Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 3 Марта 2016

Степанян Давид

Алексей Мартынов: 102-я РВБ в Гюмри и силовой паритет минимизируют вероятность новой карабахской войны

Алексей Мартынов: 102-я РВБ в Гюмри и силовой паритет минимизируют вероятность новой карабахской войны

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов в интервью АрмИнфо рассуждает о последних трендах в российско-американских отношениях. Делится соображениями о существующих и возможных угрозах безопасности южно-кавказского региона.

 

28 февраля глава МИД России Лавров и госсекретарь США Керри отметили необходимость серьезных усилий по соблюдению установленного 27 февраля перемирия всеми сторонами конфликта в Сирии. Какими представляются перспективы сирийского миротворческого процесса Вам?

 

Не думаю, что процесс поддержания перемирия в Сирии будет простым. Участниками конфликта в Сирии кроме официальных легитимных властей в Дамаске и откровенными террористами ИГ также являются порядка двух десятков группировок из так называемой оппозиции. Кто-то уже присоединился к перемирию, кто-то еще нет и, конечно, непросто контролировать такое перемирие с множеством участников, и в то же время никто не допустит ослабления силового давления на ИГ - на террористов. Отделение их от остальных представляется задачей не простой. В общем, все сложно.

 

Мюнхенские договоренности по Сирии, как минимум, продемонстрировали наличие по данному вопросу консенсуса между Москвой и Вашингтоном и, соответственно, НАТО. Не считаете ли Вы, что последние сирийские тренды ведут в направлении полного фиаско потуг Турции по наращиванию присутствия и влияния как в Сирии, так и ближневосточных делах, даже несмотря на членство в НАТО?

 

Я не думаю, что соглашения не проецируются прямо на НАТО и на Турцию, в частности. Хотя, конечно, в определенном смысле США говорят от всех стран НАТО, но я думаю, что у Реджепа Эрдогана на сей счет есть свое особое мнение и он его транслирует.

 

Россия, Иран, Турция, Саудовская Аравия довольно глубоко увязли в эпицентре охваченной хаосом территории Большого Ближнего Востока – Сирии. Меж тем, американских военных в Сирии практически нет. Вы не усматриваете в этом парадокса?

 

Американцы научены горьким опытом проведения наземных операций в Афганистане и Ираке, и конечно в Сирии они готовы воевать только чужими руками.

 

Последние договоренности по Сирии и переговорный процесс между США и РФ в целом продемонстрировал, что в Вашингтоне понимают, что как-то договариваться с Москвой все же придется. Какими представляются перспективы российско-американских отношений Вам?

 

Думаю, что некоторое противостояние последних лет в российско-американских отношениях связанно с тем, что США в англосаксонской манере формировали для себя комфортную переговорную позицию. Мир меняется - и в этих новых условиях возвращения России на геополитический Олимп американцы хотят конечно договориться, что называется, «на берегу». Другое дело, что у них свои задачи и интересы прямо противоположные интересам России по ряду моментов. Конечно мы в итоге договоримся - глобальной войны не будет. Другое дело, что для усиления переговорных позиций США вполне могут «подзуживать» региональные тлеющие конфликты, в том числе к таким относится Карабахский вопрос. Риск есть, но все-таки наличие российской военной базы в Гюмри и поддерживаемый РФ силовой паритет между сторонами карабахского конфликта делает такую вероятность минимальной.

 

Южный Кавказ довольно близок от эпицентра нестабильности Большого Ближнего Востока. Является, ли на Ваш взгляд, ближневосточный хаос угрозой безопасности в регионе, и каким образом нестабильность может быть перенесена на Южный Кавказ?

 

Нам с вами этого бы очень не хотелось. Но риск разжигания радикально-исламистской смуты в Закавказье есть. И в первую очередь в зоне риска находится соседний с Арменией Азербайджан.

 

Недавно генсек ОДКБ Николай Бордюжа заявил, что целью российского военного присутствия в Армении является отнюдь не Турция. Какие объективные военно-политические причины имеет продолжающееся наращивание Москвой военной мощи на территории Армении, если Вы, конечно, согласны с формулировкой Бордюжи?

 

Как я уже ответил выше, главная задача российского военного присутствия в Армении это обеспечение силового паритета и гарантии безопасности всего региона Закавказья. Что успешно реализуется. В Закавказье уже много лет нет войны и это в том числе заслуга России.

 

Поставки российских вооружений в рамках 200 миллионного кредита Армении в очередной раз продемонстрировали приверженность Москвы политики поддержания военного баланса и, соответственно, статус-кво 1994-го между сторонами карабахского конфликта. Чем, не Ваш взгляд, обусловлена подобная заинтересованность Москвы?

 

Москва заинтересована в прочном мире в Закавказье. Москва запустила интеграционный, экономический проект ЕАЭС, куда вошла Армения, и куда, как я убежден, в той или иной форме будут вовлекаться и другие страны региона.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
6435
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням