Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Среда, 27 Января 2016

Степанян Давид

Сергей Гриняев : Пришло время рассматривать Армению как ворота в новый глобальный мир

 Сергей Гриняев : Пришло время рассматривать Армению как ворота в новый глобальный мир

В отличие от 2015-го принесшего сторонам карабахского конфликта многочисленные жертвы на фоне застоя в курируемом МГ ОБСЕ процессе урегулирования, январь 2016-го ознаменовался относительным спокойствием. Существуют ли, на Ваш взгляд, иные причины помимо взрывоопасной социально-экономической ситуации в Азербайджане и позволяют ли имеющиеся тренды надеяться на хоть какие-то подвижки в урегулировании в 2016-м?

 

Вынужден Вас огорчить, но ждать положительной динамики в урегулировании Карабахского конфликта в текущем году ждать не стоит. И дело не только в специфике именно этого конфликта и именно этого региона (хотя, безусловно, специфика тут присутствует – близость взрывоопасного Ближнего и Среднего Востока, где продолжают сохранять силу ряд радикальных исламских течений, конечно не лучшим образом отражается и на ситуации на Кавказе). Сегодня общая геополитическая ситуация такова, что на фоне углубляющихся проблем в экономике и финансовой сфере, основным международным акторам выгодна дестабилизация ситуации в любой точке планеты. И чем горячее будет, тем лучше – война позволяет списывать многое, в том числе и просчеты не только в экономике, но и в дипломатии.

 

Освобождение Ирана от “ядерной” части санкций, на первый взгляд открывает перед наполовину заблокированной Арменией новые экономические и (почему нет?) геополитические возможности, в частности, в превращении республики в транзитную страну между югом и севером. Какими представляются перспективы в этом направлении Вам, и может ли Россия принять участие в подобных проектах?     

 

Действительно, отмена многолетних санкций в отношении Ирана открывает новую страницу Большой игры на Кавказе и на Среднем Востоке. Понятно, что столь масштабные сдвиги изменят и роль каждого из игроков, вовлеченных в игру. Какова она будет – покажет время. Но уже сегодня можно говорить о новых возможностях, в том числе, и для Армении. Со своей стороны я все же не стал бы переоценивать ситуацию и возлагать большие надежды на транзитный статус – нынешние проекты глобальных путей, объединяющих ключевые экономические регионы современного мира, лежат несколько в иной стороне. Другое дело, что в новых условиях лишь возрастает роль и значение армянской Диаспоры, имеющей прочные корни в большинстве стран, через территорию которых пройдут те самые транспортные пути. Вот здесь есть над чем подумать. Еще несколько лет назад, на заре евразийских интеграционных процессов, в своих интервью мы высказывали идею рассматривать Армению как ворота в глобальный мир Тогда наши предложения мало кто воспринимал всерьез ни в Армении, ни в России, но жизнь сама распорядилась таким образом, что сегодня те наши предложения вновь как никогда актуальны. Именно новая роль и значение армянской Диаспоры может оказаться ключевым и для Армении в новых условиях большой геополитической игры. Следует учитывать, что 2016 год является годом ключевых трансформаций, закладывающих основу новой мировой финансово-экономической системы. Завершается формирование двух мощных экономических центров: Тихоокеанского и Трансатлантического  экономических партнерств, набирает силу процессы евразийской интеграции, становятся реальными проекты в рамках Нового шелкового пути. Все  эти процессы преобразят облик экономики ближайших десятилетий и важно, чтобы и Армения приняла участие в них не только как член ЕАЭС, но и как суверенное государство, со своими национальными целями и интересами. Считаю, что настало время вернуться к нашему сценарию среднесрочного будущего для Армении и вновь посмотреть на нее именно как на ворота в новый глобальный мир.

 

Может ли конфликтная ситуация между Россией и Турцией поставить руководство стратегического союзника Турции Азербайджан перед выбором между Москвой и Анкарой, как это произошло с Ереваном 1 сентября 2013-го?  

 

Не думаю, что возможны столь антагонистические варианты в стиле «либо-либо». Да и от Армении никто не требовал подобного. Каждый выбирает по себе… С кем выстраивать партнерские и союзнические отношения. Я знаю, что, например одним из сценариев будущего для Армении предлагалось сделать ее мировой столицей юмора… Причем предлагалось это не кем-нибудь извне, а представителями армянской элиты. Возможно, что именно так им видится будущее своей страны. Ни о каких глобальных проектах там вовсе не шла речь. Другое дело, что Баку может воспользоваться сложной региональной ситуацией в собственных интересах с тем, чтобы попытаться решить застарелый конфликт силой. Однако уровень нынешнего участия Москвы, да и других мировых центров, например Пекина, в региональных вопросах не способствует эскалации напряженности. Обострение конфликта будет явно не в интересах Москвы, что неминуемо повлечет резкий демарш в отношении стороны, спровоцировавший рост напряженности. А опыт последних лет говорит о том, что дальнейшее обострение и без того крайне неустойчивой ситуации приведет к банальной катастрофе не только в экономике, но и в социальной сфере – победителей уж точно не будет.

 

Имеют ли, на Ваш взгляд, продвигаемый Китаем “Шелковый путь” и Россией - проект евразийской интеграции, перспективы взаимодополняемости, учитывая, что энная часть “Шелкового пути” проходит по территории постсоветского пространства, которое Москва продолжает считать зоной своих жизненных интересов? Пилотный проект Пекина по доставке грузов из Азии в Европу, в обход России с участием Грузии, Азербайджана, Турции Казахстана и ЕС, как будто мало говорит об этом…

 

Позволю себе повториться – каждый выбирает по себе. Говорить о том, что кто-то должен жертвовать собственными национальными интересами и будущим своей нации в угоду союзникам – это не совсем правильно. Последние годы мы не устаем повторять, что прошло время «дойных коров», что сегодня отношения строятся исключительно на взаимной выгоде и прагматизме. Если есть, что предложить на условиях более интересных, чем это может сделать конкурент, то победишь именно ты. В столь грандиозных проектах, каким является Новый шелковый путь, который объединит рынки Тихого и Атлантического океанов, а также «подтянет» и рынки Индийского океана, а это уже больше, чем половина населения планеты, необходимо четко и ясно представлять роль и место каждого. А также выбирать свое участие таким образом, чтобы дополнять проект и быть востребованным в нем. Собственно, сегодня так и поступает Китай. Это его проект и он его развивает так, как считает нужным для достижения собственных национальных интересов. Свои интересы есть и у Москвы. Она их реализует, в том числе, через проект Евразийского союза, который, безусловно, будет взаимодействовать с проектом Шелкового пути. И здесь и от Москвы требуется более активная позиция. Собственно, упомянутый Вами тестовый проект маршрута и есть то самое «видение» китайской стороны, которое может стать вполне реальным, если Москва сохранит свою нынешнюю относительно пассивную позицию.

 

Какими Вам представляются реальные причины конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, а также его перспективы, учитывая заявление главы Минобороны ядерного Пакистана о готовности поддержать суннитский Эр-Рияд в противостоянии с шиитским Тегераном? Какова роль США в данном противостоянии?     

 

Столь резкое обострение отношений между Эр-Риядом и Тегераном для многих оказалось неожиданным, хотя постоянный мониторинг ситуации в регионе указывал на то, что это должно случиться, и вопрос был только в конкретной дате и масштабе стычки. Уж слишком много переплелось за последние годы вокруг этих двух региональных игроков. Более того, игра на религиозной основе ислама грозит этому конфликту выплеснуться за пределы региона, о чем, собственно, и говорит инициатива Исламабада. К сожалению, указанные события есть лишь одно из действий той самой новой Большой игры, о которой мы уже с Вами неоднократно упоминали. И главные скрипки здесь у Лондона, Тель-Авива и Вашингтона, причем, именно в таком порядке. Но важно понимать, что конфликт не выгоден ни одной из сторон. Хотя ни одна из сторон и не готова пойти на публичное примирение для деэскалации ситуации. Полагаю, что данный конфликт сохранится в перманентном состоянии достаточно долго. Он будет то выплескиваться в реальный мир, то вновь уходить в область тайной войны и конспирологии.

 

Ни падение цен на нефть, ни падение рубля операции ВКС России в Сирии не остановили. В конфликте вокруг Украины пока что лишь временное затишье. Пример постепенно освобождаемого от санкций Ирана также  наглядным образом продемонстрировал безуспешность санкционной политики США и их союзников в Европе. Существует ли, на Ваш взгляд, в Вашингтоне “план B” в отношении России или же американцам все же придется как-то договариваться с Москвой?        

 

Сегодня в Вашингтоне больше озабочены последствиями глобального финансового кризиса 2007-08 годов, поставившие на грань краха всю американскую экономику и, как следствие, все ее могущество в мире. Надо отдать должное, что мировая финансовая элита и ее представители в администрации США осознали, что залить кризис, включив печатный станок, не получится. Нужны кардинальные и глобальные изменения в структуре мировой экономики, которые стабилизируют ситуацию и дадут возможность доллару существовать и далее в качестве основной мировой валюты на примерно сходных условиях. В качестве такой грандиозной трансформации и были выбраны проекты Тихоокеанского и Трансатлантического экономических партнерств, над созданием которых и работала американская дипломатия. Их завершение знаменует новую эру мировой финансово-экономической системы под властью доллара США. Теперь же все, что так или иначе мешает реализации проекта, по мнению Вашингтона и Лондона, должно быть устранено. А то, что дополняет их – должно быть органично вписано в американский проект. Надо полагать, что проект «Шелковый путь» в целом вписывается в указанную стратегию, а вот проект Евразийского союза – нет. Отсюда и все проблемы России последних лет: от Донбасса до Дамаска. Собственно от позиции Москвы и будет зависеть ее будущее. Тут никакого «плана B» не надо. Позиция нашей страны в начавшихся геополитических трансформациях достаточно четко определена, эта позиция отстаиваться, а, значит, и победа будет нашей. В частности, у России, кроме всего прочего, есть такой козырь, как Северный морской путь, способный объединить Тихий и Атлантический океаны вне зоны традиционных рисков – его экономическая эффективность привлекает сегодня многих, и для будущего проекта транспортных коридоров он крайне интересен.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
9635
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням