Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 31 Марта 2016

Степанян Давид

Армен Мартиросян: Ресурсов, позволяющих соперничать с Сержем Саргсяном, у Овика Абрамяна нет

Армен Мартиросян: Ресурсов, позволяющих соперничать с Сержем Саргсяном, у Овика Абрамяна нет

 

Пожалуй, самой обсуждаемой внутриполитической темой в Армении сегодня является обсуждения вокруг поправок в Избирательный кодекс. Зачем власти новый ИК, учитывая, что и предыдущий ничем не мешал осуществлению массовых фальсификаций  

 

На мой взгляд и действующий Избирательный кодекс регулировал довольно много вопросов. Совсем недавно я узнал, что Избирательный кодекс Голландии, оказывается, состоит всего из 10 страниц, меж тем новый ИК Армении превышает 200 страниц. В голландском ИК графа «подсчет голосов» ограничивается лишь предложением “голоса подсчитываются”. В армянском ИК подсчету голосов посвящены страницы. Тем не менее, в Голландии выборами недовольства никто не высказывает, в отличие от Армении. Иными словами, все эти четкие, подробные регулировки ИК Армении попросту не работают, по той простой причине, что власти Армении от выборов к выборам периодически на системном уровне фальсифицируют их итоги. Поэтому в Армении фальсификация итогов выборов носит даже не столь технической, сколь идеологический характер. После принятия фальсифицированной Конституции назрела объективная необходимость реформирования и ИК. Помимо этого, в новых условиях властям понадобились новые, более мягкие и гарантированные механизмы для собственного воспроизводства. Реальность в том, что проигрывая самым позорным образом от выборов к выборам, властям удавалось удержаться в занимаемых креслах исключительно посредством массовых фальсификаций. По моим сведениям, полученным из властного лагеря, они сами признали, что “нет” конституционному референдуму сказало 92 армянского электората. В подобных условиях выработка механизмов, способных обеспечить нужные итоги выборов с исключением применения насилия, стала для властей объективной необходимостью. И новый ИК, в первую очередь, призван решить именно данную задачу. Иными словами, власти стремятся закрепить фальсификации законодательно.     

 

А Вы не считаете, что обсуждения изменений в ИК в формате 444 и т.д, создавая видимость консенсуса на основе диалога между властью, оппозицией и теперь уже даже гражданским обществом, легитимизируя будущие фальсификации, играют на руку властям

 

Если ранее международное сообщество позволяло властям Армении создавать видимость подобного диалога, тем самым легитимизируя в собственных глазах беззакония на выборах, то теперь ситуация совершенно иная. Именно западные партнеры требуют от властей Армении обновленного ИК, полученного исключительно на основе консенсуса. БДИПЧ ОБСЕ впервые заявила о необходимости публикации списков проголосовавших в качестве механизма препятствующего повторному голосованию. Глава делегации ЕС в Армении Петр Свитальски сегодня озвучивает предложения, которые его предшественниками ни разу не озвучивались. Поэтому, на мой взгляд, в существующих сегодня условиях говорить о легитимизации фальсификации не приходится. Однако, это вполне может произойти в случае трансформации переговоров по ИК в долгоиграющее, бесперспективное ток-шоу. Надеюсь, что этого не произойдет и оппозиции совместно с представителями гражданского сектора удастся добиться конкретных результатов в довольно быстрые сроки по всем 5 основным, согласованным спорным пунктам будущего ИК. При этом, я считаю, что наиболее продуктивным способом воздействия на власть по-прежнему остается активное участие общества в уличных акциях протеста, осуществляемое параллельно с сотрудничеством с международными партнерами. В этом случае власть будет более склонна принять эти 5 пунктов как данность. Это позволит хоть как-то контролировать процесс выборов, попутно восстанавливая доверие граждан к электоральным процессам в Армении.      

 

Немного сложный вопрос, но все-таки - Вы видите “Наследие” в парламенте следующего созыва

 

Не думаю, что мне будет сложно дать на него ответ. На фоне апатии общества в отношении политических процессов, могу сказать, что “Наследие” находится в самом лучшем положении среди политических партий. Наша партия одна из немногих в Армении продолжает демонстрировать принципиальность, не входя в торг с властью в целях получения места у кормушки и продолжая активно с нею бороться. Все это позволяет нам надеяться на симпатии электората.

 

Да, но именно все перечисленные Вами факты оставляют “Наследие” вне республиканских “квот” попадания в парламент 2017…

 

Если бы мы участвовали в политических процессах с оглядкой на механизм квотирования, о котором вы говорите, “Наследие” никогда бы не попало в парламент и не только в парламент, а, к примеру, в Совет старейшин Еревана. Поэтому я полагаю, что в случае проведения более или менее человеческих выборов, “Наследие” будет представлено в будущем парламенте довольно широко. Если же предстоящие выборы пройдут так же как проходили все предыдущие выборы, то с определенными трудностями, но в парламент мы все-таки попадем.   

 

Партия “Просвещенная Армения” – наглядный пример трансформации гражданских активистов в политическую силу. Представляется, что эта новая, кстати, прозападная политическая сила, скорее всего, окажется в парламенте 2017 именно в рамках пресловутого механизма квотирования. Зачем это нужно республиканцам     

 

К моему великому сожалению, механизм квотирования действует в Армении уже очень долго, начиная с 1995-го. С этого года нормальных выборов в Армении не проводилось. Исключение составили парламентские выборы 1999 года. И сегодня меня лично крайне мало волнует то, какая партия и с какими процентами окажется в проектируемом властями плане будущих фальсификаций. Меня волнуют лишь проблемы, перед которыми стоит наша страна. И я не думаю, что гражданское общество сегодня активно приходит в политику. Хотя это может стать реальностью впоследствии, при условии осуществления коренных изменений в стране. При этом, наблюдающуюся активность гражданского поля я приветствую. Учитывая же, что активисты принимали участие и в процессе конституционных преобразований в Армении, они своими глазами видели до каких пределов дошли фальсификации. Могу сказать, что республиканцы имеют очень теплые отношения лишь с определенным сегментом гражданского сектора, естественно, с целью его задействования в нужный момент. Но я предпочитаю говорить не о них, а о настоящих NGO. Именно реальная гражданская активность является одной из предпосылок смены власти в Армении. И мы должны добиться этого в общей борьбе в пику попыткам властей еще более размазать, размыть, раздробить политическое поле. Однако, к счастью, наш народ уже научился очень быстро различать настоящих оппозиционеров, гражданских активистов от играющих на стороне властей. Поэтому эта проблема для меня лично находится на втором плане.

 

До парламентских выборов осталось чуть больше года, но основные силы, которые будут принимать в них участие, уже видны. Вы ожидаете появления новой силы в рамках политики властей по размазыванию политического поля в этой период 

 

Подобные силы продолжают периодически всплывать, но появления новой настолько мощной силы, чтобы она оказалась способна коренным образом изменить расклад сил, я не ожидаю. В Армении нет ни единого случая появления политика “с воздуха”, который бы заручился энным количеством голосов. Все, участвующие в выборах политики, без исключения имели внушительный бекграунд.

 

“Наследие” – единственная политическая партия, принимающая участие в политических процессах, как в стенах, так и вне стен парламента. В чем причины подобного симбиоза

 

Это действительно так. Для нас борьба носит всеобщий характер, и мы ведем ее на всех возможных площадках, поскольку мы понимаем, что в армянских реалиях бороться в одном направлении неэффективно. Именно поэтому “Наследие” всегда реагировало на все проявления гражданского неповиновения и недовольства властью. Это стало своеобразным фундаментом гражданских движений, и сегодня мы видим как те же сельчане преспокойно перекрывают автотрассу с целью демонстрации недовольства властью. Эту же борьбу, безусловно, нужно вести в имеющихся институтах власти, поскольку лишь при условии приплюсования этих двух площадок можно надеяться на успех.     

 

Судя по всему, на сей раз ожидающееся понижение стоимости российского газа для Армении, пусть и весьма незначительно, но дойдет до конечного потребителя – нас с вами. Это предвыборная республиканская акция или же имеются объективные причины, к примеру, близкое к катастрофе состояние экономики

 

Если бы этому имелись объективные причины, то цена на газ опустилась бы не на 10, как ожидается, а, как минимум, вдвойне. Особенно на фоне резкого падения цен на энергоносители на мировом рынке. В мире нет второй такой страны, с такой небольшой территорией, инфраструктурой и компактно проживаемым населением, в которой цена на газ по сравнению с приграничной ценой выросла бы более чем вдвое. Поэтому, сколько бы РПА не пыталась использовать цену на газ в своей предвыборной агитации, это явно не тот вопрос, который они могли бы засчитать в свой актив. Если бы Армения была суверенной страной, власти не были бы коррумпированы, не имели паев и откатов в гигантской марже на газ, его стоимость для конечного армянского потребителя было бы вдвое ниже. В противном случае власти никогда бы не позволили российской компании продавать газ в Армении по таким завышенным ценам. Уже всем понятно, что в Армении коррупция носит системный характер.

 

При всем уважении к оппозиции, не могу не отметить, что основная борьба за власть в Армении сегодня разворачивается все же внутри Республиканской партии. Серж Саргсян уже значительно ослабил Гагика Хачатряна и, судя по появившийся на днях в Сети аудиозаписи, готовится окончательно убрать бывшего “суперминистра” с политической арены. Если же мы прибавим к этому отставку приближенных к Овику Абрамяну Карена Чшмаритяна и Ерванда Захаряна, то становится ясно, что Саргсян расчищает путь к будущему премьерству, если не для себя лично, то, как минимум, для кого-то из своего ближайшего окружения. Какой представляется поствыборная судьба Овика Абрамяна Вам

 

В условиях наблюдающегося отсутствия тотального неповиновения граждан власти, я никоим образом не буду спорить с прозвучавшим в вашем вопросе, утверждением. Но подобная статичность отнюдь не является залогом того, что это неповиновение не может возникнуть в любой момент. И Electric Yerevan является лучшим тому подтверждением, даже, несмотря на последующие политические манипуляции вокруг него. Любая искра может привести к пожару, для которого есть все политические, экономические, социальные, внутренние и внешние предпосылки. Противоречия во власти также очевидны, причиной чего является быстрое сужение все той же кормушки, свидетельством чего является понижение со стороны Moody`s Investors Service рейтинга евробондов Армении с Ba3 до B1 с одновременным изменением прогноза с "Негативного" на "Стабильный". И в условиях нехватки кормушки на всех кормящихся некоторые из них начали пожирать других. И очевидно, что со временем отъем бизнесов будут лишь углубляться, потому что худшие дни армянской экономики, к сожалению, еще впереди. Мэры – члены РПА, генералы осознают сложность ситуации, и ропот постепенно растет даже в их рядах. Однако, на этом фоне я не вижу за Овиком Абрамяном ресурсов, позволяющих ему соперничать с Сержем Саргсяном. Очевидно, что все последние назначения из его личного окружения – не что иное как часть перестановок в направлении продления дней его власти. Примечательно, что даже в случае если РПА не удастся стать абсолютным большинством в парламенте и им придется идти на коалицию, именно Серж Саргсян станет звеном, на котором будут держаться коалиционные договоренности. В случае же обретения республиканцами большинства в парламенте, Саргсян, естественно, сосредоточит в своих руках и административные ресурсы вместе с должностью премьера. Поэтому в подобных условиях будет ли он премьером или же лишь главой партии и “серым кардиналом”, на мой взгляд, уже не столь существенно.    

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
2078
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням