Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 24 Ноября 2016 15:42

Давид Степанян

Лариса Алавердян: Правовой произвол в Армении нужно отменять снизу, не дожидаясь отмены сверху

Лариса Алавердян: Правовой произвол в Армении нужно отменять снизу, не дожидаясь отмены сверху

Директор Института права и политики, первый омбудсмен Армении Лариса Алавердян в интервью АрмИнфо рассуждает об изменениях в сфере защиты прав человека в последние два десятилетия. Причинно-следственной связи между правовой незащищенностью граждан и оттоком населения из Армении. Комментирует влияние последних инициатив правительства на ситуацию в республике, возможность проецирования демографических проблем на разрешение карабахского конфликта.       

 

Вы были первым Защитником прав человека Армении в нулевые. Что изменилось в сфере защиты прав человека за прошедшее десятилетие?

 

Могу сказать, что сегодня мы не ближе к правовому государству, чем были 10-15 лет назад. Квинтэссенция заключается в этом. Конечно, говорить, что ничего в Армении не меняется, было бы оскорбительным для общества. И в сфере государственного обслуживания, действительно делается масса вещей. Однако, прежде всего, я отмечу снижение статуса социальных, экономических и культурных прав от конституционного до законодательного уровня имевшее место в результате реформирования Конституции Армении. И отныне как граждане, так и омбудсмен лишены права обращения в случаях решений судов в Конституционный суд с целью проверки судебного вердикта на соответствие Конституции. Для меня лично это весьма существенно. Думаю, что это было сделано с целью вывода проблемы бедности, являющейся одним из вопиющих случаев нарушения прав человека, из поля конституционной подсудности. Как результат проблема бедности отошла в Армении на очень дальний план. И все это происходит в ситуации, когда бедность в Армении весьма динамично растет. И, конечно же, не последнюю роль во всем этом сыграли политические права граждан. На мой взгляд, законы об избирательном праве граждан Армении, прежде всего, должны быть внятными и соответствующими восприятию общества. Они не должны оставлять места для сомнений. Но Армения почему-то взяла на вооружение одну из самых сложных избирательных систем в мире, я уже не говорю про идею второго тура выборов. И эта система никоим образом не соответствует существующему уровню правовой подготовленности наших граждан. И вся эта затея оппозиции с вывешиванием подписанных списков проголосовавших граждан даже не стоит выеденного яйца. Непонятно даже как с этим всем работать.

 

Вы считаете, что такая запутанная избирательная система была принята преднамеренно?

 

Я считаю, что в Армении сегодня реализуется законодательно-изощренная форма закрепления у власти той элиты, которая никак не хочет и даже не может уступить место любой другой элите. Идея ротации политической власти в Армении так и осталась не воспринятой. Однако, и тут есть путь для выхода. Я, конечно, не склонна считать, что существующая власть вдруг протрезвеет и вспомнит о давно назревшей необходимости своей замены. Однако, замена поколенческая внутри все той же правящей силы вполне возможна, более того, неминуема. И эта замена не будет носить исключительно возрастной характер. Это будут совершенно иные люди, с иными взглядами. Я считаю, что у нас уже выросло поколение, которому противно “брать в лапу”. Они знают иные методы, посредством которых можно регулировать такие вопросы.

 

Методы, применяемые на Западе?

 

Да. На Западе существует огромное пространство, где человек чувствует себя защищенным. И на базовом уровне о своей защищенности люди даже не задумываются. Я, конечно, не надеюсь, что коррупция у нас опустится до западного уровня. Однако, обеспечение базовых прав - обязанность власти, которую она не выполняет. Как результат основной причиной массового исхода населения из Армении является именно незащищенность его прав. Уезжают отнюдь не люмпены, а люди, которым есть что терять и которые не хотят отдавать свой кусок хлеба другим. И исход населения из Армении является отнюдь не производной социально-экономической ситуации. Напротив социально-экономическая ситуация есть следствие правовой незащищенности малого и среднего, семейного бизнеса. И любой человек стремящийся быть экономически независимым, немедленно сталкивается с проблемой правовой незащищенности. И выбор, перед которым его ставят, лежит между люмпенизацией и отъездом из Армении. И сегодня отсутствие независимых судов уже стало для нас непосильным бременем. И сегодня есть насущная необходимость в появлении в Армении механизмов способных пресекать системные недостатки судебной системы. Два последних премьера громко охнули при виде сумм направляемых их госбюджета для удовлетворения решений ЕСПЧ по нарушениям права собственности в пользу граждан Армении. Есть нарушения прав человека присущие практически всем странам мира. А есть нарушения постыдные, позорные для страны. В нулевые людей, имеющих недвижимость на Северном проспекте и улице Бюзанда, власти сначала принуждали ее продать, а потом удерживали с них же 10%-й налог на прибыль. И я, будучи Омбудсменом, неоднократно об этом говорила. И проблема была решена лишь после обращения этих отчаявшихся людей в различные аккредитованные в Армении посольства. Так вот, власть прекрасно знает, когда она нарушает права человека самым постыдным образом, умышленно. И говорить, что право собственности в Армении сегодня защищено, также не приходится.  

 

Назовете возможные пути выхода?

 

Начнем с того, что работы в Армении в сфере защиты прав человека сегодня больше чем желающих работать и работающих. И это относится не только к власти, но и к общественности в целом. Опять-таки лет 15 назад энтузиазма было гораздо больше. Меж тем я считаю, что поиск путей выхода, прежде всего, должен осуществляться самим гражданским обществом, учитывая что власти чего то себя лишать в обозримом будущем явно не захотят.   

 

То есть правовой произвол нужно отменять снизу, не дожидаясь пока его отменят сверху?

 

Однозначно. Я считаю, что гражданское общество не делает и 10% того, что обязано делать, а не только может или должно. И даже тут уже сложились групповые интересы каких-то общественных организаций, неумелость мобилизоваться на гражданские акции. А активная протестная борющаяся масса крайне мала и непоследовательна. В 1988-м я своими глазами видела, к чему привел энтузиазм гражданского общества. Ведь именно в его результате Карабах сегодня армянский.

 

Вызвавшая возмущенный отклик общества, 1000-драмовая инициатива власти как-то слабо укладывается в фактически уже начавшуюся предвыборную кампанию парламентских выборов. Неужели “наверху” не просчитали ее последствий или же и это было сделано преднамеренно?

 

Люди возмущены отнюдь не тем, что надо помогать армии, а тем, что власть не делает параллельные шаги в том же направлении. Сегодня все забыли, как в конце 80-х люди отдавали последнее, будучи уверенными в справедливости идеи “миацума”. Я абсолютно не воспринимаю слова уже пожилого депутата-республиканца о Божьем суде для армейских воров. Да Божий суд будет, но тогда для чего мы содержим власть? Может нам лучше обойтись без них? Поэтому общество раздражает сама примитивность формулировок, звучащих из властного лагеря. Общество сегодня ждет возвращения хотя бы части наворованного хотя бы на нужды армии, чтобы добавить к этому свой вклад. И, в конце концов, законодательное удержание сумм у граждан на нужды армии даже отдаленно не попахивает либерализмом, о котором так много разглагольствует власть. Я очень удивилась, когда в парламенте это законопроект был принят в первом чтении, так как это можно было прекрасно сделать без закона. Думаю, что необходимость этих средств сегодня действительно есть и армии они действительно нужны. Однако, в этом же законе должно быть четко прописано кто и как будет контролировать их расходование. Общеизвестно, что денег у нас немало, просто их неправильно расходуют, мягко говоря. И после поступлений этой 1000 драмов от граждан, в армии их больше не станет именно по этой причине. Мне кажется, что инициатива была представлена столь неуклюжим, не внушающим доверия способом ввиду отсутствия управленческих навыков. На самом деле все лежит на самом дне. Власть опять пошла самым легким путем, отталкиваясь от своего казарменного опыта управления. И те же упреки “как же ты не хочешь помочь армии?” откровенно отдают рабисом. Эти деньги действительно нужны, но их мало собрать, нужно их еще правильно потратить. И в условиях отсутствия прозрачности схемы их трат, отсутствия желания возвратить хотя бы часть награбленного, данная инициатива власти лишь поднимает еще на один уровень недовольство общества. Могу предположить, что подобная беспечность объясняется их уверенностью в очередной победе на предстоящих 2 апреля парламентских выборах. 

 

Проблемы с демографией, экономикой, ростом внешнего долга, безработицей продолжают прогрессировать на фоне не стихающей угрозы нацбезопасности Арцаха и Армении со стороны Азербайджана. Апрельская война это наглядно подтвердила. На что еще надеется власть, если не на договоренности, о которых нам неизвестно?

 

С 1996 я испытываю чувство убежденности в том, что снижение численности населения Армении носит запланированный характер. Это адресная, целенаправленная политика и если нужно я могу это доказать как прямо, так и концептуально. Не бывает так, чтобы планировалось одно, а годами реализовалось противоположное. Целью подобной политики является “разгрузка” армянского общества от людей активно стремящихся к изменениям и получение легкоуправляемой массы. Что же касается Карабаха, то у властей есть убеждение, что одной Армении этой проблемы все равно не решить, поэтому лучше иметь по возможности меньшую протестную группу населения. И решать карабахский вопрос, даже Армянский вопрос, к примеру, с Россией. И в этом контексте, властям неважно будет в Армении миллион или три миллиона населения. И известные слова Тиграна Саркисяна о миграции в бытность его премьером – лишнее тому подтверждение. Я также считаю, что тот пакет, который сегодня лежит на столе карабахских переговоров, однозначно направлен на сдачу территорий. Собственно, об этой же сдаче твердит во всех своих последних интервью и Серж Саргсян.             

 

А где гарантии того, что после сдачи каких-то территорий Азербайджану Россия нас, мягко говоря, не сольет?

 

Единственная гарантия в том, что Нагорный Карабах ей нужен в том виде, в котором он сегодня существует. А Армения для России – это территория где она останется даже если от нее уйдет Азербайджан, к примеру, к Турции. А разговоры о сдаче 5 районов Арцаха для Москвы – дополнительные нити, при помощи которых можно держать Баку в узде. Игра России с Азербайджаном посредством разыгрывания карабахской карты продолжается, и будет продолжаться до тех пор, пока в российской колоде не появятся другие козыри. И нашей власти нужно решать эту проблему именно в этих условиях, решать, не дожидаясь условий лучших, а не создавать для себя подушки безопасности, угождая России, Западу, кому угодно, но только не собственному народу.     

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ
Ashot
Все поправки нужно сделать с головы. Не нужно изобретать велосипед.

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
5734

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням