Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Вторник, 14 Февраля 2017 20:06

Давид Степанян

Рубен Сафрастян : Определять миропорядок в ближайшие десятилетия предстоит США, России и Китаю

Рубен Сафрастян : Определять миропорядок в ближайшие десятилетия предстоит США, России и Китаю

Директор Института востоковедения Национальной академии наук Армении, профессор Рубен Сафрастян в интервью АрмИнфо рассуждает о возможных путях умиротворения азербайджанской агрессии. Комментирует перспективы выхода из тупика отношений Армении с Турцией, возможное задействование абхазского и югоосетинского транзита. Прогнозирует возможные последствия изоляционизма в американской внешней политике для стран Южного Кавказа, глобальные импульсы с участием США, России и Китая.   

 

 

Поделитесь наиболее действенным, на Ваш взгляд, вариантом умиротворения не стихающей азербайджанской агрессии в отношении Армении и Арцаха. Какова степень турецкого участия в инициируемых Баку диверсиях и обстрелах армянской территории?    

 

 

Подобной политики Баку, на мой взгляд, следует противопоставлять как военную силу, так и дипломатию. Периодический соразмерный ответ армянской стороны, в конце концов, возымеет свое действие, и подходить к очередной провокации в Баку будут с гораздо большей осторожностью. В свою очередь, нам следует добиваться соответствующей оценки каждой подобной провокации Азербайджана в первую очередь от посредников Минской группы ОБСЕ. Думаю, что именно синтез военной и дипломатической силы способен воздействовать на горячие головы в Баку. Что касается Турции, то я уверен, что прошлогодняя, апрельская, широкомасштабная провокация Азербайджана была с нею согласована. Не исключено, что провокация готовилась при непосредственном участии турецких военных специалистов. Все последние же проявления агрессии со стороны Азербайджана на границе с Арменией и Арцахом, результатом сговора с Анкарой, на мой взгляд, не являются. Думаю, что на данном этапе основное внимание Анкары скорее сосредоточено на Сирии и Ближнем Востоке в целом, а не на Южном Кавказе и тем более обострении тут ситуации. Хотя нельзя исключать, что возможная широкомасштабная провокация Азербайджана в будущем может быть согласована и поддержана Турцией, исходя из складывающейся на тот момент геополитической ситуации.             

 

Вы считаете, что Азербайджан будет согласовывать возможную будущую провокацию исключительно с Турцией?

 

Думаю, что да. Больше просто не с кем.

 

Усматриваете ли Вы потенциальные факторы способные сдвинуть находящиеся в тупике армяно-турецкие отношения? И в какой мере это вообще нужно Армении?  

 

Я уверен, что сыграть решающую роль в нормализации межгосударственных отношений с Арменией сегодня может только сама Турция. Это должно быть решение политического истеблишмента Турции, более конкретно Реджепа Эрдогана, и никакие другие факторы и аргументы на это решение воздействия иметь не могут и не будут. Я считаю, что нормализация отношений с Турцией все же сыграет для развития армянской экономики положительную роль, придаст дополнительную возможность выхода на мировые рынки.

 

Замглавы МИД РФ в качестве обсуждающихся с Грузией коммуникативных альтернатив Верхнему Ларсу назвал Южную Осетию и Абхазию. Насколько реалистичен озвучивающийся сценарий и имеют ли возможности помешать его реализации Баку и Анкара?

 

Я надеюсь, что реализация данного проекта станет возможной. При этом, считаю, что это не будет сделано в ближайшем будущем. И даже достигнутые и утвержденные в Москве и Тбилиси договоренности потребуют больших усилий на пути их претворения в жизнь. При этом я не думаю, что Турция и Азербайджан способны помешать реализации данного проекта. Я склонен полагать, что турецкое влияние на политику Грузии постепенно снижается. Пока что Анкара, конечно, играет в грузинской внешней политике весомую роль, однако, частота контактов на высшем уровне, проблемы, имеющиеся между двумя государствами, позволяют говорить о постепенном снижении турецкого влияния на политику Грузии. Об этом говорит также намечающийся, весьма осторожный, процесс сближения определенных позиций Тбилиси с Москвой. При этом, основой внешней политики Грузии, несомненно, продолжает оставаться интеграция с Западом, а не с Турцией или Россией.  

 

Многие эксперты объясняют упомянутое Вами осторожное потепление отношений Грузии с Россией анонсированной в ходе предвыборной кампании Дональдом Трампом политикой изоляционизма США. Вы согласны с оценками, позволяющими говорить о существенном снижении интереса и влияния США на Южном Кавказе, или же все останется на уровне предвыборных заявлений?

 

Я достаточно долго думал над этим вопросом. Очевидное стремление США снизить активность на Южном Кавказе действительно выявилось в ходе последней предвыборной кампании в Штатах. Однако делать выводы о перспективах ее воплощения в реальность, думаю, преждевременно. В то же время, в случае реализации озвученной Трампом линии в отношении Южного Кавказа, это действительно существенно отразится на внешнеполитических предпочтениях и в какой-то степени ориентирах Тбилиси. При этом осторожная российско-грузинская нормализация связана не только с позицией США. Грузии просто необходимы более-менее нормальные отношения с Россией даже в условиях наличия проблем Абхазии и Южной Осетии. 

 

А исходит ли претворение американского изоляционизма из интересов Армении, учитывая создание в этом случае определенного вакуума во внешнем влиянии на Армению и Азербайджан?  

 

Говорить об этом сегодня достаточно сложно, хотя данная тема и представляет безусловный интерес. Я склонен считать, что отношения с США, учитывая исторические обстоятельства, нашу большую диаспору, лобби и т. д. имеют для Армении чрезвычайно важное значение. Поэтому Армения должна стремиться к хорошим отношениям с США в условиях любой, в том числе, изоляционистской, политики Вашингтона. На мой взгляд, в этом свете, США будут оказывать Армении большее внимание, чем другим странам даже в условиях усиления изоляционистских тенденций. Армянский фактор, так или иначе, играет свою роль во внутренней жизни США, что позволяет прогнозировать особое место Армении в американской политике и в будущем.

 

Как в ходе предвыборной кампании, так и в первые дни своего президентства Трамп отметился достаточно непредсказуемыми, порой алогичными заявлениями. Не действиями, а именно заявлениями. Можем ли мы ожидать от него в этом свете если не признания факта Геноцида на федеральном уровне, то устного, декларативного упоминания термина genocide 24 апреля чего так упорно избегал его предшественник?

 

Не думаю. Во-первых, потому что внимания в ходе своей предвыборной кампании Трамп этому вопросу вообще не уделял. Во-вторых, аналогичного отношения проблема признания геноцида удостоилась и от Рекса Тиллерсона в ходе обсуждений в Сенате его кандидатуры на пост госсекретаря США. В целом же, картина внутриполитических предпочтений новой американской администрации начала только-только вырисовываться. И ставить сегодня акцент на том, будет ли окружение Трампа делать ставку на армянскую диаспору в будущем, в этом свете, пока что рано.     

 

В качестве основного адресата отношений США с внешним миром различные эксперты, политики и СМИ сегодня, как правило, называют Россию. Меж тем, существует вполне обоснованное мнение, согласно которому России предназначена лишь роль придатка, третьей стороны в отношениях США и Китая. Действительно ли сегодня, на Ваш взгляд, первый уровень глобальной политики определяется именно отношениями Китая и США? 

 

Сегодня мы уже наблюдаем за процессом формирования нового миропорядка, определяемого США, Китаем и Россией. И если после окончания периода холодной войны биполярный мир сменился миром однополярным, сейчас мы видим все задатки создания мира триполярного. И полюсами, определяющими миропорядок в ближайшие десятилетия, думаю, будут США, Россия и Китай. И это несмотря на их различный военно-политический и экономический вес. Насколько я понимаю, советники Трампа по международным проблемам, еще в период предвыборной кампании, подчеркивали стратегическую ошибку администрации Обамы, способствовавшую политическому и экономическому усилению Китая. Усиление Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, попытки Пекина сформулировать в мире новую стратегию, основывающуюся на концепции пояса Великого шелкового пути, допустила именно предыдущая администрация Белого дома. Примечательно, что те же советники Трампа обвинили администрацию Обамы в неумелой внешней стратегии, способствовавшей укреплению российско-китайского союза. Исходя из этого, я ожидаю ограничения администрацией Трампа в первую очередь экономической, в какой-то степени политической, возможно и военной, экспансии Китая в Тихоокеанском регионе. С другой стороны, США, несомненно, будут пытаться расшатать процесс укрепления союзнических отношений Китая и России, и предотвратить возможность большего сближения между ними. При этом, я продолжаю считать, что сегодняшнему миру без России никак не обойтись. Это не только огромная страна. В конце - концов, стратегической триадой в мире сегодня обладают лишь США и Россия. 

 

Заинтересован ли сегодня Запад, в первую очередь США в распаде такой страны как Россия?

 

Вы задаете чрезвычайно сложный вопрос. Однако, насколько я могу судить, политический истеблишмент Соединенных Штатов в целом в распаде России не был заинтересован никогда.

 

Иначе это было бы сделано к 1996 году…

 

Да. Были, конечно, силы, к примеру, Збигнев Бжезинский, призывавшие к включению в процесс развала СССР в качестве продолжения Россию. Но, в Вашингтоне все же решили проявить в этом вопросе осторожность. Причины ее вполне понятны, поскольку, учитывая наличие определенных вооружений, распад России мог привести к непредсказуемым последствиям весь мир. Поэтому американцы предпочли с Россией все же договариваться. Разумеется, в той степени, в какой это возможно. Собственно, об этом недавно сказал сам Трамп и это представляется вполне прагматичной политикой. 

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
1221

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням