Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Понедельник, 8 Февраля 2016

Степанян Давид

Матеуш Пискорски: Большинство стран ЕС сыграло роль “полезных идиотов” и “цепных собак” Вашингтона

Матеуш Пискорски: Большинство стран ЕС сыграло роль “полезных идиотов” и “цепных собак” Вашингтона

 

Прокомментируйте перспективы удачного продолжения программы ЕС “Восточное партнерство” на фоне охвативших Европу в основном по причине наплыва беженцев с Ближнего Востока дезинтеграционных настроений.

 

«Восточное партнерство» завершилось полным провалом еще до начала иммиграционного кризиса. Напомню, что эта программа была предложена с целью реализации геополитического проекта, направленного против России. Задача, поставленная перед авторами проекта: тогдашними главами МИД Польши и Швеции, Вашингтоном была следующая: воспрепятствовать евразийским интеграционным проектам, инициированным Москвой. Следует признать, что данная задача была частично выполнена, но не через данную программу, а скорее через государственный переворот на Украине в феврале 2014 года, а также дестабилизацию Молдовы. Меж тем, сегодня у основных европейских игроков: Германии и Франции нет заинтересованности в продолжении «Восточного партнерства». Да и нет достаточных бюджетных ресурсов у ЕС в целом.

 

Можно ли отметить, что серьезные проблемы с беженцами, в частности после новогодних событий в Кельне, способны постепенно вынудить Германию и, соответственно, Европу отказаться от существующей системы ценностей в отношении людей, ищущих убежища от войны и чинимого террористами ИГИЛ насилия? 

 

Большинство нелегальных мигрантов не являются гражданами Сирии или Ирака. Скорее эти люди приезжают из Афганистана, а также стран северной и центральной Африки. Иммигранты на самом деле не являются беженцами. По определению, беженцы - это люди, которые спасают свою жизнь, покидая зоны боевых действии. Например, это армяне, которые бежали из сирийского Алеппо в Армению, спасаясь от экстремистов, поддерживаемых Турцией. В Европу меж тем сегодня попадают, прежде всего, экономические мигранты. Многим из них, конечно, стоит посочувствовать, однако в ЕС нет условий даже для их временного размещения. Поэтому, на мой взгляд, в ЕС теперь скорее будут рассматривать лишь вопрос оказания помощи этим людям на территории государств, из которых они прибывают.

 

Приходиться признать, что Евросоюз сыграл не последнюю роль в ликвидации режимов в Ираке, Ливии, общей борьбе Запада с режимом в Сирии. Не являются ли беженцы на европейский материк своеобразной платой, которую Европа сегодня платит за поддержку партнера по НАТО США в этом вопросе? 

 

Вы, безусловно, правы. Европа, реализуя планы и интересы США на Ближнем Востоке и в Северной Африке, действовала вопреки своей собственной безопасности. Вообще получается, что большинство стран ЕС сыграло роль «полезных идиотов» и «цепных собак» Вашингтона. Сейчас многие в Европе, наконец, начинают осознавать, что стабильность континента скорее пытается восстановить Россия, в то время как Вашингтон является для Европы исключительно разрушительным фактором.

 

Можно ли связать внутриполитическую нестабильность в Молдове с попытками Москвы сменить власть в этой стране на более пророссийскую? Какими Вам представляются перспективы этого геополитического проекта?           

 

Я не думаю, что Москва стоит за последними протестными движениями в Кишиневе. За исключением Игоря Додона и его социалистов практически все оппозиционеры не связаны с Россией и сложно предположить, что они могли бы осуществлять ее интересы. Думаю, что нынешний кризис скорее связан с тем, что Молдова не состоялась как государство в плане управления, экономики и социальной политики. Роль коррупционеров и олигархов в этой стране слишком уж высока.

 

Существуют ли, на Ваш взгляд, иные причины помимо взрывоопасной социально-экономической ситуации в Азербайджане и позволяют ли имеющиеся тренды надеяться на хоть какие-то подвижки в карабахском урегулировании в 2016-м?

 

У Азербайджана все-таки сохраняется довольно большой потенциал, в том числе финансовый. Поэтому сложно предполагать большие изменения в его внешней политике. Думаю, что пока урегулирование карабахского конфликта нам не светит. В этом свете, на мой взгляд, жителям Арцаха стоит продолжать работу над укреплением своей государственности и экономики. При этом нельзя всегда рассчитывать только на Ереван, у которого есть свои проблемы и ограничения. Боюсь, что вокруг карабахского урегулирования не стоит ожидать прорыва. Надеюсь, что не будет и ухудшения обстановки, а конфликт останется замороженным.

 

Освобождение Ирана от “ядерной” части санкций, на первый взгляд открывает перед наполовину заблокированной Арменией новые экономические и, почему нет, геополитические возможности. В частности, это возможность превращения республики в транзитную страну между югом и севером. Какими представляются перспективы в этом направлении Вам, и может ли Россия принять участие в подобных проектах?     

 

Наверное, никто лучше армян не понимает настолько хорошо современного Ирана и его руководства. В данной ситуации армянский бизнес может выступать в роли очень важного посредника в торговых отношениях Запада с Исламской Республикой. При этом транспортный коридор Север–Юг сможет успешно развиваться только в условиях нормализации отношении между Москвой и Тбилиси. Кстати, он мог бы уже давно существовать, если бы не препятствия со стороны Грузии и Азербайджана. Естественно, что Армении этот проект должен быть очень интересен, так как ее представители знают Иран лучше многих других. 

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
7230
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням