Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 26 Января 2017 15:29

Давид Степанян

Александр Русецкий : США и Россия могут сообща принять по Южному Кавказу полезные для всех стратегические решения

Александр Русецкий : США и Россия могут сообща принять по Южному Кавказу полезные для всех стратегические решения

 Директор  Кавказского института региональной безопасности (Тбилиси) Александр Русецкий в интервью АрмИнфо рассуждает о возможных последствиях и перспективах смены администрации США для Южного Кавказа. Делится видением относительно кавказских перспектив возможного сотрудничества США и России. Говорит о роли евроинтеграции в развитии Грузии, делится мнением относительно грузинских перспектив международного тренда реализации права народов на самоопределение, об армяно-грузинских отношениях.        

 

 

Приблизила ли смена администрации США Грузию к членству в НАТО? И продолжает ли членство в Альянсе оставаться, на Ваш взгляд, приоритетом для Тбилиси в условиях, когда рядом политиков и экспертов открыто подвергается сомнению сама целесообразность его существования?

 

 

В повестке дня – переосмысление системы международной безопасности в целом. Грузия должна отталкиваться не только от того, что сегодня есть, но и от того, что будет завтра. НАТО сегодня переживает кризис, также как и другие ведущие международные организации и объединения. Это, прежде всего, кризис интеллектуального характера, кризис безыдейности. Трамп победил, в том числе, по той причине, что не побоялся это признать. Каждый здравомыслящий человек должен содействовать диалогу между США и РФ. И вне зависимости от того, кто из них кому больше нравится. Для малых и средних стран – две угрозы. Если эти «двое» не договорятся, то всем будет очень плохо. Если эти «двое» договорятся, не учитывая интересы других, то для этих других это может быть хуже чем «очень плохо». Остается надеяться на то, что процесс вырулят без особых трагедий. Грузии нужно НАТО с целью противостоять безудержным и неограниченным аппетитам Кремля. Не было бы агрессии Кремля, не было бы необходимости в НАТО.

 

 

Выход США из Транстихоокеанского партнёрства, как будто, подтверждает озвученное Дональдом Трампом в ходе предвыборной кампании стремление к некоторому изоляционизму во внешней политике Штатов. Меж тем, последние годы, особенно в период правления Саакашвили, Грузия демонстрировала последовательное стремление к углублению отношений с США. Оцените в этом свете ближайшие перспективы американской политики на Южном Кавказе.   

 

 

Реальностью является тот факт, что во внешней политике у ведущих политических партий США есть серьезные разногласия. Проведенная демократами работа по созиданию Транстихоокеанского партнерства, как мы видим, была уничтожена одним росчерком пера. Преемственности во внешней политике США мы не наблюдаем. Это делает геополитическую игру более опасной и одновременно более привлекательной, даже перспективной. Приоритетным, по мнению команды Трампа, в этом регионе являются билатеральные, а не мультилатеральные проекты. Это, пожалуй – возврат к классической модели внешней политики, которая в основу ставит именно двусторонние отношения. Как не странно, это служит снятию напряженности в американо-китайском направлении и будет неудивительно, если подобный подход будет применен и в Черноморско-Каспийском векторе. Однако, начиная работу по билатеральным форматам, США, после тщательной ревизии и соответствующей коррекции, могут плавно перейти к субмультилатеральным форматам. На лицо – профилактический ремонт внешнеполитической стратегии и тактики США, что вполне логично. Думаю, будет вполне естественно, если южнокавказская тема войдет в повестку дня РФ-США, и по этому субрегиону Кавказа будут приняты стратегические решения, которые могут быть полезны для всех. Теоретически этот шанс существует. Но для его реализации страны ЮК должны в разы усилить совместные консультации по выходу из существующего кризиса. У Грузии в этом особая роль. Для самой Грузии не столько важен непосредственный формат США-Грузия, насколько формат РФ-США.  И этот формат должен быть для Грузии максимально безопасным, а в лучшем случае – направленным на полное урегулирование существующих проблем.

 

 

В опубликованной на сайте Белого дома программе действий новой администрации США в качестве ее центрального принципа во внешней политике отмечается “обеспечение мира с позиции силы”. Какое конкретное наполнение, на Ваш взгляд, учитывая наличие ряда неурегулированных конфликтов, это может найти на постсоветском векторе американской политики?

 

 

Хочется видеть все это в розовом свете. Я был бы не против, если бы в данной реальности, был создан американо-российский миротворческий контингент, который установил бы демократический порядок. Это перспективный проект. Конфронтация НАТО-Россия ни к чему хорошему не привела. А российско-турецкое сотрудничество явилось еще одним доказательством того, что международная система безопасности требует серьезного пересмотра. Пронатовская Турция сбивает самолеты РФ и является союзником в Сирии.

 

 

Согласно прогнозам комиссара по вопросам политики соседства и расширению ЕС Йоханнеса Хана, безвизовый режим для граждан Украины и Грузии будет введен через два-три месяца. Станет ли это реальным шагом, усиливающим европерспективы Грузии и насколько это сегодня вообще нужно стране с учетом центробежно-сепаратистских настроений в самом ЕС?

 

 

Я думаю, это представляет намного меньшую угрозу для стран ЕС, чем нелегальная миграция, которую они не способны качественно контролировать. Европейское измерение для стран Кавказа важно. Но я лично против евроцентристких назойливых теорий и практик. А рьяные европоцентристы вызывают во мне такие же подозрения, как и северофилы. Надо просто развиваться, спокойно развиваться, а не лезть туда, где тебе не очень уж и рады. Подобное поведение унижает достоинство человека и нации. Членство в каких-то структурах не решает тех проблем, которые мы должны решить и без этих структур. И ресурсы для этого есть и у Грузии, и у Азербайджана, и у Армении.

 

 

Оцените перспективы восстановления территориальной целостности Грузии с учетом наблюдающихся в международном праве трендов в пользу реализации права народов на самоопределение и позиции России по данному вопросу.    

 

 

Право народов на самоопределение не предполагает того, что одна часть народа может позволить себе в один прекрасный день посчитать себя всем народом, а другую часть народа – маргиналами. Это – рядовой большевизм. А из него исходят – этнократические режимы, трайбализмы, этноциды и геноциды. Армянам эта проблема должна быть знакома по собственной истории. Вообще, - «не надо делать другому того, чего не хочешь, чтобы сделали бы тебе» – я очень люблю эту поговорку. Спекуляция правом народов на самоопределение, его неверная трактовка привела к большим проблемам, и цепляться за этот идеологический труп я никому не советую. Россию спровоцировали, и она проглотила наживку. Теперь она на крючке. Она не отзовет своих признаний, но будет стараться выйти из ситуации достойно. И ей надо помочь. Прежде всего, необходимо ставить вопрос о том, что общества Абхазии и т.н. Южной Осетии – политически разделены. И надо ставить вопрос не о территориальной целостности, а о целостности народа Абхазии и т.н. Южной Осетии. Вот здесь Россия и США, Путин и Трамп могут начать новый миротворческий процесс. И они это сделают, прежде всего, назло ЕС. Они так настроены. Если Запад отступит на шаг, что вполне реально, если слушать Трампа, то и Россия сможет отступить на шаг. Тем самым создастся коридор новых возможностей. И вороны войны со всех сторон не смогут питаться падалью конфронтации. Людям нужны реальные гражданские демократии, а не этноцентристские режимы. Те, которые не способны жить с людьми другого этнического и конфессионального происхождения будут обречены жить в полувоенных резервациях в постоянном страхе возобновления боевых действий. И нормального сна не будет у тех, у которых совесть еще сохранилась, ибо они будут всем телом осязать то, что живут в домах изгнанных соседей, пользуются их садами и виноградниками.

 

 

Существуют ли, на Ваш взгляд, потенциальные нереализованные возможности развития армяно-грузинских отношений? Не являются ли различные предпочтения интеграционных векторов Тбилиси и Еревана препятствием для углубления экономического сотрудничества между нашими странами? 

 

 

Армяно–грузинские отношения имеют два измерения. Первое измерение, это взаимоотношения между грузинами и армянами. Это особая богатая культура, которая в последнее время действительно пострадала от радикалов - политиканов. Это действительно – два братских народа, имеющих большую глубину взаимопроникновения. Второе измерение, – межгосударственное. Остается сожалеть, что уровень суверенности у обоих государств крайне низкий. И это определяется уровнем национальной и региональной экономики, прежде всего. Однако здесь тоже есть хорошая перспектива, которую можно использовать. Необходимо поступательно идти к общему региональному рынку. Нужны инновационные решения, которые позволят оторваться от противостояния. Билатеральные проекты в этом контексте будут очень полезны.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
8487

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням