Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Понедельник, 10 Октября 2016 16:04
Давид Степанян

В Вашингтоне предпочитают видеть “крайнего” по Карабаху в Москве, используя любые ее промахи в своих интересах

В Вашингтоне предпочитают видеть “крайнего” по Карабаху в Москве, используя любые ее промахи в своих интересах

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» (Баку) Ильгар Велизаде в интервью АрмИнфо рассуждает о последних тенденциях в разрешении нагорно-карабахского конфликта, комментируя последние тренды в политике сверхдержав в отношении его сторон. А также делится своим видением относительно перспектив влияния конституционных реформ в Армении и Азербайджане на переговорный процесс по Карабаху. Говорит об основных вызовах нацбезопасности Азербайджана.      

 

Оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М» встали на баланс Минобороны РА далеко не вчера. Чем, на Ваш взгляд, могла быть обусловлена их демонстрация именно на параде, приуроченном к 25-летию независимости Армении? И какими геополитическими расчетами могло руководствоваться российское руководство, передавая-продавая Армении комплексы, которые до этого не продавались никакой иной стране?   

 

Сложно в действительности утверждать, когда именно были поставлены эти комплексы Армении, поскольку официальной информации на сей счет практически нет. Есть лишь заявления отдельных лиц, отношения к которым может быть различным. В частности, не далее как в июне нынешнего года появилось интервью генерального директора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова изданию «Коммерсантъ-Власть», в котором он утверждал, что ракетные комплексы «Искандер» находятся в списке продукции, запрещенной к экспорту. Возможно, какие-то изменения в российской позиции произошли после июня, и Армения получила «Искандеры» накануне парада. Известно, что тема поставок вооружения Армении была в центре визита главы Армении С. Саргсяна в Москву в августе текущего года, нельзя исключать, что появление этого комплекса на параде в Ереване стало следствием этих переговоров. Так или иначе, произошло то что произошло. Я думаю, что после усилившейся критики России с армянской стороны, Москве необходимо было показать, что она в одинаковой степени сотрудничает в военно-технической сфере как с Азербайджаном, так и с Арменией. Демонстрация «Искандеров» могла бы соответствовать этим целям. Что до намерений Еревана показать наличие этого комплекса, то, вне всякого сомнения, это было сделано для демонстрации собственных военных возможностей и с целью повлиять на Азербайджан. Хотя, вряд ли эта цель может считаться достигнутой. Во-первых, потому, что всем понятно, что одними «Искандерами» вероятную войну не выиграть, а во-вторых – как гласит пословица «и на старуху бывает проруха». Последнее непосредственно относится к, по всей видимости, устаревшим и адаптированным на экспорт машинам.

 

На днях госсекретарь США Джон Керри выразил убежденность в том, что “условия для преодоления конфликта между Азербайджаном и Арменией вокруг Нагорного Карабаха еще не сложились”. Керри также заявил, что основной причиной, мешающей урегулированию, является неготовность лидеров Армении и Азербайджана. О чем, на Ваш взгляд, может свидетельствовать подобная позиция Госдепа и отражает ли она истинное положение дел вокруг карабахского конфликта?

 

Позиция, по-моему, больше отражает видение и подходы американской стороны к конфликту. Обозреватели часто говорят об удивительном единодушии участников трио сопредседателей МГ ОБСЕ в отношении нагорно-карабахского конфликта, имея ввиду то, что их принципиальные расхождения по многим вопросам и темам международной политики не отражаются в процессе взаимодействия в рамках Минской группы. При этом упускается из виду то обстоятельство, что единодушие это скорее кажущееся, чем фактическое. Никто не заинтересован в войне, но это не значит, например, что Вашингтон устраивают его позиции на Южном Кавказе и он будет с таким положением мириться. «Неготовность» лидеров Армении и Азербайджана, о которой говорил Керри, прикрывает  неготовность или неспособность США предложить новую повестку для процесса урегулирования. В Вашингтоне внимательно следят за текущим процессом и не хотят в него, что называется, «впрягаться», чтобы не превратиться в крайнего, при возможных неудачах. Здесь предпочитают видеть «крайнего» в Москве и использовать любые возможные промахи России в своих интересах. Впрочем, такая политика не нова и в этом нет ничего удивительного.

 

После постапрельского всплеска дипломатической возни вокруг карабахского урегулирования вновь наступило некоторое затишье. Поделитесь Вашим, наиболее возможным сценарием дальнейших перспектив урегулирования с учетом прошедших в Армении и Азербайджане референдумов по реформированию Конституции. 

 

Я думаю, что конституционные реформы в Азербайджане имеют более опосредованное отношение к развитию переговорного процесса, чем конституционные реформы в Армении. В Азербайджане нет признаков борьбы за власть, в Армении они очевидны. Позиции азербайджанских переговорщиков выглядят согласованными и неизменными, позиции армянских переговорщиков сильно коррелируют с изменчивой общественно-политической ситуацией внутри страны. В этих условиях качественные характеристики договаривающихся сторон весьма разняться. Получается, если хотите, дисбаланс в подходах и в оценке ситуации и как следствие ухудшение условий для переговоров. К слову сказать, в связи с кадровыми перестановками в армянском правительстве, нам до последнего не было точно известно, продолжит ли Налбандян представлять Армению в переговорном процессе, или это будет другой политик, представляющий интересы иных политических сил во внутривластной элите. Сегодня этот вопрос снят. Но, внутриполитические процессы в Армении настолько турбулентные,  что ситуация находит свое отражение и во внешней политике, в частности влияет на процесс урегулирования. Так что, образно выражаясь, армянская внешняя политика образца весны-лета и внешняя политика образца осени могут сильно отличаться. Что касается затишья, то в сложившейся ситуации, это затишье перед новой бурей. Надо понимать, что ситуация с апреля не поменялась, хотя было приложено немало усилий для этого, а поскольку условия для возобновления военных действий остаются неизменными, их возобновление является лишь вопросом времени.

 

Поделитесь Вашей оценкой относительно целей очередного реформирования Основного закона Азербайджана и перспектив их претворения в жизнь.

 

Надо отметить, что в последнее время в Азербайджане были предприняты серьезные шаги в направлении институциональных реформ, в значительной степени модернизирующие институты управления, приводящие их в соответствии с целями и потребностями текущего момента. Так еще в декабре прошлого года был принят закон «О публичных юридических лицах» в соответствии с этим законом функции органов исполнительной власти четко отделялись от функций юридических лиц публичного права. Стал происходить процесс разграничения функций и полномочий в рамках существующей системы управления, осуществляться пересмотр уставов и положений о деятельности целого ряда организаций. И, наоборот, в Азербайджане появились новые органы управления, наделенные функциями юридического лица публичного права. Следует учесть и то обстоятельство, что данный процесс проходит на фоне значительных экономических реформ призванных переориентировать экономику страны в соответствие с необходимостью развития ненефтяного сектора. Сказанное создает необходимость приведения существующих институтов управления в соответствии с меняющимися требованиями. То, что сегодня предлагается властями Азербайджана вполне соответствует практике усовершенствования методов управления в различное время применявшейся во многих странах. Для Азербайджана, ставящего задачу обеспечить эффективный транзит к постнефтяной модели развития, важно синхронизировать экономические реформы с институциональными, таким образом, чтобы они способствовали основным целям развития общества. При этом, важно знать, что предложенные поправки касались не только усиления президентской власти, они охватывают также сферы имущественных отношений, прав человека, целый ряд других вопросов. То есть речь идет о наборе поправок в основной закон, которые предусматривают придание новой динамики и политическим и социально-экономическим процессам, выстраиванию новой устойчивой конструкции, в рамках которой могло бы развиваться азербайджанское общество.

 

Что помимо карабахского конфликта сегодня является основной проблемой мешающей развитию Азербайджана? Очертите основные угрозы и вызовы нацбезопасности страны?

 

Проблемы безопасности действительно тревожат наше общество, но они решаются без последствий для стабильности политической системы. Это факт, подтвержденный лишний раз референдумом. Среди приоритетных задач, помимо решения нагорно-карабахского конфликта на передний план сегодня выдвигаются вопросы обеспечения эффективной трансформации политических и социально-экономических институтов в соответствие с новыми условиями. Эти условия определяются как процессами, идущими в мировой и региональной политике, так и процессами, идущими в мировой экономике. Снижение мировых цен на энергоресурсы, укрепление доллара по отношению к другим, в том числе и региональным валютам, оказывают существенный эффект внешнего давления на все страны нашего региона. Вдобавок весьма сложные и противоречивые процессы в мире, противостояние России и Запада, усиление элементов соперничества между региональными игроками за сферы влияния ставят Азербайджан в положение буферной страны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня основной задачей является обеспечение национальных интересов в той степени, чтобы не только позволить сохранить положительный потенциал, накопленный в предыдущие годы, но и нарастить его в новых условиях. Рост религиозного экстремизма, необходимость расширения взаимодействия с партнерами, и увеличения набора средств для борьбы с ним, создают условия для сближения таких разных игроков как Россия, Турция, Грузия, Иран. Азербайджан в этих условиях выступает в качестве естественной площадки для сотрудничества, что приводит к развитию трех и многосторонних форматов, при неизменном участии Баку.

 

Вопрос может звучать парадоксально, но, тем не менее, какие геополитические и геоэкономические факторы, на Ваш взгляд, могли бы соответствовать общим интересам Армении и Азербайджана в обозримом будущем?        

 

Азербайджан и Армения находятся в пределах единого геополитического пространства. По большому счету география выступает в качестве непреложного условия для взаимодействия двух стран. Именно попытка изменить эту географию, точнее границы, стали причиной конфликта между Азербайджаном и Арменией. В Армении часто говорят, что возврату к прошлому быть не должно, имея в виду невозможность сохранения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана. В Азербайджане ситуация видится по- другому. Здесь считают, что право на землю имеют те, кто на ней проживал и которых, не спрашивая их на то отношения, лишили возможности жить на ней и определять ее дальнейшую судьбу. Сегодня Армения и Азербайджан пытаются существовать в новых политических условиях со старым грузом. Возможно, это и не будет выглядеть парадоксальным, но пока мы не решим наши старые проблемы мы не сможем двигаться вперед, так как нам бы этого хотелось.

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ
Манвел
Мне нравится логичность Ильгара. Но с достижениями Азербайджана особенно будущими он явно переборщил. А в целом неплохо.

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
7165

 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням