону международного морского права, непременно развеваются государственные символы тех стран, через территориальные воды которых проходит наше судно. В этом общепринятом уважительном и благородном акте мы склонны видеть не только сам факт соблюдения морской традиции, но и осязаемое выражение искреннего уважения к народам всех стран". Честь отправить по адресу, то есть закинуть в синие воды Средиземного моря письмо, подписанное шестнадцатью моряками, было предоставлено самому молодому киликийцу - Мушегу Барсегяну.

НА ОСТРОВЕ РОДОС

2 сентября подплыли к острову Родос. Город Родос поразил нас богатством своих архитектурных памятников. Оживленные, современные кварталы органично переходили в древние крепостные стены. Башни одной из стен доходили до самого моря, давая богатую пищу для воображения, рисующего сцены морских сражений, происходивших здесь, предательств и побед. Сейчас в этой тихой заводи покачиваются яхты и рыболовные суда, властвует тишина и спокойствие. Архитектура маленьких, чистеньких улочек, старинных и новых, являет собой следы различных культур, сменявших друг друга на этом участке земли. Однако сегодня все здесь имеет цель обслужить туристов. Здесь не было традиционного паломничества на "Киликию", но без внимания судно, конечно, не осталось.

Вчера вечером мы совершенно неожиданно нашли в Родосе армянку. Она была хозяйкой в евангелической церкви Святой Марии, что прилегает к порту. Света - так ее звали - предложила всему экипажу собственную ванную для купания. Это был поистине царский подарок, так как уже давно возможности принять горячий душ нам не предоставлялось. Весь вечер члены команды ходили просветленные и улыбчивые.

Утро экипаж был занят мелкими ремонтными работами и в 14.40 "Киликия" отошла от Родосского причала. Никто на этот раз нас не провожал, равно как и никто днем раньше не встречал. Тем не менее мы прогудели в раковину традиционное троекратное приветствие и судно вышло в открытое море. Это был рабочий визит в исторический город и все были очень довольны - вряд ли когда-либо предоставится возможность побывать в нем. Дальнейший маршрут несколько изменился. Мы выиграли несколько дней и следующим страной на нашем пути будет Кипр.

ЭРО-ЭЙ

29 августа в 9.15 "Киликия" отошла от причала Вулеагмени и тяжело и осторожно разворачиваясь среди бело-лаковых дорогих яхт направилась в открытое море. Ветер дул благоприятный и экипаж, бодро отвечая "Оп!" на запев старпома "Эро-эй!", поднял полутонную рею и спустил парус прямо у выхода из бухты. Впервые за все время путешествия на причале не было провожающих, так как предполагалось, что судно со вчерашнего дня должно было быть в пути. Парусник направился к берегам своей исторической родины - в Киликию.

"Киликия" шла по достаточно оживленной морской трассе - мимо неё периодически проходили большие и малые корабли с которых нем слали приветствия. И вот в какой-то момент волны, образовавшиеся от одного из проходящих мимо теплоходов вошли в резонанс с волнами от другого судна и наш парусник внезапно очень сильно раскачало. А так как положение паруса не было готово к подобному сюрпризу, то мачту в течении двух-трех минут буквально вырывало из пазов. Упорные клинья выскочили. Все, кто был в эту минуту на палубе повисли на бугелях /веревки, прижимающие рею к мачте/, поскольку рея стала биться о мачту, будто бы стремясь выбить ее со своего места. Слава богу, что эти неприятные мгновения были краткими. Стало безмятежным вновь море и оставалось таким всю ночь и первую половину следующего дня. После полудня море разыгралось и раскачиваясь на трехбальных волнах, собравшись на палубе мы прочитали полученные на наш электронный адрес телеграммы:

"Экипажу парусного судна "Киликия". Национальная академия наук Республики Армения приветствует отважных мореплавателей, которые на копии древнего киликийского парусного судна решили организовать экспедицию по маршруту киликийских моряков и купцов. Мы высоко ценим эту инициативу и надеемся, что плавание "по семи морям" пройдет успешно. Желаем экипажу семи футов под килем. Академик Ф. Т. Саркисян".

"Экипажу парусного судна "Киликия". Друзья, братья! То, что вы делаете - это подвиг, это великий духовный взлет. Без таких людей как вы, мир был бы скучным, серым и бессмысленным. Ибо во все времена историю делали романтики, дон-кихоты, одержимые...Армяне благодарны вам за то, что вы есть, что вы воскрешаете славную страницу нашего прошлого,,, Буду молиться за вас, Епопутного вам ветра и благополучного возвращения на Родину. Сос Саркисян."

Мы, экипаж "Киликии", благодарны за теплые слова г-ну Ф. Саркисяну, и г-ну С. Саркисяну, а также всем тем, кто следит за нашим путешествием и болеет за нас, и обещаем, что не обманем их надежд и с честью доведем до конца предпринятое путешествие, а также надеемся, что после нашего возвращения на земле армянской появится еще больше "дон-кихотов" и "одержимых романтиков" - ведь необходимо творить историю дальше.

Ночь на 31 августа вахтенные провели в спасжилетах, так как море было неспокойным. Утром волнение несколько улеглось, но мы весь день шли между многочисленными греческими островами и ветер постоянно менялся и волны соответственно на давали экипажу расслабиться. Лесбос, Китнос, Сирос, Наксос, Кос - эти экзотические названия островов, рождающие в нас воспоминания о прочитанных легендах и мифах, при непосредственном рассмотрении вполне соответствуют нашим представлениям. Населенные и необитаемые, - эти скалистые острова заставляют всех подумать о том, что именно здесь совершал свои подвиги Геракл и путешествовал Одиссей. Сегодня же мимо них проплываем мы с похожей скоростью и на не очень сильно модернизированном, по сравнению с их галерами, судне. Я думаю и ощущения у нас похожие при виде возникающего в мареве горизонта островка, после долгого нахождения в открытом бескрайнем море. К вечеру рассчитываем прибыть к Родосу - последнему греческому острову на нашем пути. Дальше снова Турция.

В МОРЕ ЭГЕЙСКОМ

28 августа. Эгейское море оказалось постоянным - продолжается начавшийся вчера попутный ветер, 4-бальное волнение синих волн, раскачивающих судно и позволяющих ему идти со скоростью не менее 4,5 узлов. Экипаж занимался генеральной приборкой судна - готовился к встрече со столицей Греции. Утром 27 августа 2004 года во время оформления выездных документов возникли сложности - нас не могут выпустить из порта так как у нас не застраховано судно. Причина, по которой этого не произошло понятна - отсутствие соответствующих средств. После вмешательства Посольства Армении вопрос был решен и экипаж был вывезен на экскурсию в центр Афин, к Акрополю. Излишне упоминать, что по туристическим достопримечательностям Афин мы пробежались слишком поспешно - день клонился к вечеру, да и нам необходимо было быть на судне к восьми часам и принимать гостей. Мы успокоили себя тем, что сюда мы вернемся на обратном пути из Киликии и наверстаем упущенное. Только бы не подвела погода.

28 августа погода не подвела, но подвели некоторые организационные проблемы, которые удалось решить только к концу дня. По этой причине капитан принял решение выходить наутро следующего дня. Вечер экипаж провел, купаясь и загорая на пляже. Группа ныряльщиков во главе с Самвелом Карапетяном и Арменом Назаряном добыла со дня морского прелестных морских ежей и звезд. Давно у команды не было такой курортной паузы.

"КИЛИКИЯ" ПОДОШЛА К КОЛЫБЕЛИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

23 августа к утру погода улеглась. Судно шло сначала по свинцово-грязным водам Мраморного моря, а после полудня вошло в пролив Дарданелы. Протяженность его около 65 миль. Особенностй у него только три: как и Мраморное море, он чрезвычайно оживлен - мы увидели сколь разнообразны формы водного транспорта все виды которого обгоняли наше судно; интересно ощущение того, что плывешь по разделительной границе между Европой - она у нас была по правому борту, и Азией - по левому; и, наконец, обилием кровожадных комаров и не менее свирепых мух. Ночь была тихой и звездной. На следующий день "Киликия" вошла в Эгейское море - третье по счету в путешествии. Кроме того, сегодня 24 августа исполняется ровно месяц, как "Киликия" покинула Армению. Эти оба события нельзя было не отметить, что экипаж не преминул сделать откупорив пару бутылок французского бордо, преподнесенного нам стамбольскими армянами.

Эгейское море поразило путешественников густой синевой своих вод. К полудню поднялся ветер, появились игривые волны с веселыми белыми барашками на гребнях, судно, раскачиваясь, шло под парусами и обрело максимальную скорость на радость всему экипажу. В 18. 40 на "Киликии" был спущен турецкий флаг и на мачте появился греческий - зто значит, что пересечена еще одна граница. Судно несется в Пирей, колыбель цивилизации.

КИЛИКИЯ ПОКИНУЛА СТАМБУЛ

22 августа c раннего утра на чистенькой приморской бетонированной улочке собрались жители и отдыхающие - последних на острова большинство и приезжают они сюда отовсюду. Сегодня "Киликия" покидает Стамбул. Судно успели посетить ребятишки из местного армянского лагеря, расположившегося на противоположной стороне города, пришедшие в восторг от "армянского корабля" и в 9.40 парусник отошел от причала. Когда были отданы швартовы, на палубу полетели цветы - каждый из провожающих принес сорванную у себя в саду розу. Здесь впервые "Киликия" отходила от причала с цветами на палубе и под аплодисменты направилась в Мраморное море.

В течении всего дня дул легкий ветерок, который к вечеру усилился и нагнал довольно большую волну. Всю ночь судно сильно раскачивало, и к утру следующего дня экипаж был довольно утомлен.

"КИЛИКИЯ" ПЕРЕСЕКЛА БОСФОР

21 августа утром члены экипажа обнаружили, что стоят на якоре у маленького живописного островка с пологим склоном, плотно застроенного трех и четврехэтажными белыми домами с кирпичными крышами. Они тянулись к вершине холма, который венчали более десятка вышек элктропередач. Островок, а по сути городок, назывался Гынал.Подплыл на лодке здешний куратор по встрече редактор Грант Тинк, привез продукты для завтрака и экипаж отправился познакомиться с местной армянской церковью, а затем на одном из пароходов снующих по Босфору в Стамбул где нас встретил очень хорошо знающий историю города представитель Армении в постоянной комиссии ЧЭС Арсен Авакян

Конечно, храм Ая София впечатляет своей грандиозностью, но, наверное, более гармоничны большие и малые мечети с минаретами, которыми усыпана столица восточного мира. "Киликийцы" недолго были в Стамбуле - он оглушил нас количеством людей, машин, домов и движением. Нас потянуло обратно к тихому берегу острова Гынал, тем более, что уже утром к судну стали подплывать лодки и катера, заинтересовавшиеся появленим парусника - это были, в основном, армяне - и мы обещалиим подвести судно поближе к берегу, чтобы все желающие могли бы на нем побывать.

Когда мы подплывали к берегу, то успели заметить, что на судне находится большое количество людей, а вокруг него такое же количество лодок.Когда парусник подвели к импровизированному причалу, начался привычный поток посетителей, но столько армян вместе мы видели только у себя на родине. Как обычно посещение судна продолжалось до глубокой ночи.

20 августа 2004 года - знаменательный день для "Киликии" ибо много было в этот день того, о чем обязательно хочеться сказать "впервые", потому что это запомнится надолго. В 14.02 судно перескело границу Черного моря и вошло в пролив Босфор. В течении семи часов "Киликия" шла по 15-тимильному и многолюдному водному проспекту гордо неся на корме государственный флаг своей страны.

Казалось, что парусник проходит посреди города, по обе стороны которой выстроились богатые, но различные по стилю строения, чаще всего частные дома. Вода в Босфоре грязная, а движение очень активное - невероятное количество больших и малых катеров и пароходов беспрестанно снуют по проливу в совершенно различных направлениях. Невероятным казалось, как они умудряются избегать столкновений.

Нас на подошедшем катере встретил представитель Армении в ЧЭС Арсен Авакян и главный редактор Стамбульской армянской газеты "Акос" Грант Тинк. Остановилось судно уже в Мраморном море, став на якорь в метрах двухстах от островка Гала, населенного, как выяснилось, в основном, армянами.

К ТУРЕЦКОМУ БЕРЕГУ

19 августа с утра над Царевом распростерлось ясное без единого облачка небо. В 10.00, как и было запланировано, "Киликия" отошла от причала. На берегу, как всегда, судно провожали новые и старые друзья. "Киликия" вышла из порта под гудение сирен и яхтенных дудок в сопровождении нескольких катеров и яхт. Через два часа парусник поравнялся с домиком Врбана Стоматова, что в Ахтополе, и в память писателя на воду был спущен венок. На церемонии присутствовали находясь на сопровождающих "Киликию" лодках и яхте жена писателя, Чрезвычайный и Полномочный Посол Армении в Болгарии, сын Ален и внуки - Геворк и Давид. Через несколько часов парусник "Киликия" пересек границу Турции. Небо по-прежнему было ясное и ночь обещала быть звездной.

НА ПРИКОЛЕ В ЦАРЕВО

16 августа 2004 года. На море непогода и все суда стоят на приколе. Стоит и "Киликия". Царево оказался чрезвычайно приветливым городком. Весь день парусник посещали горожане и отдыхающие. Чрезвычайный и Полномочный Посол Армении в Республике Болгария госпожа Севда Севан, после того, как мужественно выдержала трудный переход, стала почти членом экипажа. Она все время с командой и без устали старается организовать максимальную поддержку мореплавателям как со стороны армянской диаспоры, так и со стороны местных организаций. В частности, специально ради того, чтобы встретиться с армянскими моряками приехавший в Варну из Пловдива бизнесмен Егиазар Узунян позвонил и, попросив срочно прислать данные об всех членах экипажа, сообщил, что устраивает членам экипажа страховку. Клубу "Айас" не удалось это организовать перед путешествием и сегодня это становится очень важной частью путешествия.

Сегодня на "Киликию" зашел известный путешественник Николай Джамбазов, который дважды на яхте в одиночку обходил вокруг света. Он внимательно осмотрел судно, дал практические советы профессионала и подарил свою книгу о кругосветном путешествии,

Задержка парусника в Царево в каком-то смысле оказалась даже на руку, так как матросы успели залатать вновь ночью порвавшийся парус. Посмотрим на этот раз как долго он выдержит. Старожилы говорят, что в это время года, если начинается непогода в этой части побережья, то если волнение не успокаивается на третий день, то оно тянется или шесть, или девять дней. Завтра будет третий день, как испортилась погода на море. Оно разыгралось не на шутку. У местных старожил мнения относительно продолжительности волнения несколько разняться, но большинство склоняется к тому, что завтра погода на море устоится. Каждый день стоянки прибавляет экипажу новых друзей - особенно детей. С раннего утра у судна собираются ребятишки разного возраста и терпеливо ждут, когда экипаж проснется. Они чувствуют себя членами команды, обедают с нами, таскают из дома всякие сладости или, услышав о том, что чего-то не хватает, стараются устранить этот дефицит. У каждого из экипажа есть свой набор верных друзей.

Утром следующего дня волнение улеглось - судно у пристани только легко покачивалось и не требовало постоянного контроля за швартовыми. К полудню ярко сияло солнце и все яхты в порту ожили, а на пляж высыпали заждавшиеся отдыхающие. Днем экипаж устроил для всех детей - друзей экипажа - водный аттракцион - прыгание в воду с борта "Киликии". Было шумно и весело.

ВОЗДАЛИ ЧЕСТЬ ПОЛКОВОДЦУ АНДРАНИКУ

14 августа 2004 года в 8.30 утра "Киликия" покинула гостиприимные берега Варны. На борту судна прибавилось людей - этот небольшой переход до мыса Ахтополь с "киликийцами" пройдет Чрезвычайный и Полномочный Посол Болгарии в Армении Севда Севан. Дело в том, что в деревушке Ахтополь последнее време жил большой друг армянского народа, муж Севды Севан известный болгарский писатель Врбан Стоматов, и экипаж судна предполагает сделать остановку у этого мыса, чтобы воздать должное выдающемуся деятелю культуры и еще раз отметить его особый вклад в давнюю дружбу между армянским и больгарскими народами. На этом отрезке пути свершилась еще одна памятная акция - проходя по морю мимо домика, в котором жил национальный герой Армении зоравар Андраник, киликийцы почтили память полководца и спустили на воду букет цветов.

К вечеру погода стала портиться - ветер усиливался, волны становились все выше. В полночь разразилась гроза. Как киликийцы узнали наутро из газет, волны ночью достигали 6 балов. Рулевым, стоящим на вахте в это время, перепало много хлопот. Но, как говориться, дождь смывает все следы, и к утру все успокоилось, взошло мягкое солнце, а на пристани города Царево команду парусника встречали кмит /то есть мэр/ города и местные жители - армян в этом городке практически не было. "Киликия" причалила к пристани Царево, так как в Ахтополе не оказалось соответствующего причала.

С. Севан сопроводила часть экипажа в домик, где жил и работал последние годы Врбан Стоматов, известный болгарский писатель и большой друг армян. Это был уютный маленький домик на самом краю мыса. Прекрасный вид на море, скалы, торчащие из воды и чем-то напоминающие Крымский пейзаж. Мы посидели во дворике дома, вместе с сыном его, помянули Стоматова и вернулись на судно.

Предполагалось, что парусник сделает здесь остановку на пять-шесть часов, но судьба распорядилось иначе - на море продолжался шторм, и команде пришлось заночевать в гостеприимном Цареве. Поток посетителей продолжался весь день и всю ночь.

ВСТРЕЧИ В ВАРНЕ

12 августа 2004 года "Киликия" причалила к пирсу города Варна. Команду встретила Чрезвычайный и Полномочный Посол Армении в Болгарии Севда Севан. С ней вместе киликийцев встречали представители армянской община города во главе с настоятелем церкви Св. Саргиса отец Саргис, молодой и симпатичный священник. В Варне армяне и госпожа Севан преподнесли экипажу живые цветы - это были первые цветы на судне с того момента, как судно покинуло Армению. Сразу после встречи экипаж отвезли в церковь Св. Саргиса, где членов команды ждали местные армяне и была дана служба в честь "киликийцев". Члены экипажа были приглашены на кофе, за которым побеседовали с местными соотечественниками, рассказали им о судне и клубе "Айас".

Утром следующего дня члены "Киликии" побывали в доме генерала Андраника, в доме, который он построил своими руками в деревне Галата, что под Варной и где прожил семь лет. Конечно, все члены экипажа сфотографировались у мемориальной доски легендарному герою Армении и Болгарии полководцу Андранику. Сейчас здесь живут его далекие потомки, которым не очень интересна история Армении и место в ней полководцаАндраника. Видимо необходимо задуматься правительственным мужам, чтобы сохранить его домик под Варной, в подвале которого находился оружейный склад, и где формировались добровольные отряды для борьбы с турками.

В полдень в административном здании Гражданского Болгарского Пароходства состоялась пресс-конференция для журналистов, организованная Послом Армении, во время которой капитан "Киликии" Карен Балаян рассказал журналистам о целях путешествия и о том, как строилось судно. Во второй половине дня у экипажа произошло событие - на судно, вернулся Самвел Бабасян, которому необходимо было на неделю вылететь в Ереван. Теперь команда в полном составе и готовится к завтрашнему отходу.

КУРС НА БОЛГАРИЮ

11 августа 2004 года - день восторга для всего экипажа "Киликии". Утром судно отошло от берегов Румынии и направилось в Болгарию, Как только парусник вышел в открытое море, его подхватил попутный ветер и стремительно погнал по волнам. Скорость судна увеличивалась на глазах - 4 узла, 4.3; 4,5; 4,7; 5 узлов... На лицах членов экипажа сияли улыбки, глаза блестели - такого хода еще не было. Скорость продолжала расти - 5,2; 5,5; 5.7; 5,9 узлов в час... Изумление и восхищение было написано у всех на лицах. Дело в том, что расчетная крейсерская /то есть максимальная / скорость судна равна 5 узлам в час, а тут!.. "Киликия" стремительно неслась по волнам. Вот это судно! Счастливы моряки - особенно бывалые яхтсмены, которые знают ветра и ценят ходовые качества парусников, счастливы строители - им удалось построить хороший корабль, счастлив конструктор - капитан Карен Балаян - все правильно было рассчитано и собрано. 6 узлов! Такого никто не ожидал. Эту скорость зафиксировали приборы в точке 43 градуса 58,5 минут северной широты и 28 градусов 41,3 минут восточной долготы на границе между территориальными водами Румынии и Болгарии.

Так резво "Киликия" шла пять часов. Но все рано или поздно кончается. Внезапно налетел ураган. Дождь с громом и молниями начался мгновенно. Экипаж еле успел убрать большой парус и спустить рею. Шквал продолжался ровно 16 минут, но это оказалось достаточным для того, чтобы все не судне вымокли до нитки.. Затем погодная ситуация восстановилась, только ветер несколько изменил направление. Тем не менее судно шло хорошо и, по всей вероятности, в Варну "Киликия" прибудет раньше намеченного срока.

ВСТРЕЧИ В КОНСТАНЦИИ

9 августа 2004 года на рассвете судно подошло к Констанции, - сообщает член команды Карен Даниелян. Чтобы войти в этот огромный порт понадобилось еще два часа. Экипаж был удивлен, что к судну при входе не подошли представители портовых властей и "Киликия" шла по лабиринту незнакомого порта совершенно самостоятельно, опираясь на интуицию рулевых. Наконец, судно причалило у старого здания морвокзала, и на борт приветствовать экипаж взошли представители городской, очень немногочисленной - около двухсот семей, - диаспоры, которые предупредили, что готовится торжественная встреча путешественников.

Через некоторое время действительно приехал морской оркестр, школьники в национальных одеждах и под бравурные звуки марша на небольшую площадь въехали машины. "Киликийцев" приехали встречать префект города Констанция Мартине Георге, Полномочный Посол Армении в Румынии Егише Саркисян, настоятель армянской церкви в Констанции отец Аветис. Ребятишки исполнили зажигательный румынский танец и втянули в круг танцующих моряков и гостей. Префект произнес приветственную речь и вручил капитану парусника памятные подарки. Далее гости спустились в кают-компанию, где расписались на памятном листе судна. Вечером состоялось короткое совещание руководства "Киликии" с Послом и соотечественниками относительно программы пребывания экипажа в Констанции.

На следующий день экипаж "Киликии" был приглашен в армянскую церковь Святой Богородицы, которая была вместе со школой построена в 1740 году, но к концу 18-го века в результате пожара была уничтожена. Силами местных армян в церковь была переделана в школу, которая действует и поныне. Настоятель, отец Аветис, в приветственном слове экипажу подчеркнул историческую и психологическую важность для всей диаспоры предпринятого путешествия и благословил его. Затем гости посетили местное отделение Союза армян - небольшой двухэтажный домик, где уютно расположились комната отдыха с постоянно настроенным на канал Армянского Национального ТВ телевизором, библиотека, помещения для занятий. Членам экипажа подарили экземпляры последнего номера местной армянской газеты "Арарат", в котором уже был напечатан материал о посещении "Киликией" Констанции. Встреча закончилась теплым разговором за чашкой крепкого ереванского кофе. Соотечественники с большим интересом слушали рассказ о том, как проходило путешествие и вызвались своими силами изготовить для парусника запасное рулевое весло во избежание излишних трудностей во врнмя дальнейшего пути. Вечером была прогулка по набережной и несколько деловых встреч, связанных с подготовкой к завтрешнему отходу судна.

НА ПУТИ К КОНСТАНЦА

07.08.04. Как передает член команды парусника "Киликия" Карен Даниелян, 7 августа 2004 года к полудню наступил полнейший штиль. С таким еще экипаж "Киликии" не сталкивался. Неподвижно стоит парусник посредине моря, кстати, практически на полпути между Ялтой и Констанца и покачивается. Государственный флаг беспомощно поник и не шелохнется. Солнце палит нещадно. Команда пытается себя развлекать: кто рыбу стал ловить, кто латать и стирать одежду, кто есть арбуз. Спустили на воду надувную лодку - стали снимать судно с моря - кстати, хорошо очень смотрится. Экипаж, наконец, всласть, накупался. Только через семь часов задул ветерок, и судно тихонько возобновило движение. К вечеру восстановилась нормальная скорость.

8 августа ночью погода решила отыграться за вчерашнее расслабление - к вечеру поднялся ветер, но, к сожалению, не попутный, - и надолго заладил мелкий моросящий дождь. Ночь была облачной и безлунной, что доставило много хлопот тем вахтам, которые вели судно, так как без звездного неба трудно выдерживать заданный курс.Утром погода разгулялась и парусник восстановил свою рабочую скорость. Расчетное время прибытия в Констанцию - 02.00 - 03.00 часа.

<КИЛИКИЯ> ПОКИНУЛА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОДЫ СНГ И ВЗЯЛА КУРС НА РУМЫНИЮ

05.04.08. В полдень 5 августа <Киликия> отошла от Ялтинскогопричала. Провожали, как всегда, соотечественники и новые друзья.Когда судно выходило из порта, все катера и яхты, стоявшие у причала,поприветствовали армянских моряков протяжными гудками и на каждом изних поднимался лес рук желающих <Киликии> доброго пути. Это былочрезвычайно трогательно и парусник ответил им тройным гулким воемзвуковой раковины. А группа из Украинского Национального ТВ,приехавшая в Ялту снимать какой-то популярный ансамбль, задержаласьна два дня, для того, чтобы отснять материал о <Киликии> и дождатьсятого момента, когда на судне поднимется парус.

Как передает член команды Карен Диниелян, <Киликия> взяла курс наКонстанцию. Расчетное время движения - пятеро суток: <это пока будетсамый длительный отрезок пути в нашем походе>. К концу дня киликийцыпрошли мыс Сарыч на Крымском полуострове, разделяющий Черное мореровно пополам, а ночью покинули территориальные воды СНГ. Кругомбескрайнее море. Ветер ночью был ходовой, а в течении дня слабый, нопока все идет по графику. Курс <ВЕСТ> на Румынию.

ДЕТСКИЙ ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ "НАНЕ" В ГОСТЯХ У КИЛИКИЙЦЕВ

02.08.04. Утром экипаж "Киликии" был приглашен в знаменитую Ялтинскую церьковь Св. Рипсиме, которую построил в 1905 году коммерсант Гукасов и разрисовывал неповтороимый Вардкес Суренянц. Там "киликийцев" ждал сюрприз: участвующий в фестивале искусств, проходящий в Артеке, детский танцевальный ансамбль "Нане" устроил небольшой концерт для гостей. Дети от семи до двенадцати лет продемонстрировали недетский профессионализм, а постановки танцев отличались изобретательностью и вкусом. Капитан "Киликии", выразив благодарность коллективу, пригласил всех на судно.

Начался проливной дождь, но ребятишки, тем не менее, не могли отказаться от приглашения и приехали на судно. Они посидели и поснимались и в кают-компании, и на палубе, и на камбузе "Киликии". Юные артисты были чрезвычайно горды тем фактом, что побывали на судне и уже передвкушали то, как будут рассказывать об этом своим сверстникам и подкреплять повествование фотографиями. Все были очень довольны.

Получено штормовое предупреждение и "Киликия" вынуждено осталась у ялтинского причала еще на одни сутки.



"КИЛИКИЯ" ПРИШВАРТОВАЛАСЬ К НАБЕРЕЖНОЙ ЯЛТЫ

03.08.04. На подходах к городу Ялта экипаж "Киликии"спустил на воду моторную лодку и впервые с начала путешествияпоявилась возможность фотографам и оператору снять общий план идущегопод парусами судна. Как передает член команды "Киликия" КаренДаниелян, в Ялте судно встречала небольшая группа армян подпредводительством Почетного консула Армении в Крыму Артака Товмасянаи председателя армянской общины Крыма Олега Габриеляна. Средивстречающих был представитель мэрии Ялты и журналисты местноготелевидения. Благодаря их предварительной работе таможенный досмотрбыл предельно облегчен и судно вскоре пришвартовалось к одному изцентральных причалов прямо на набережной. С представителями местнойдиаспоры была обговорена программа пребывания "Киликии" в Ялте -экскурсии, прием в мэрии, встречи.

Пляж на этот раз оказался в непосредственной близости от местастоянки и члены экипажа получили, наконец, возможность купаться вморе.

ПАРУСНИК "КИЛИКИЯ" ВСТРЕТИЛИ В НОВОРОССИЙСКЕ

30.07.04. 28 июля парусное судно "Киликия",благодаря попутному ветру пришла в город Новороссийск раньшенамеченного срока. Как передает АРМИНФО член экипажа Карен Диниелян,судну пришлось немного постоять на рейде, пока собрались всевстречающие. Казалось, что все проблемы решены, но после таможенныхформальностей оказалось, что на борт "Киликии" не может быть допущенни один посетитель, и возле судна был поставлен пограничник.Возмущению членов экипажа не было границ - "как, ведь мы построилиэто судно для людей - они должны иметь право подняться на борт ивдохнуть аромат времен и предков". Но портовые властие былинепоколебимы. Тем не менее, экипаж впервые надел на себясредневековые национальные костюмы и вышел навстречу группевстречающих местных армян подошедших к судну в сопровождениимузыкантов и танцовщиц. Встреча была яркой и омрачена лишь тем, чтоникого из встречающих на борт "Киликии" не пропустили.

Наутро следующего дня для экипажа была организована экскурсия погороду-герою Новороссийску, после чего экипаж был принят вадминистрации города. Присутствовали председатель армянского общества"Луйс" Владимир Мхитарян, координатор национальных обществ городаАлла Парцикян, глава консульской службы Южного Федерального округаАрарат Гомцян, активисты армянской общины. К полудню благодарянажиму местных армян, так называемый "арест на судно" был снят идоступ посетителей на "Киликию" стал возможным. Посещения, расспросыпосетителей, благие пожелания продолжались до поздней ночи.Параллельно с этим осуществлялась загрузка воды и недостающихпродуктов. Сегодня парусник опять в море.

ПОПУТНЫЙ ВЕТЕР ДО НОВОРОССИЙСКА

28. 07.04. 28 июля парусное судно "Киликия", благодаря попутному ветру пришла в город Новороссийск раньше намеченного срока. Как передает АРМИНФО член экипажа Карен Диниелян, судну пришлось немного постоять на рейде, пока собрались все встречающие. Казалось, что все проблемы решены, но после таможенных формальностей оказалось, что на борт "Киликии" не может быть допущен ни один посетитель, и возле судна был поставлен пограничник. Возмущению членов экипажа не было границ - "как, ведь мы построили это судно для людей - они должны иметь право подняться на борт и вдохнуть аромат времен и предков". Но портовые властие были непоколебимы.

Тем не менее, экипаж впервые надел на себя средневековые национальные костюмы и вышел навстречу группе встречающих местных армян подошедших к судну в сопровождении музыкантов и танцовщиц. Встреча была яркой и омрачена лишь тем, что никого из встречающих на борт "Киликии" не пропустили.

Наутро следующего дня для экипажа была организована экскурсия по городу-герою Новороссийску, после чего экипаж был принят в администрации города. Присутствовали председатель армянского общества "Луйс" Владимир Мхитарян, координатор национальных обществ города Алла Парцикян, глава консульской службы Южного Федерального округа Арарат Гомцян, активисты армянской общины.

К полудню благодаря нажиму местных армян, так называемый "арест на судно" был снят и доступ посетителей на "Киликию" стал возможным. Посещения, расспросы посетителей, благие пожелания продолжались до поздней ночи. Параллельно с этим осуществлялась загрузка воды и недостающих продуктов. Завтра снова в путь.

25 ИЮЛЯ "КИЛИКИЯ" ПРИЧАЛИЛА К ПИРСУ ТУАПСЕ

25.07.04. 25 июля 2004 года в 15.30 "Киликия" причалила к пирсу города Туапсе. Команду встречали очень тепло местные армяне во главе с председателем Туапсинского отделения Союза Армян России Грайра Шагмелян. После расспросов и беглого осмотра судна экипаж был приглашен в шашлычную "Гюмри" на обед. После чего всех отвезли в гостиницу, где и провели деловое совещание с активом общины - соотечественников интересовало, что нужно морякам и чем они могут помочь экспедиции.

Утром следующего дня членов экипажа "Киликии" принял глава администрации города Туапсе Светлана Джигун. Приветствуя команду энтузиастов, она особо подчеркнула важность обращения сегодня к национальной истории, потому что, "так случилось, что подростки не знают своей даже недавней истории". Капитан Карен Балаян, согласившись с ней, добавил, что в этом, видимо, есть наша, взрослых вина. В конце рабочего дня госпожа Джигун сама посетила судно. Кроме того, на палубе судна побывал начальник порта Туапсе Чаушян Эдуард Гарушевич. Он подробно осмотрел судно, поинтерсовался проблемами, пообещал помочь в ряде вопросов и, выразив восхищение судном и экипажем, искренне пожелал попутного ветра.

ВЫЙДЯ ИЗ СОЧИНСКОГО ПОРТА "КИЛИКИЯ" ВЗЯЛА КУРС НА ТУАПСЕ

24.07.04. В минувшую пятницу, "Киликия", получив разрешение на выход и проведя томительных два часа у таможенного причала, наконец, подняла парус и покинула гостеприимный Сочи. "Киликию", экипированную новыми рулевыми веслами, вышли провожать глава консульской администрации, лидеры местной диаспоры, друзья и знакомые. До Туапсе 32 мили.

"КИЛИКИЯ" У СОЧИНСКОГО ПРИЧАЛА ОЖИДАЕТ КОМАНДЫ КАПИТАНА

22.07.04. Парусное судно "Киликия" благополучновышедшее в Черное море пристало к Сочинскому причалу. Как сообщилчлен команды "Киликии" Карен Даниелян, парусник загружен пищевымипродуктами и водой. Завершаются работы по изготовлению рулевых весел.

На борт "Киликии" пришел ценный подарок от мэтра армянской поэзииСильвы Капутикян. Поэт прислала две свои книжки с посвящениемэкипажу: "Легендарным ребятам парусного судна "Киликия" материнскиеблагословления и сердечные пожелания старейшины армянской поэзии."Пусть будет твердым выше плавание по морям и океанам и пусть вашемолодое безумство принесет молодость нашему 5000-летнему седовласомународу, доказывающее миру, что в нас бессмертен дух наших киликийскихпредков, что мы еще будем жить, творить и достигать нашихсправедливых чаяний. Счастливого вам плавания и счастливоговозвращения", написала Сильва Капутикян.

Утро 24 июля 2004 года весь экипаж встретил на борту судна. "Киликию"посетил ранний гость, который попросил капитана собрать всех напалубе. Как оказалось - это был мастер спорта международного классапо парусному спорту, кавалер медали Колумба, полученной запятимесячный поход из Волгограда до Кливленда /США/, Рубен Баятян.Рубен, кроме того, в 1996-97 гг. на яхте собственной конструкции"Аир-2" совершил кругосветное путешествие. Когда все собрались напалубе Рубен, едва справляясь с волнением, вручил капитану иконуАдмирала Ушакова, причисленного православной церковью к лику святых,на обороте которой было написано: "Да хранит вас Бог!". "Я счастлив,что нахожусь на палубе "Киликии". - сказал Рубен, - Я счастлив, чтона свете есть такие сумасшедшие, которые стали уже моими друзьями ичто они - мои соотечественники".

"КИЛИКИЮ" ЧЕСТВУЮТ В ГОРОДЕ СОЧИ

19.07.04. 19 июля 2004 года судно всё еще стоит у причала морвокзала города Сочи. Благодаря руководителю Центрального отделения армянской общины г. Сочи Кагосяну Степану были найдены средства и материалы для изготовления новых рулевых весел судна и в соответствующей мастерской началось их изготовление.

Как передал АРМИНФО член команды "Киликия" Карен Даниелян, вечером на открытой площадке приморского ресторана "Посейдон" был устроен фуршет в честь экипажа "Киликии", на котором присутствовал представитель мэрии г.Сочи Андрей Платонов, активисты армянских общин, а также руководители молодой еще общественой организации "Союз армянских женщин "Ахтамар" Гаяне Ерицян и Лилит Тигранян.

Андрей Платонов и публицист Зорий Балаян особо отметили в своих выступлениях традиции вековой дружбы Армении и России. Капитан судна Карен Балаян поблагодарил представителей армянской общины за внимание и помощь начавшегося путешествия, отметив, что без подобной поддержки практически невозможно было бы осуществить данный проект.

В конце встречи была зачитана Декларация, которую подписали все члены экипажа парусника "Киликия" и в которой, в частности, говориться: "Уважая традиции и обычаи предков и принципы Всеоющей Декларации Прав Человека, мы призываем все народы земного шара сделать все возможное для сохранения мира на нашей хрупкой, как горный хрусталь планете", и далее "Мы на "Киликии" с гордостью несём армянский государственный флаг, с которым рядом постоянно будут развеватьчя государственные символы всех тех стран, по территориальным водам которых будет пролегать наш маршрут. В этом мы склонны видеть не только соблюдение международной морской этики, но и искреннее уважение ко всем народам Земли". Декларация была свернута в трубочку, запечатана в бутылку только что распитого виноградного вина и вручена капитану с тем, чтобы он выйдя в открытое море выбросил её за борт, отправив потомкам послание армянских моряков.

"КИЛИКИЯ" ВЫШЛА В ОТКРЫТОЕ МОРЕ

14.07.04. Сегодня 14 июля 2004 года "Киликия" вышла из потийского порта в открытом море. Бескрайняя водная гладь для части экипажа непривычна и, кроме того, адская жара, от которой практически нигде не спрятаться, так как в трюме еще хуже. В самом начале водной эпопеи было волнение настолько сильное, что порвался в двух местах большой парус и сломалось одно из рулевых вёсел. Экипажу пришлось изрядно попотеть, чтобы стабилизировать ситуацию, но это оказалось боевым крещением плавания. Благо вскоре судно оказалось в "атмосфере" абсолютного безветрия и единственное, что мешает работе - палящее солнце.

После полудня усилился ветер и отремонтировать до конца весло не удалось. На этом приключения этого дна не завершились - волнение усилилось и всей команде пришлось учиться передвигаться по палубе, недостаточно хорошо закрепленные вещи в трюме посыпались на дно, но заняться ими не было никакой возможности. К вечеру раздался хруст - поломалось второе весло. Капитан приказал: "Вёдра за борт!". По оба борта судна были свешаны палубные вёдра, которые попеременно опуская в воду регулировался по возможности курс судна. Неблагоприятный ветер продолжался до утра. Ночью волнение то усиливалось, то уменьшалось, но в основном было равно 4-5 баллам. За ночь засорилась одна из помп, выкачивающих воду из трюма и были упущены два ведра, так что роль "бортового руля" вместе с оставшимся ведром выполняла большая кастрюля с камбуза.

Следующий день. Судно качает как щепку - это похоже на нескончаемое катание на аттракционе "американские горки". Треть экипажа уже второй день страдает от морской болезни и выключена их активных действий, капитан, начальники вахт и действующая часть экипажа практически не спит. Снова треснуло одно из запасных весел, но поломку заметили вовремя и оно было восстановлено. Удалось отремонтировать также и помпу.К вечеру подошли к берегу и стали видны огни Сухуми и к четырём часам ночи стал виден Адлерский маяк, который и стал ориентиром для рулевых - слава богу, судно стало лучше слушаться восстановленных рулей. Море не успокоилось и ночью.

Утром 16 июля 2004 года, волнение, наконец, несколько успокоилось. Члены экипажа, которых укачало, выползли на палубу и стали улыбаться и шутить. Экипаж позавтракал, как в последние дни, бутербродами, но уже сидя на палубе, а не держа его в одной руке, так как другой необходимо было держаться за ванты или борт, чтобы не быть выброшенными в море. Плывем вдоль берега и можно различить Ново-Афонский монастырь, высотные корпуса когда-то элитарного курорта Пицунда и, наконец, лесистые холмы города-курорта Сочи.

В 17.00 подошли к Сочинскому порту. Нас встречали уже давно ожидающие руководители Сочинской армянской диаспоры и руководитель консульской службы МИД Армении Артур Саркисян. Встреча была очень сердечной. Темнело, и встречающие взошли на корабль пока наскоро его осмотрели и повезли всю команду в ресторан "Эвелина", накормили, а затем доставили в санаторий "Золотой Колос", где для них были приготовлены номера, то есть ждали ванна и отдых.

ПАРУСНОЕ СУДНО "КИЛИКИЯ" ВЫЙДЕТ 11 ИЮЛЯ В ОТКРЫТОЕ МОРЕ

09.07.04. 11 июля парусное судно "Киликия" послетщательной предстартовой подготовки и испытаний на Черном море начнетдлительное путешествие по семи морям.

В церемонии старта экспедиции примут участие широкая общественностьПоти, представители мэрии и других общественных организацийгорода. С благословения Католикоса Всех Армян Гарегина Второго главаКотайкской епархии Армянской Апостольской Церкви епископ Аракелосвятит начало путешествия и пожелает, как говорится, "семь футов подкилем".

<КИЛИКИЯ> БЛАГОПОЛУЧНО ДОБРАЛАСЬ ДО ПОТИЙСКОГО ПОРТА

06.07.04. После 10 дней сухопутного <плавания>парусник <Киликия> наконец-то спустили на воду в грузинском портуПоти.

Как сообщил корреспонденту АРМИНФО член клуба <Айас>, член экипажапарусника <Киликия> Карен Даниелян, 5 июля 2004 года, после ремонтаполученных в дороге некоторых повреждений, парусник спустили стрейлера на стапель.

Напомним, что 29 июня колонна, сопровождавшая парусник, вынужденноостановилась на пути к поселку Агара, недалеко от Гори, гдепутешественникам преградил путь <непроходимый> мост. На следующийдень, 30 июня, поисковая группа обнаружила более или менее<приличную> дорогу. Однако и здесь путешественников ожидалинеприятности, сломался крюк КРАЗ-а, за который был зацеплен трейлер,посреди поля у трейлера полетели амортизаторы двух колёс. Ремонтныеработы завершились к вечеру - и потому членам экипажа пришлосьпереночевать в поле.

1 июля 2004 года колонна вновь отправилась в путь. Дальше дорогастановилась хуже, и пришлось при помощи трактора и лопат расчищатьпуть. 17 км пути вокруг села Хашури были пройдены за 16 часов. Ксчастью в 23.00 колонна выехала на трассу. На следующий день, 2 июля,после ремонта колес трейлера, на подступах к Сурамской крепости, находу соскочило среднее колесо трейлера и врезалось в калиткупридорожного домика. Эту неполадку быстро устранили, прошли Сурамскийтоннель и заночевали на дорожной стоянке. 3 июля в 7.00 колоннатронулась по самым живописным местам Грузии. В полдень проехалиЗестафони и без каких-либо происшествий въехали в Кутаиси. Послеразмеренной езды со скоростью, приличной для перегруженного трейлера,20-25 км/ч, в 21.20 колонна энтузиастов въехала в город Поти, а в23.15 уже стояла на пирсе возле выделенного для <Киликии> места.Колонну встречали директор Потийского яхтклуба и его заместитель,которые организовали ужин для <путешественников> на палубе парусника.Напомним, что парусник, воссозданный группой энтузиастов клуба <Айас>по чертежам одного из самых крупных кораблей торгового флотаКиликийского царства XI - XIY веков, в ходе первого этапа плаванияпосетит 12 стран - Грузию, Украину, Россию, Румынию, Болгарию,Турцию, Грецию, Египет, Ливан, Сирию, Кипр и Италию.

АРМЯНСКИЙ ПАРУСНИК "КИЛИКИЯ" "БРОСИЛ ЯКОРЬ" У МОСТА В СОСЕДНЕЙ ГРУЗИИ

30.06.04. Парусник <Киликия>, который намеренповторить маршрут мореплавателей средневекового армянскогокоролевства Киликия застрял у моста, расположенного вблизигрузинского поселка Агара.

Как сообщил сегодня корреспонденту АРМИНФО член клуба <Айас>, членэкипажа парусника Карен Даниелян, <несмотря на обещание, данноевластями Грузии полтора месяца назад - углубить проезд под мостом,пройти под ним трейлер с судном не смог. Дорожная экспертная группаотправилась на поиски объездных путей, хотя, по всей вероятности,альтернативной дороги во всей округе нет>. Как отмечает КаренДаниелян, экипаж томится в ожидании возвращения группы.

По слова члена экипажа, 28 июня текущего года, колонна с парусникомостановилась перед въездом в Тбилиси, так как надо было определитьсяс дальнейшим маршрутом. <К нам подъехал представитель армянскогопосольства, знавший все дороги,- продолжает Карен Даниелян, -Обсудив все возможные маршруты было принято решение ехать черезгород>. В полночь колонна, сопровождавшая парусник продолжила путь поночному Тбилиси. Местные <гаишники> достаточно четко организовалипередвижение по городу и через два с половиной часа трейлер спарусником оказались на противоположной стороне грузинской столицы.На следующий день, 29 июня, колонна продолжила движение по дорогамГрузии. Высокое качество дорог позволяло достаточно быстропередвигаться. Однако неприятность не заставила себя долго ждать -путь закончился на подъезде к поселку Агара, недалеко от Гори, гдепутешественникам и преградил путь злополучный мост. Однако полныйоптимизма Карен Даниелян настроен решительно и уверен, что имвсе-таки удастся осуществить задуманное.

Напомним, что парусник, воссозданный группой энтузиастов клуба <Айас>по чертежам одного из самых крупных кораблей торгового флотаКиликийского царства XI - XIY веков, в ходе первого этапа плаванияпосетит 12 стран - Грузию, Украину, Россию, Румынию, Болгарию,Турцию, Грецию, Египет, Ливан, Сирию, Кипр и Италию. Второй этапплавания планируется осуществить в будущем году с мая по сентябрь, входе которого экипаж корабля пройдет маршрут из Венеции в Амстердам.

ПАРУСНОЕ СУДНО "КИЛИКИЯ" НАЧАЛО СВОЕ "ПЛАВАНИЕ"

28.06.04. Парусное судно "Киликия" начало свое"плавание".

24-го июня 2003 года парусное судно "Киликия" двинулось, наконец, всвое путешествие. Первый этап пройдет по суше, но, оказалось, что ион обещает быть непростым. До недавно открытого для транспортаСеванского тоннеля, колонна из трех грузовых машин и микроавтобусапрошла достаточно спокойно. Приключения начались в самом тоннеле.Оказалось, что он не по всей своей длине имеет постоянную высоту и усудна слегка повредился кормовой планшир, но есть верхняя часть бортана корме. Пройдя тоннель за два часа, в 23.00 колонна остановилась наночь прямо на трассе.

25 июня колона вновь двинулась в путь. На жителей Ванадзорскогорайона огромный корабль на столь же мощном трейлере произвел большоевпечатление.

В Степанаване, куда колонна вошла уже с наступлением темноты,наступило просто народное ликование. 26 июня в 8:00 неповоротливыйпоезд продолжил свой путь. Однако этот переход оказался непростым.Во первых, резко испортилась дорога - кстати, некоторые из жителейвыражали надежду на то, что после сегодняшнего дня, наконец, властистраны обратят внимание на состояние дороги в районе, а, во-вторых,по ходу сначала лопнула шина на одном из колес трейлера, а потомсломалась ступица другого. Как бы то ни было, к вечеру колоннаподошла к границе с Грузией и остановилась на ночь. 27 июня "Киликия"пересекла границу и до 12:00 экипаж проходил таможенные формальности.Дорога по грузинской территории до Болниси мало чем отличается отгрунтовой, поэтому колонна двигалась в среднем со скоростью 4-5км/час.

В пути были технические проблемы - лопнула шина, которые задержалиход колонны на несколько часов, но в 21:00 "Киликия" в сопровождениигрузинского ГАИ встала на ночевку у бензоколонки перед въездом вгород Болниси.

В СЕРЕДИНЕ ИЮЛЯ ТЕКУЩЕГО ГОДА ИЗ ГРУЗИНСКОГО ПОРТА ПОТИ ПАРУСНЫЙКОРАБЛЬ "КИЛИКИЯ" ВЫЙДЕТ В МОРЕ

10.06.04. В середине июля парусник "Киликия",построенный в Армении по чертежам и описаниям 13 века, выйдет вплавание по маршруту мореплавателей средневекового армянскогокоролевства Киликия. Об этом корреспонденту АРМИНФО сообщил членклуба "Айас" Карен Даниелян.

По его словам, проект "Киликия" является историческим экспериментом -по сути, воссоздав парусное судно 13 века киликийского торговогофлота, экипаж "Киликии" попытается пройти по маршруту торговыхкораблей, которые отправлялись из порта Айас в открытое плавание поСредиземному морю.

Даниелян отметил, что в ходе первого этапа плавания участникипроекта "Киликия" посетят 12 стран - Грузию, Украину, Россию,Румынию, Болгарию, Турцию, Грецию, Египет, Ливан, Сирию, Кипр иИталию. Второй этап плавания состоится в будущем году с мая посентябрь, в ходе которого экипаж корабля пройдет по маршрутуВенеция-Амстердам. При этом, участники проекта попытаютсявосстановить образ жизни, а также кухню киликийских мореплавателей,включая отсутствие картофеля и помидоров, поскольку тогда они не былиизвестны. Питание экипажа будет состоять из морепродуктов, вяленыхмясопродуктов, вина, в каждой из стран будут закупаться свежие овощии фрукты, в меню - блюда киликийской кухни. "У нас возникли некоторыетрудности связанные с использованием табака, поскольку в те временаего также не было, однако несколько человек все же не смоглиотказаться от курения", - заметил К.Даниелян, добавив, что место длякурения на судне будет строго определено.

Напомнив, что "Киликия" является копией одного из самых крупныхкораблей киликийского флота, Даниелян отметил, что участники проектавоспроизвели и атмосферу того времени. Так, специально дляисторического эксперимента подготовлена глиняная посуда сизображением парусного корабля Киликия. Кроме того, в плавании будетиспользоваться навигационное оборудование того времени. Единственнымисключением станет использование современных средств связи испасательных средств, что на сегодняшний день является обязательнымусловием для выхода в море. Еще одной интересной особенностью даннойэкспедиции станет возможность предоставления мест туристам. По словамДаниеляна, одновременно на судно могут быть взяты не более 4-5туристов. Он пока затруднился сообщить, во сколько может обойтисьтуристу подобное путешествие, отметив, что это прояснится во времяпутешествия, так как, хотя и экстремальный туризм сегодня достаточноразвит, подобного проекта еще не осуществлялось.



Дорогие наши экипаж"КИЛИКИИ"!С наступающим вас праздником Новым Годом!

Армянская община г.Маалота желает всем вам и вашим семьям крепкого здоровья успехов счастья и удачи в продолжении начатого пути по морям и океанам!

Дорогие Геворг и Рогнеда пишите нам по адресу-susanna23@walla.com

E-mail=melitos.37@mail.ru

Comment=Молодцы! Вы исцелили душу тех, кто с комом в горле с детства слушает мело-дию "Зим Киликикия". Мои предки из тех,для которых Отечество это - Великая,Малая и Киликийская Армении; Софена, Арцах и Пайтаракан. А для того, чтобы это стало явью, при малейшей возмож-ности они делали всё возможное и невоз-можное. Как я думаю, в настоящее время главное, предотвратить оставление Отече-ства армянами; повсюду где имеется ар-мянская диаспора, развернуть спасение молодого поколения от ассимиляции; на-чать новую репатриацию армянства на Ро-дину. Диаспора не может быть универсаль-ным средством решения армянского воп-роса, т.к. всегда будет тоска по Кили-кии, Трапезунту, Вану и др.центрам Оте-чества, нынче находящихся под чужезем-ным гнётом, - у всех поколений армян мира.

С глубоким восхищением и уважением -

Айрапетян Роберт Мелитонович.

Москва, 10 декабря 2005 года

Дорогие наши члены экипажа Армянскогокорабля Киликия

От всей души рады за васрады за благополучное заверешение очередной эпопеи

Теплой зимовки нашему кораблю а вам всем крепкого здоровья и благополучияв ожидании будущих подвигов

С уважением из Израиля Сусанна и Баграт

PS Большие приветы нашему другу врачу Геворгу.

Врачу корабля КИЛИКИЯ

Приветствуем тебя наш дорогой Геворг от имени армян красивейшего города на севере Израиля Маалота. С прошлого года мы все с большой радостью и интересом наблюдаем за всем что связано с деятельностью вашего и нашего корабля КИЛИКИЯ.Заново перелистываем страницы истории вспоминаем и узнаем много старо-нового и гордимся вами.Продолжаем путешствовать с вами и от всей души желаем кораблю попутного ветра а экипажу здоровья удачи.Не знаю как насчет штиля он вам наверное не очень нужен но доброту морей мы вам пожелаем.С наилучшими пожеланиями семьи Арутюнянов Аветисянов Багдасарянов Лазарянов и многих других.
Р.С. Геворг ответь нам пожалуйста мы с нетерпением будем ждать от тебя весточки.
Сусанна и Баграт

Приветствую всех армян нашей необъятной планеты!!!

Нет наверняка такой точки на планете нашей, где не ступала нога Армянина. И одно очень похвально, что от Армян никогда не было вреда миру, кроме того что они созидали и созидают до сих пор, вопреки тем, которые этого не желают ...

Как раз несколько дней назад я перелистывала книгу Завена Сурмеляна "К Вам обращаюсь, дамы и господа", и мне так боязно стало только от того, что сейчас твориться на Кавказе и что Армяне наши снова под ударом … И почему то решила в Интернете найти сведения о Мхитарианской школе, и очень обрадовалась, когда нашла Ваш сайт. И честно говоря, ко мне вернулась вера, храбрость, что если даже что-то ни так пойдет, то мы Все Вместе, и мы не утратили нашу веру в будущее, к тому, пример, «КИЛИКИЯ».

СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ!!!

Лусине Киракосян,
Санкт-Петербург 16.05.05,
lus_tan@rambler.ru

Для Арега Назаряна.

Дорогой Арег,

Я- Наталия Ингерслев ( Ершова), твоя троюродная (?) сестрица. Нашла информацию о вашем походе в Интернете. Очень приятно, что мой родственник принимает участие в таком замечательном проекте. Горжусь и поздравляю с успешным завершением первой его части.

Передай, пожалуйста, Гаечке большое спасибо за её подробное и тёплое письмо. Я получила его недавно и обязательно отвечу в ближайшее время. В феврале мы собираемся поехать в Петербург на 3 месяца. Сообщи, пожалуйста, Гаяне мой e-mail: our_mail@mail.ru

Я пользуюсь этим адресом и в Дании и в Петербурге.

Целую тебя и Гаечку. Передавай привет Армену.

Наталя

P.S. Наилучшие пожелания от Петера.

E-mail=vladman@ukr.net

Интересуюсь чертежами парусника.

Молодцы! Семь футов под килем!

С уважением,

Владимир Мандровский,капитан 1 ранга, подводник.

БЛАГОДАРНОЕ ПИСЬМО ЕРЕВАНЦЕВ КЛУБУ "АЙАС"

Свершилось! Теперь можно погладить себя по отросшим животам, и потереть лысеющие лбы! Эй, где теперь ваши густые шевелюры, неутомимые вы наши! Ушли вместе с силами, отданными "Киликией", судну вашей мечты и нашей надежды. Но о чем жалеть, если есть что вспомнить - у вас все получилось. И поверьте, то что вы сделали стоит самой старой бочки самого отборного коньяка!

Лучшие ереванцы строгали "Киликии" доски, вбивали в них такие штучки, на которых все держится (лучше описать, чем промахнуться в названии - айасовцы этого не любят), чего-то крепили, чего-то сверяли. Те, лучшие ереванцы, которые строгать и вбивать штучки не умели, тоже старались быть причастными - кто-то писал оды трудолюбивым товарищам, кто-то описывал их многолетний подвиг на страницах местной прессы.

Это дипломаты, архитекторы, ветераны карабахского конфликта, журналисты, географы, художники, альпинисты, поэты, керамисты, физики, музыканты, те кому сегодня 30, 40, 50. Многие их имена уже известны совсем в других сферах, иные - еще зазвучат, обязательно зазвучат.

Мы хотим знать ваши имена, скромники - надо научить эту страну гордиться тем, чем действительно стоит гордиться. Мы бы с большим удовольствием выставили бы на сайт ваши биографии в отрезке рождения корабля - обо всех вас на момент начала работ, и обо всех вас на момент 2004 года. Дерзайте, пусть эта легенда будет написана - у нас так мало легенд, зачем же молчать о том, что есть?

Лучшие наши руки касались этого судна,и самые чистые наши сердца отданы ему. "Киликия" оказалась жестокой - она взяла себе в жертву человеческую жизнь. В самый последний год, когда, казалось, все уже было позади, один из самых преданных погиб по глупой случайности. Нам показалось очень странным, что нигде в прессе айасовцы не стали говорить о человеке, чье имя навсегда теперь связано с именем судна. Нежданная трагедия омрачила не только вашу радость, по поводу долгожданного рождения "Айаса", но и нашу - и если вы подарили нам это чудо, и связанный с ним восторг, то будьте последовательны, поделитесь и болью. Мы оставляем это право за членами клуба, - право отдать дань памяти Мкртчяну Андранику так, как он того заслуживает.

Это и наша боль, так же, как и радость клуба - наша радость, радость всех, кто выстоял жуткие блокадные зимы, кто лез на стенку, когда интеллигенцию постепенно "ушли" из страны, когда.., да что там говорить. И только вам известно, что пришлось пережить, какие разочарования и потери, какие трудности и мрачные прогнозы о провале проекта, все эти годы поступавшие от "доброжелателей".

Но - пережили, выстояли, сделали. Сегодня много скорбят о деградации национальных ценностей, культуры. Ерунда все это. Нет никакой деградации, потому что у нас есть вы - люди воплотившие мечту о невозможном (армянский корабль), в самое неблагоприятное время (no comment), при минимальных возможностях (спасибо всем, кто верил в вас). И спасибо вам за то, что научили нас жить, пить, смотреть вперед и не сдаваться,

от имени всей ереванской интеллигенции

Поздравляю Вас за успешную загрузку на море. Армения снова напоминает о том, что её народ был велик не только в прошлом, а его величие не подвластно времени и границ - государственых или морских. Как говорят в Болгарии: "Желаю Вам Ветер по пути шесть футовчистой воды под килем!"

Флора

Большой-пребольшой привет с поклоном создателям сайта хроники путешествия на "Киликии"! Замечательный сайт, толковый, яркий и какой-то, знаете, интеллигентно-благородный! Молодцы вы, извините, правда, что не знаю, кто конкретно, но все равно молодцы однозначно! Только что ж сайт у вас так долго не обновляется? Жду-жду новостей хоть каких-нибудь... Аж грустно... "Киликия" как из Новороссийска выплыла, так выходит никуда все еще не приплыла? Или у вас связи больше с ними нет?

А нам посчастливилось оказаться на палубе корабля "Киликия" в порту Туапсе. Какой красавец!!! Стройный, изящный, легкий, светлый... Первое впечатление от корабля - он как будто приплыл из Одиссеи Гомера. Я вообще поначалу думала, что это такой необычный корабельный музей, созданный исключительно для красоты, и была изумлена, узнав, что этому произведению искусства еще предстоит плыть по семи морям!

У "Киликии" теплое, гладкое-прегладкое дерево v шелковистое на ощупь, как обточенное морем стекло или камешек. Это настоящее чувственное удовольствие v вести ладонью по теплым деревянным бортам корабля...

Атмосфера на палубе благодаря членам экипажа очень светлая, праздничная. Столько искреннего радушия, гостеприимства, благожелательности, позитива по отношению буквально к каждому, иногда и не самому приятному и вежливому посетителю! Они не устают отвечать на вопросы любопытствующих v а их ого как много (и любопытных, и вопросов)! Экипаж "Киликии" отличает высокий интеллект, знание языков, разносторонние интересы, интеллигентность, галантность и блеск в глазах v да, это настоящие джентльмены! Без обид для соотечественников, но... если по "киликийцам" можно судить об армянском народе в целом v то я хочу в Ереван!

Ребята, вы настоящие герои нашего времени! И спасибо вам от всей души за то, что вы сумели свою мечту воплотить в нашу реальность и дать людям взглянуть на прошлое и даже осторожно, одной ладошкой... прикоснуться к нему.

Даша, Тюмень

Привет Карен.БРАВО,БРАВО и ещё раз БРАВО !!!

Всё-таки ты сделал это.Несмотря ни на какие условия в Армении.

Ты не представляешь ,как я рад за тебя.

Выискиваю в интернете любую информацию о вашем плавании.Собрал все фотографии ,какие только нашел. Как выяснить когда вы будете в Хайфе ? Я сейчас живу вЭйлате,но обязательно приеду в Хайфу.Очень хочется с тобой повидаться,ну иестественно пощупать твое ЧУДО, постоять (хотябы чуть-чуть) на его палубе.У вас есть связь с Хайфской арм.общиной ? Какие у вас планы на прибывание вХайфе ?

Пиши и если , что-нибудь надо, то я могу выехать в Хайфу заранее и занятьсяэтими проблемами. Мне будет очень приятно чем-нибудь помочь тебе.

От Ирки большой привет.
С нетерпением жду весточки.
Мой e-mail:kikos@list.ru

С приветом Григор.

P.S. Кстати,а пассажиров вы не берёте? Я с радостью поплыл бы с тобой.

Ребята, мы вами гордимся!!!!

То есть, мы вами и так все гордились, а тут еще такое в пресе...

Прочитали сегодня о реакции бакинского "Эхо" о возмущениях по поводу флага НКР на вашем борту и требованиях к властям Венеции отказать вам в "парковке".

Кто бы мог подумать, что вы взбесите азиков? По-моему это хороший признак - "Киликия" и за пределами Армении стала символом ее "самостийности".

Не знаю как вы, а лично я за это сегодня выпью в компании московских армян.

Нара

Ваш E-mail

Написать письмо "Айасу"

 



При частичном или полном использованииинформации ссылка на АРМИНФО обязательна!
Все права защищены. Copyright © 2001-2004e-mail toArminfo
web-designer  Zara Guk