Հայ  Рус  Eng
 Лента новостей


 Четверг, 25 Августа 2016

Давид Степанян

Наблюдать за тем как русский медведь опять выбирает ботву вместо репы и корешки вместо вершков грустно и больно, но поделать с этим ничего нельзя

Наблюдать за тем как русский медведь опять выбирает ботву вместо репы и корешки вместо вершков грустно и больно, но поделать с этим ничего нельзя

Экс-глава МИД НКР, независимый аналитик Арман Меликян в интервью АрмИнфо комментирует и анализирует последние договоренности между Ираном и Россией. Говорит о роли Турции в данных процессах, степени ее важности и функциях выполняемых в рамках сотрудничества с Западом. Перечисляет наиболее актуальные и глобальные проблемы российской политики, называя вероятные методы их разрешения.      

 

 

 

Ситуация вокруг использования Россией военной базы на территории Ирана наглядно продемонстрировала неоднозначность договоренностей Москвы, Тегерана и Баку, начало которым было положено в апреле. Оцените степень важности и перспективы инфраструктурного проекта “Север-Юг” и возможные региональные импульсы в связи с его возможным задействованием.

 

 

В вопросе использования ВКС России военной базы в Иране что-то пошло не так изначально. Я представляю, насколько трудным было для официального Тегерана принятие решения по предоставлению российской стороне возможности нанесения авиаударов по инфраструктуре ИГИЛ с авиабазы в Хамадане. Мало того, что я не припоминаю случая, чтобы иранское руководство разрешало вооруженным силам иного государства использовать свою территорию для организации военных операций против какой-либо третьей стороны, так еще к этому следует добавить и то весьма щекотливое обстоятельство, что в данном случае лидеры ИРИ санкционировали авиаудары, бомбежки единоверцев – мусульман-суннитов христианской Россией. Уверен, что на принятие такого решения иранской стороне понадобилось немало времени – в Тегеране вообще не любят спонтанных решений. А вот на то, чтобы прекратить дальнейшее сотрудничество в этом вопросе хватило, практически, суток. У меня складывается впечатление, что между сторонами были очень жесткие, не подлежащие малейшему отклонению, договоренности, которые российскими военными или политиками были нарушены. Либо ВКС России что-то не то разбомбили - не там и не в согласованное время, либо российский агитпроп раструбил что-то, о чем следовало молчать в тряпочку. Очевидно, что в данной ситуации официальный Тегеран, сильно рискуя, пошел навстречу пожеланиям Москвы и очень быстро был разочарован действиями российских партнеров. Вопрос оси Москва-Баку-Тегеран, как мне кажется, напрямую не связан этим провальным эпизодом в российско-иранском военном сотрудничестве. И России, и Ирану необходимо вывести Азербайджан из сферы тотального военно-политического влияния Турции и в этом их общий интерес. Другое дело, что без поддержки Ирана Россия сегодня не в состоянии в одиночку решить эту задачу. То есть, российская сторона впервые за последние двести с лишним лет, была вынуждена искать поддержку Ирана для продвижения своих интересов на Южном Кавказе. А это означает, что и Иран получил новую роль и новые права в нашем регионе с одобрения и при поддержке России.

 

 


 

Можно ли предполагать, что попытка задействования Россией военных объектов на территории Ирана является очередным шагом, направленным на сдерживание, а теперь уже и изоляцию Турции. Является ли это возможностью для предотвращения прямого вовлечения Турции в кавказские дела, в частности карабахское урегулирование, и евразийские проекты к чему Анкара стремится достаточно давно 

 

 

 

Для нынешнего руководства России актуальнейшим вопросом является предотвращение расширения военно-политического, экономического и этнокультурного влияния Турции восточнее определенной заключенными в 1921 году Московским и Карсским договорами линии границы, ставшей после 1922 года советско-турецкой. Правда, совершенно ясно, что с потерей позиций в Грузии, у России шансы нулевые, даже если удастся на время и при поддержке Ирана закрепиться в Азербайджане. Это изначально дохлый номер – брешь на Южном Кавказе уже проделана и вернуться к старой модели обеспечения своих интересов и безопасности на этом направлении российскому руководству не удастся. Эффективные контрдействия Кремлю удастся предпринять лишь в случае фундаментального пересмотра своих базисных мировоззренческих подходов, а такого желания там пока не наблюдается.

 

 

 

Несмотря на последовавшее за попыткой военного путча резкое ухудшение американо-турецких отношений, Запад в целом и НАТО в частности продолжает применять в отношении Турции политику “кнута и пряника”, характеризуя Турцию как “ценного для НАТО партнера”. В чем, на Ваш взгляд, сегодня заключается ценность Турции для Запада

 

 

 

 

На Западе для Турции роль уже прописана и в ближайшие 8-10 лет Анкара будет послушно и рьяно эту роль исполнять. И это вне зависимости от того, как она себя будет официально позиционировать по отношению к Вашингтону, Лондону, Брюсселю или Иерусалиму. Хотя президент Эрдоган порой и кажется со стороны дешевым балаганным актеришкой, однако, в действительности, это выдающийся политик-манипулятор, умеющий в нужный момент проявлять силу или казаться слабым, способным ради достижения поставленной цели идти и на унижения. То, как он смог, не принося официальных извинений, замять инцидент со сбитым российским бомбардировщиком, дорогого стоит.

 

 

 

 

По оценкам многих ваших западных коллег, Россия сегодня является для Запада конвенциальной и гибридной угрозой, в отличие от нетрадиционной и асимметричной угрозы, которую представляет ИГИЛ и т.п. “организации”. На Западе, таким образом, продолжают видеть главную угрозу для себя именно в России. Чем это в реальности обосновано, на Ваш взгляд и нет ли в этом мифов  

 

 

Для России также на Западе прописана роль и это роль глобального политического изгоя, которого будут травить, но не забивать насмерть. Вынужден повториться – российская политическая верхушка оказалась на мировоззренческом уровне неспособной к защите и продвижению государственных интересов страны и вместо того, чтобы смотреть вперед и строить будущее, свернула себе шею назад и активно пытается воспроизвести прошлое. Именно поэтому Москва предсказуема в своих действиях и те, кто каждый раз ставит ее перед выбором, заранее знает практически наверняка, что русский медведь опять выберет ботву, вместо репы и корешки, вместо вершков. Наблюдать за этим грустно и больно, но и поделать с этим ничего нельзя.

 

 

Имеет ли право на жизнь точка зрения, согласно которой фундаментальной проблемой России являются, отнюдь не ее отношения и проблемы с Западом, а ее отношения и проблемы с тюркским миром Оцените ее состоятельность.

 

 

 

Проблема России не Запад или тюркский мир. Ее проблема в том, что до сих пор ее правящие круги не смогли понять разницу между новой Россией и СССР и того, как и почему именно таким образом оценивают эту разницу другие мировые центры силы. Для того, чтобы понять суть проблемы, требуется капитальная ломка своих застойных мировоззренческих кодов и стереотипов и, в результате - создание новой философской основы собственного существования. Когда делаешь это самостоятельно, то можешь рассчитывать на конструктивное обновление с вытекающими отсюда позитивными переменами и, в первую очередь, резким ростом конкурентоспособности во всех сферах жизнедеятельности. Времени для этого у России остается не так уж много. Нынешние проблемы с Западом и вырисовывающиеся в перспективе ближайшего будущего проблемы с тюркским миром являются лишь производными от нынешней мировоззренческой недееспособности российских элит.

 

  • ПРОЧИТАТЬ ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Нет комментариев

Имя*
Эл-почта
Текст*
  
7600
 Интервью
 Комментируемие
 Поиск по дням