Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 26 Октября 2017 12:19
Давид Степанян

Аркадий Тер-Тадевосян (Коммандос): Любой компромисс с Арцахом и Арменией для Ильхама Алиева равен политическому самоубийству

Аркадий Тер-Тадевосян (Коммандос): Любой компромисс с Арцахом и Арменией для Ильхама Алиева равен политическому самоубийству

Герой Арцаха, генерал-майор Аркадий Тер-Тадевосян (Коммандос) в интервью АрмИнфо рассуждает о внутренних угрозах и проблемах Азербайджана в контексте искусственного поддержания напряженности на границах с Арцахом и Арменией. Боевой генерал делится видением шагов, осуществляемых армейским командованием в направлении укрепления армянских оборонительных позиций на границе, комментирует и обосновывает логику последних закупок вооружений ВС Азербайджана и Армении, говорит о своем видении армейского строительства в Армении.    

 

    

О чем, на Ваш взгляд, говорит убийство армянского военнослужащего и бомбардировка  армянских позиций управляемыми противотанковыми ракетами Spike после женевских договоренностей президентов о “мерах по снижению напряжения, с целью избегания жертв на передовой”

 

На мой взгляд, это говорит о серьезных внутренних проблемах Азербайджана. Проблемах, которые год от года лишь нарастают. О желании создавать и поддерживать напряженность на наших границах. Это программа, от которой отступиться Ильхам Алиев уже не может. Не так давно я встречался с представителями талышской, других диаспор, проживающих на территории нынешнего Азербайджана. И по итогам этой встречи могу сказать, что рост национального самосознания проживающих в соседней стране этносов лишь растет. И рост случаев реализации международного права народов на самоопределение придает этому процессу дополнительный стимул. Примеров тому множество: Шотландия, Курдистан, Каталония, теперь вот Ломбардия. И в последнее время мы все наблюдаем новый виток в стремлении народов к созданию собственных, самостоятельных государств. Благодаря тому, что в свое время мы подняли проблему Арцаха, весь мир узнал о не самом лучшем состоянии наших соотечественников, проживающих в то время на территории Азербайджанской ССР. Мы эту проблему решили. Думаю, сегодня пришла пора задуматься о состоянии других дружественных нам народов, все еще вынужденных жить в составе Азербайджана. Еще в свое время, сразу же после падения Берлинской стены, ЦРУ США спрогнозировало будущее, в том числе и Азербайджана. Документ этот пестрит “измами”, главным из которых, пожалуй, является термин сепаратизм. Могу сказать, что я всецело разделяю стремление каталонцев, басков, шотландцев  к независимости, это даже не сепаратизм, это стремление жить еще лучше и свободнее. Говорить это в случае народов, проживающих в Азербайджане, не приходится. Для них вопрос отделения от Азербайджана – вопрос жизни и смерти, люди хотят вернуться к своим истинным корням, к своему языку, понять, кто они такие, жить так, как они хотят, а не служить попирающему все это абсолютно чуждому им династическому режиму. В противовес этим стремлениям, трендам Алиев делает все возможное пытаясь сохранить в стране стабильность, главным образом, пытаясь сплотить народ вокруг борьбы с “врагами-армянами”. В этом свете, постоянное напряжение на границах с Арменией и Арцахом необходимо ему как воздух. А любая компромиссная договоренность с нами для него лично равна политическому самоубийству, более того, самоуничтожению. Гибель любого армянского военнослужащего для нас трагедия, горе. А в Азербайджане, к примеру, везут тело погибшего солдата-талыша на родину и демонстрируют, приговаривая, что он пал от руки агрессоров-армян. О подобной спекулятивной практике мне рассказали сами талыши. Более того, они утверждают, что любого молодого талыша, проявляющего признаки национального самосознания, немедленно отправляют служить на линию соприкосновения. Аналогичным образом азербайджанские власти ведут себя по отношению к остальным 11 нацменьшинствам за исключением, пожалуй, евреев. На мой взгляд, нарастающая внутри Азербайджана взаимная враждебность рано или поздно разрушит это государство.

 

Внедрение на линии соприкосновения с противником современных систем видеонаблюдения мгновенно утихомирило диверсионную активность азербайджанских военных. Существуют ли системы, механизмы, способные свести число жертв “снайперской войны” хотя бы к минимуму. Предпринимаются ли шаги в данном направлении

 

В Министерстве обороны нашими военными специалистами уже реализуется программа по внедрению на линии соприкосновения, скажем так, систем дистанционного управления вооружениями. Это не единственная программа, сегодня внедряются многие механизмы, войсковые системы управления, которые ранее отсутствовали. Выявлены и исправляются многие недостатки. То, что идет поэтапное укрепление передовой линии наших военных видно даже невооруженным глазом, заметно даже противнику, хотя, конечно же, многое остается, так сказать, под грифом секретно. Меня лично эти меры глубоко удовлетворяют по степени своей адекватности возникающим угрозам. Речь идет не только о закупках новых вооружений, но и тактических шагах, тесно привязанных к изучению местности, по которой проходит линия соприкосновения. Могу сказать, что этот фактор имеет крайне важное значение. Да, количество танков у Азербайджана уже перевалило за 500, но танкоопасных то направлений в Арцахе, участков, от этого больше не стало. Поэтому обладание “музеем” современной военной техники отнюдь не дает преимущества над противником, способным адекватно реагировать на пополнения его коллекции.

 

Я правильно понимаю, что некоторые виды техники, к примеру, те же танки,  приобретаются Баку с целью применения не только против Арцаха и Армении?

 

Разумеется. Приобретение вооружений, напичканность Азербайджана железом может быть выгодна Турции, в определенной ситуации, США. Никто не может исключить возможность применения этих вооружений против третьей страны.

 

К примеру, Ирана…

 

Ирана и не только Ирана, с которым Турция сегодня ведет борьбу за региональное лидерство. И учитывая членство Турции в НАТО предугадать симпатии международного сообщества в этой борьбе несложно. И я отнюдь не исключаю сценария, в котором приобретенное у России азербайджанское оружие будет задействовано против самой России. В апреле 2016-го в ходе т.н. “четырехдневной войны” мы уже стали свидетелями и, к сожалению, участниками конфликта третьих стран. В апреле мы стали жертвой именно такого конфликта, это нужно понимать и делать выводы.       

 

На приобретение каких видов вооружений может быть направлен очередной российский “оборонный” кредит. Какие прорехи в обороне следует, на Ваш взгляд, залатать в первую очередь?

 

В свое время, сильно заинтересовавшись одним видом вооружения и представив результаты своего анализа в Минобороны, я был приятно удивлен, узнав, что его уже приобрели. Предстоящее приобретение вооружений, конечно, не в моей компетенции, однако, могу сказать, что повышение боевой готовности ВС Армении и Армии обороны Арцаха в первую очередь достигается посредством повышения уровня мастерства управления и применения самых различных видов вооружений и техники. Слава Богу, что наши ракеты сегодня летают, раньше они просто накапливались сотнями в арсеналах. Сегодня, к моему великому удовлетворению, их используют в учениях для повышения уровня боевой подготовки наших военных. Недавно я насчитал, что для вывода Азербайджана из строя, его вывода из инициированной им же войны, нужно достичь точного попадания по целям в Азербайджане всего 12-ти наших ракет. Огромный нефтеперерабатывающий завод в Баку – лишь одна из целей. Уничтожение плотины Мингечаурской ГЭС считаю неправильным. Ее строили в советское время, и пробить даже точным попаданием столь толстый слой бетона довольно проблематично. Гораздо легче и эффективнее будет использовать каскад ГЭС питающихся от этой самой плотины. Это однозначно приведет к утере 40-50 энергомощностей Азербайджана. Изучив опыт войн в Югославии, могу сказать, что большую часть потерь стороны конфликта понесли не в результате применения противником вооружений, а именно, образно говоря, “замыкания проводов”. Так вот, замкнуть тот же азербайджанский трубопровод для нас никакой проблемы не составляет. 

 

Какую из армейских проблем, на Ваш взгляд, следует выделить в качестве приоритета с целью скорейшего решения?     

 

Человеческий фактор. Его усиление всеми возможными способами. Тут следует признать и отметить заслугу бывшего министра обороны Сейрана Оганяна, выделившего этот фактор, начавшего работу в направлении искоренения неуставных отношений, укрепления взаимоотношений солдат-сержант-офицер. И 2016 год весьма наглядно доказал нам всем правильность провозглашения солдата человеком года в 2015-м. Эта работа сегодня нуждается в продолжении и усилении. Проблема неуставных отношений, безусловно, решается, но, к сожалению, семья не без уродов. А в СМИ усиленно распространяются, гиперболизируются именно результаты деятельности подобных уродов, а все хорошее, что есть в армии, остается в стенах армейских частей. Я понимаю, что министр решает и другие важные вопросы, но я считаю, что во всех случаях, во всех войнах первый удар всегда принимает на себя солдат, командиры среднего звена. Именно поэтому мы должны солдата обучать, одевать, кормить, работать над его боевыми навыками. Нам следует усиливать человеческий фактор, посредством удовлетворения его потребностей, которые могут возникнуть во время боевых действий, сделать так, чтобы солдат смог становится глазами и ушами нашей армии во время боевых действий. Именно солдат, человеческий фактор решает все на передовой, в глубине обороны это делают уже иные силы и подразделения. Именно человеческий фактор, его усиление я считаю главным. Апрель 2016-го выявил в азербайджанской армии множество дезертиров. А у нас в действующие войска приезжали наши ребята из Грузии, России, Европы, Америки. Мы этим резервом гордимся, и нам следует делать все для его поощрения и укрепления. 

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
9709

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням