Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Вторник, 16 Февраля 2016

Степанян Давид

Бурчу Гюльтекин Пунсманн: Военная операция России в Сирии оказывает непосредственное воздействие на Турцию

Бурчу Гюльтекин Пунсманн: Военная операция России в Сирии оказывает непосредственное воздействие на Турцию

 Уничтожение российского военного самолета турецкими ПВО никак не исходило из наблюдавшейся в последнее время логики российско-турецких отношений. Что могло послужить реальной причиной подобного резкого разворота турецкой политики и к чему может привести нарастание эскалации в отношениях между Анкарой и Москвой?

 

Обратите внимание, что “Сирия” это не просто региональный кризис какими могут быть восприняты, например, украинский кризис или даже Нагорный Карабах. Военное вмешательство России в Сирии оказывает непосредственное воздействие на Турцию. Турция и Россия могли бы предотвратить региональные кризисы: Нагорный Карабах, Крым и Украину, что могло бы сказаться на их двусторонних отношениях. Однако, Россия, похоже, предпочла пожертвовать своими двусторонними каналами с Турцией. Сегодня обе стороны должны действовать более осторожно, Россия, при этом, могла бы принять турецкую чувствительность к Сирии, ко всему, к тому же турецко-сирийскому приграничью. Я думаю, что сохранение хороших отношений с Турцией должно было быть более важным, чем еще несколько километров, которые может вернуть или нет режим Асада. Хочу отметить, что турецко-российский кризис уже не является двусторонним. В этом свете, самым важным является, чтобы война прекратилась, границы были надежно укреплены и были созданы условия для добровольного возвращения некоторых беженцев в Сирию. Это то, что значимо. Правительство ведет явно недостаточные коммуникации на этом уровне. Конечно, для нас неприемлема Сирия, откуда выдворены арабы, сунниты и туркмены, и в массовом порядке переданы турецким пограничным службам, которые почти полностью содержатся на турецкие средства.

 

Запрет, наложенный Анкарой на наблюдательные полёты российских ВВС над своей территорией, предусмотренные соответствующим международным договором, по оценкам Москвы создает опасный прецедент неконтролируемой военной деятельности. Какие цели преследует руководство Турции, принимая подобное решение, на Ваш взгляд? 

 

Я не понимаю вопроса и не понимаю, почему страна НАТО должна позволить российские военные разведывательные операции на своей территории?

 

4-го февраля глава МИД РФ Сергей Лавров фактически пообещал припомнить Турции сбитый самолет, в очередной раз обвинив Анкару в пособничестве международному терроризму. Имеет ли Москва реальные рычаги воздействия на Анкару и является ли одним из таких рычагов, на Ваш взгляд, Армения? 

 

Нет, у России нет много рычагов. Энергетика как оружие не учитывается. Недавно я слышала, что около 20% доходов “Газпрома” шли из Турции. При этом, Россия столкнется  с НАТО, если будет военная угроза Турции. И я не понимаю, как Армения может быть рычагом, учитывая, что у Турции нет отношений с Арменией. Армянские лидеры не должны позволять себе быть в слишком большой зависимости от антитурецкого дискурса России. Можем ли мы обвинить в империализме государство, которое защищает свое воздушное пространство,  и которое стало первой в мире страной, принявшей беженцев? Сирийское население в Турции скоро будет равно населению Армении. Я хотела бы сказать, что и Сирия, и Ирак должны больше обращать внимание на среднесрочную перспективу, в которой российские и иранские солдаты будут действовать на их территориях. И мы можем ожидать серьезной турецко-российской военной эскалации в случае продолжения Россией воздушной кампании в Алеппо, что увеличит приток беженцев в сторону турецкой границы. При этом, мы, безусловно, видим перспективы нормализации отношений с Россией. Я считаю, что турецкая дипломатия станет все более и более прагматичной, учитывая, что Турция теряет часть своей маневренности. И Москва также должна учесть цену утраты прямого канала связи с Анкарой по региональным вопросам.

 

Турция активно участвует в создании военного блока с участием Грузии и Азербайджана. Против кого может быть направлен подобный союз помимо Армении и ее стратегического союзника России, и какими представляются Вам его реальные цели? 

 

Мы едва ли можем говорить о военном блоке. Существует военное сотрудничество между Турцией, Грузией и Азербайджаном, которое направлено на защиту коридоров восток-запад: газопроводы, дороги и вскоре железнодорожные магистрали. Эти инфраструктуры доказали свою важность в контексте российских санкций против Грузии, а в последнее время и против Турции. И, конечно, сотрудничество помогает Грузии и Азербайджану повысить их профиль и при большем внимании со стороны России. Армения же не является угрозой для Турции, и даже в обратном случае, Турция не будет нуждаться в поддержке азербайджанцев и грузин в противостоянии с Арменией.

 

Недавно страны Евросоюза одобрили выделение финансовой помощи Турции в размере €3 млрд. на борьбу с миграционным кризисом. Ряд аналитиков считают, что Анкара целенаправленно способствует формированию и усилению потока мигрантов в Европу, прежде всего в Грецию. Вы согласны с подобной формулировкой проблемы и если да, то какие цели преследует подобная политика?

 

Мне ничего не известно о подобной политике. У меня анализ на микроуровне по кризису с сирийскими беженцами. Я провела целый год в Анталье, когда работала в рамках международной гуманитарной миссии. На сегодняшний день Турция - вторая страна в мире по количеству пребывания сирийских граждан на своей территории. Общее число сирийцев в Турции скоро достигнет количества населения Армении. Думаю, что ЕС, наконец, понял, что не может изолироваться от последствий потрясений на Ближнем Востоке или на Кавказе. А также то, что Турция не является буфером. Решающее значение будет иметь развитие дальнейших событий в Сирии, поскольку продолжение Россией воздушной кампании в Алеппо увеличит приток беженцев в сторону турецкой границы.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
8235
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням