Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Понедельник, 15 Февраля 2016 11:20

Степанян Давид

США предлагают России фундаментальную роль, которая, наконец, поставит ее на ноги

США предлагают России фундаментальную роль, которая, наконец, поставит ее на ноги

Одной из главных тем в СМИ остается нежелание Владимира Путина разговаривать с Реджепом Эрдоганом. Каких иных результатов ожидали в Анкаре, принимая стратегию, начало которой положил сбитый самолет ВВС РФ? 

 

Сам факт входа России в Сирию обрушил все планы Турции в отношении этой страны. Еще с 2011-го турки совместно с Саудовской Аравией и Катаром планировали свержение руководства Сирии. Это позволило бы им начать прокладку газопроводов и нефтепроводов через территорию Сирии в Турцию, что превратило бы Турцию в  фактического монополиста поставок энергоресурсов с Большого Ближнего Востока в Европу. Появление России в данном регионе немедленно актуализировало еще одну давнюю проблему Турции - курдскую. Что еще оставалось делать Турции в подобной ситуации? Естественно, спровоцировать конфликт и направить его в плоскость Россия-НАТО. Надо отметить, что туркам по-своему удалось это мастерски сделать. Был найден повод - самолет, который немедленно был уничтожен, после чего Ахмед Давудоглу мгновенно обратился в НАТО. На мой взгляд, подобный шаг был величайшей глупостью Турции, обусловленной синдромом “холодной войны”. Тем самым Анкара желала продемонстрировать России готовность НАТО за нее заступиться. Однако, натовцы в ответ предложили туркам разбираться с Москвой самостоятельно. После чего началось обрушение турецких надежд и, как следствие, турецкой внешней политики. В Брюсселе Эрдогану просто-напросто настоятельно посоветовали переговорить с Владимиром Путиным. Что он до сих пор и пытается сделать, но тщетно – Путин разговаривать с Эрдоганом не желает и понятно почему. 

 

Потому что ситуация в Сирии и вокруг Сирии сегодня складывается в пользу Москвы а не Анкары? 

 

В том числе. С подачи русских протурецкие банды постепенно оттесняются от сирийско-турецкой границы, которая очень скоро окажется для Турции перекрытой. Иными словами, сирийская армия при помощи российских военных весьма близка к решению ключевой для себя проблемы. В этой ситуации туркам остается либо войти в Сирию и не позволить перекрыть границу, либо молча наблюдать за собственным фиаско. Данный сценарий подтверждается озвученным на днях генсеком НАТО нежеланием Альянса возвращаться к “холодной войне” и намерением Брюсселя восстановить формат консультаций с Россией. Иными словами, вместо оказания поддержки Турции, руководство НАТО развернулось в сторону Москвы, а Турция угодила в западню, похуже той, которую готовила России. И сегодня в Анкаре потихоньку начинают понимать, что Россия в своей сирийской кампании отнюдь не одинока и что многое Москва обговаривает с США и НАТО. Наконец, помимо философских рассуждений о “холодной войне” и союзничеству в рамках НАТО есть один существенный факт – противоположность позиций Турции и позиций России с США по курдской проблеме.  Вот в чем заключается ужас ситуации для Турции.

Иными словами, американцы, так же как и россияне заинтересованы в сохранении и усилении курдского фактора в качестве одного из механизмов сдерживания и воздействия на Турцию?

 

Безусловно. Именно поэтому турки так сильно просчитались со сбитым российским бомбардировщиком. При этом я считаю, что разногласия Москвы и Вашингтона относительно фигуры Башара Асада – уже прошедший этап их реальной переговорной повестки. Недавний приезд экс-советника по национальной безопасности и экс-госсекретаря США Генри Киссинджера, его встреча с Владимиром Путиным и его последующая статья в очередной раз убедили меня в том, что круг проблем и договоренностей между Россией и США намного шире, чем проблема Сирии. А его фраза, что “решение сирийской проблемы может стать универсальным механизмом решения всех подобных проблем в мире” говорит о том, что проблема Асада уже в прошлом.

 

Да, но проблемы данного региона не ограничиваются Асадом и Сирией… 

 

Проблема распада власти в регионе даже в целом может быть решена при помощи США, России и, возможно, Китая. Эта проблема актуальна именно в исламском мире в силу того, что именно в исламском мире правовая культура полностью отсутствует, а царят в нем сплошь и рядом тоталитарные режимы, неважно светские или нет. И при провоцировании эти тоталитарные режимы разрушаются, что приводит к распаду стран в которых они правили. Главное же в том, что если бы даже эти процессы не были спровоцированы извне, они все равно бы объективно произошли. Мировая политика тем и интересна, что зачастую в ней происходят опережающие шаги. Поэтому той же Ливии, в которой сегодня два правительства, две армии и два парламента, сегодня предлагают одно – договориться. То же самое предлагают Сирии, предлагают всем объектам распада. Но в исламском сознании понятие договориться отсутствует, его просто нет. И тут появляется главное – необходимость вхождения в обиход конституционной культуры. Иной альтернативы полнейшему хаосу на этих территориях не существует.

 

Но пока что мы видим, что все ведет к полнейшему хаосу. В чем интерес США и тех, кого они считают или хотят видеть своими союзниками?

 

Безусловно. И еще долго будет вести, поскольку на очереди все новые и новые территории. Что касается интересов, то они обусловлены последними события в мире, которые привели к формированию весьма деструктивной культуры. И поэтому вся эта разрушительная политика называется очень просто “борьба с терроризмом”. Именно терроризм объявлен абстрактной угрозой человечеству.

 

Да, но он был заявлен в качестве таковой еще 11 сентября 2001-го…

 

Естественно. Но ведь произошло это не просто так, поскольку весь вышеописанный мною глобальный переход происходит именно под флагом борьбы с терроризмом. А в основе этой борьбы лежит страх перед самоубийством, как метода борьбы, присущего этой деструктивной исламской культуре. О том, что мир будет безоружен перед политикой смертников, американцы говорили еще лет 10 назад. Оружия против смертников нет, его просто не существует. Поэтому истоки политики в направлении полного уничтожения порождающей смертников культуры, возможно, лежат, в том числе, и в этом. Именно в этом следует искать мотивацию разрушения всего того, что порождает радикальный ислам с последующим внедрением конституционной культуры. И происходит все это под флагом борьбы с терроризмом.

 

Вы считаете, что этот процесс имеет  перспективы?

 

Не знаю, имеет или нет, но могу сказать, что в существующих реалиях он безальтернативен. До 1945-го никто ведь не знал, что Германия будет уничтожена коалицией в составе США, СССР и европейский стран. Людям просто не могло такого прийти в голову.

 

Еще до обрушения в 2001-м нью-йоркских башен-близнецов Збигнев Бжезинский очертил обширный ареал будущей нестабильности от Пакистана до Турции. Это, как минимум, говорит о том, что еще в 1997-м в Вашингтоне предвидели масштабы ближневосточного хаоса и намеревались сыграть на опережение?

 

Прелесть мировой политики состоит именно в опережающих действиях. Поэтому, в этом нет ничего удивительного. СССР был так мягко и легко развален, потому что с 1945 года он стоял на ногах в рамках политики, институтов и ролей государств и международных организаций периода “холодной войны”. Исчезла “холодная война”, убрали Берлинскую стену, и СССР остался бесхозным и никому не нужным, после чего был ликвидирован за ненадобностью. Но как только СССР исчез, начался процесс построения нового миропорядка и ликвидации реликтов “холодной войны”, процесс, который идет до сего дня.

 

С каких пор руководство России не мыслит категориями “холодной войны”, когда Москва получила новую роль?

 

Россия только-только получила роль, о чем в Москве сообщил Киссинджер, охарактеризовав Россию “неотъемлемым элементом нового равновесия сил”. Иными словами США дают понять России, что не считают ее врагом, предлагая ей фундаментальную мировую роль, которая, наконец-то, сможет поставить ее на ноги. Аналогичная роль несколько иного масштаба предлагается Ирану.

 

А зачем США ставить Россию на ноги?

 

А каким образом США будут осуществлять без России глобальные перемены, ликвидировать реликты “холодной войны”, формировать принципы и механизмы нового миропорядка?

 

А как быть с противостоянием между США и Россией, “многополюсным миром”, “американской гегемонией”, “угрозой, которую представляет миру Россия”? Если это все пропагандистская болтовня, то какова ее цель? Отвлечь внимание собственного общества от социальных проблем и разворовывания национального достояния?      

 

Никакого противостояния в реальности нет. Все это укладывается в обычную логику международной политики. Реликты “холодной войны” это целые институты, это НАТО, страны с их ролями. Турция была авангардом НАТО долгие годы и сегодня очень трудно ей объяснить, что ее услуги в условиях нового миропорядка уже не нужны. Трудно объяснить зародившемуся 30 лет назад на европейские деньги в пустыне бандитскому государству Саудовская Аравия с его 30-ти миллионным населением, что США уже не нуждаются в его союзничестве. Однако, никто не возьмет сегодня на себя ответственность за его ликвидацию, хотя вся политика Саудовской Аравии сводится к финансированию самоубийц.   

 

Кстати, саудиты совместно с турками объявили о намерении начать наземную операцию в Сирии, при поддержке США. Это новая ловушка?

 

Вы сами ответили на свой вопрос. Именно поэтому русские так долго и не хотели входить в Сирию. Первая попытка приглашения России американцами была еще в Афганистан. Но в Москве быстро поняли, что это может грозить им второй афганской войной и на это не пошли. Но после того, как Россию изолировали после Украины, русские просто были вынуждены войти в Сирию. И сегодня именно в результате подобной политики США в Сирии создалась безвыходная ситуация, вынуждающая идти на переговоры не только Россию, но и Турцию. При этом, ожидать скорого распутывания сирийского узла объективно не приходится.             

 

Армения с ее российской военной базой, скажем так, очень недалека от эпицентра всех этих событий. Как нам избежать превращения в новый эпицентр?

 

Для начала нужно оценить процесс, как российская военная база из потенциального защитника Армении превращается в потенциальную угрозу. Армении угрожает то, что наш стратегический союзник Россия вошел в конфликт с нашим стратегическим врагом Турцией. И мы, имея соответствующие договора с Россией, можем превратиться в территорию, на которой будет разворачиваться этот конфликт. Нас, при этом, никто и ни о чем спрашивать уже не будет. Думать о том, как избежать всего этого нужно начинать, отталкиваясь от этого. По моим представлениям, самая высокая степень военно-политической защищенности – остаться одному, не быть связанным никакими обязательствами. Мы частично это сделали в Карабахе, и вот уже более 20 лет как его никто не может тронуть. Это дает возможность принимать решения единолично, ни на кого не оглядываясь, вот что главное. К примеру, у нас ноль военно-политических отношений с Ираном и куча подобных договоров с Россией. Так какая из этих стран является для Армении и Арцаха более мощным фактором в смысле обеспечения безопасности?

 

Несомненно, Иран.

 

Вот видите. Имея общие интересы с Арменией, Иран объективно является нашим самым мощным союзником в вопросах безопасности. При этом, Армения никак не зависит от Ирана, во всем завися от России. А если бы в Карабахе были бы русские войска, чего, кстати, Россия всегда добивалась, отношения Ирана с Арменией могли быть совершенно иными. Поэтому в условиях отсутствия российских войск в самой Армении были бы совершенно иными, и наша роль, и политика, и геополитическая капитализация. Когда вы самостоятельны, к вам сразу протягиваются 50 рук. И если 25 из них хотят вас разодрать в клочья, остальные 25 не позволяют этого делать, создавая и поддерживая баланс. Все начинается с суверенитета, что в Армении всегда плохо понимали. И в результате раздали все что можно и нельзя кому только могли. Но никто не понял, что они роздали самое главное – права.

 

И тем самым разрушили фундамент суверенитета Армении, едва его получив?

 

Скорее всего. Единственным шагом в поддержку суверенитета с 1991 года было недопущение российских войск в Карабах. Единственным из миллионов. И появившаяся в результате ущербность суверенитета Армении сегодня является главной угрозой, как во внешнеполитическом, так и внутриполитическом разрезе. Внутри то система власти тоже прогнила, потому что управляется теми, кому были розданы права и суверенитет. Поэтому назрело время изменить 25-летние подходы к одним и тем же вопросам. К примеру, считавшемуся неважным суверенитету, который может оказаться важнее всего остального вместе взятого. И лишь изменив отношение к суверенитету, станет возможно увидеть многочисленные прорехи на правовой модели Республики Армения. Да что там, в самой Конституции РА заявлено государство на одной территории, а выстроено и записано на совершенно другой. И подобная правовая размытость рушит все и вся. Почему армянская дипломатия не может разговаривать с миром? Потому что на мировой арене говорит о Карабахе как о составной части Азербайджана. А в таких условиях выстраивать политику просто невозможно. Все эти вопросы долгое время игнорировались и продолжают игнорироваться. Некоторые люди продолжают считать, что могут обеспечивать безопасность посредством отказа от прав. А это глубочайшее заблуждение, в котором они так же глубоко убеждены. Мы игнорируем историю, игнорируем примеры соседей. Результат – игнорирование прав Армении соседями, сверхдержавами и, прежде всего Россией.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
2691

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням